1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2170

Инновации в стиле джугаад

В современной экономике приобретает известность сформировавшийся в Индии принцип создания инноваций в стиле джугаад — умение находить простые, дешёвые, конкурентные и зачастую неожиданные решения в неблагоприятных условиях. Либо, опираясь на известные технологии, вырабатывать незамысловатые решения проблем, позволяющие удовлетворять спрос небогатого в основном населения. Важно подчеркнуть, что под инновациями в развивающихся странах часто подразумевается не конкретный продукт, а оригинальное бизнес-решение. Дорогостоящие идеи, которые трудно воплотить в реальность, не рассматриваются.

Дословно с хинди «джугаад» переводится как ловкая и умная импровизация. Цель — насытить рынок и обеспечить потребности огромного числа неприхотливых, в том числе бедных потребителей с ограниченными (скромными) финансовыми возможностями. Именно в таких потребителях восточные инноваторы видят рынок с огромным потенциалом роста. (www.vedomosti.ru, 27 июня 2012 г.).

Локальное лидерство и глобальная восприимчивость

«Примерим» данный принцип к России. Может показаться, что мышление в стиле джугаад не только противоположно «идеологии Сколково», но и вообще неприемлемо для нашей страны. Чтобы снять сомнения, необходимо и достаточно рассматривать оба подхода как креативные и взаимозависимые, в их взаимодействии и взаимодополнении, а не противопоставлять друг другу.

Речь ни в коем случае не идёт о патрициях и плебеях в науке и технологиях. Однако поддержка исследований и разработок постиндустриального уровня, объективно ориентированных в первую очередь на спрос «умных экономик» высокоразвитых государств, должна логично сочетаться с усилиями по углублению последовательного индустриального развития отечественной экономики.

В этом смысле провозглашённый российским руководством курс на «новую индустриализацию» означает именно достижение наибольших высот индустриальной стадии развития в целом – с одновременным «захватом» и расширением постиндустриальных плацдармов, призванных стать переходными мостиками к информационному обществу. Причём речь идёт о переходе продуманном, системном, необратимом, иными словами – реальном, а не конъюнктурно-показушном.

И если перспективные разработки а-ля Сколково имеют очевидную стратегическую, экспортную направленность «вовне», то разработки в стиле джугаад предполагают прежде всего своего рода «внутреннее потребление», в том числе на основе обоснованного «тактического импорта» идей и технологий, оборудования и производств. Первые представляют собой инновационные продукты постиндустриального уровня, разработанные в международных российских научно-исследовательских центрах, в том числе с участием иностранных учёных. Вторые также могут быть либо сугубо отечественным, либо совместным продуктом, но более современным и эффективным, чем известные российские аналоги, соответствующим в достаточной мере требованиям простоты и доступности, отвечающим возможностям и удовлетворяющим нужды массового российского потребителя.

Нелишне напомнить, что со временем стратегические разработки смогут находить всё большее применение и на российском рынке. Что касается разработок и продукции, производимой и потребляемой на внутреннем рынке, то по мере её приближения к мировым стандартам, роста конкурентоспособности и насыщения отечественного рынка вполне логично возникновение обоснованных экспортных амбиций.

Но это в перспективе. А пока в глобальном индексе инновационности, ежегодно составляемом INSEAD и Всемирной организацией интеллектуальной собственности (WIPO), Россия в 2012 г. заняла 51-е место. Индекс построен на семи группах параметров, учитывающих «исходные условия» (институты, человеческий капитал и исследования, инфраструктура, развитие внутреннего рынка и бизнеса) и «результаты» (развитие технологии и экономика знаний, результаты креативной деятельности).

На основе этих «субиндексов» рассчитываются два показателя, характеризующих соответственно место страны в общем рейтинге и в индексе эффективности инноваций. В 2012 г. была выстроена по ранжиру 141 страна, производящая 99,4% мирового ВВП, где живёт 94,9% населения земного шара. С формальной точки зрения Россия поднялась в рейтинге на пять позиций выше, чем в 2011 г. Но если бы методика не была изменена (добавлены параметры, характеризующие творчество населения стран в Интернете и экологическую устойчивость) – результат был бы хуже, чем в прошлом году (www.vedomosti.ru, 3 июля 2012 г.).

Оказалось, что по индексу эффективности инноваций, с учётом ВВП на душу населения по паритету покупательной способности, первые два места занимают Китай и Индия. Россия – на 43-м месте. Причин немало, в том числе институциональный разрыв между наукой, бизнесом и образованием, несовершенные условия ведения бизнеса, неблагоприятный инвестиционный климат и т.д.

В том, что лидерство уплывает из США в Юго-Восточную Азию, уверены и представители 668 компаний из десяти самых технологически развитых стран, опрошенные KPMG. При этом 45% из них называют Китай в качестве страны, где появится следующая Силиконовая долина. Большинство отметило, что меняются не только география hi-tech- индустрии, но и её качество: рынок становится все более жёстким и конкурентным («Финмаркет», 2 июля 2012 г.).

Как известно, существенный вклад в успешное инновационное развитие вносят компании малого и среднего бизнеса, для которых (в отличие от крупных компаний, в том числе монополий) инновации и различные оперативные нововведения – один из решающих факторов конкурентоспособности и выживаемости в рыночных условиях.

Однако согласно опросу аналитического центра газеты «Экономика и жизнь» (таб. 1) более 80% читателей (абсолютное большинство) определяют темпы развития малого и среднего бизнеса в России как неудовлетворительные либо низкие. Чтобы совершить позитивный разворот, требуются давно назревшие всесторонние преобразования, о которых в нашей стране лишь много говорят ...

Таблица 1. Темпы развития в России малого и среднего бизнеса, %

Неудовлетворительные

51,4

Низкие

33,3

Средние

7,7

Затрудняюсь ответить

4,3

Высокие

3,3

Нельзя не отметить ещё один немаловажный фактор, на который указывает нобелевский лауреат Роберт Ауманн. Слабую инновационную активность и причины «модернизационной пробуксовки» он объясняет также тем, что люди готовы отдавать часть своего дохода в виде налогов, но на 100% не хотят работать на другого (то есть на чужого дядю, www.vedomosti.ru, 3 июля 2012 г., Выделено В.Т.).

«Тупики» справедливости

Не устаём повторять, что последовательный переход к инновационной постиндустриальной экономике с «примеркой» соответствующих атрибутов возможен лишь по мере полноценного развития важнейшей составляющей индустриальной стадии – производства материальных благ, удовлетворяющих потребностям основной части населения на среднемировом уровне.

Согласно докладу «О чём мечтают россияне (размышления социологов)», подготовленному Институтом социологии РАН (ИС РАН) и представительством Фонда им. Ф. Эберта, в РФ активно формируется общество потребления. Граждане стали жить лучше, но в своих желаниях они скромны: не хотят богатства – согласны просто уйти от бедности. Мечтают о достатке 39% населения. Однако практически все, за исключением 1215% благополучных респондентов, не уверены в возможности воплощения главной мечты – о том, чтобы жить, не считая копейки («Коммерсант», 15 июня 2012 г., Выделено В.Т.).

Прошлогодний опрос аналитического центра «ЭЖ» подтверждает сделанный социологами вывод и позволяет утверждать, что большинство населения живёт от зарплаты до зарплаты (таб. 2). По этой причине многие «импортированные» и даже производимые отечественной экономикой блага цивилизации россиянам всё ещё недоступны.

Таблица 2. Какие траты вы планируете в 2011 г., %

(возможно несколько вариантов ответа)

Денег хватит только на текущие расходы

59,0

Использую на отпуск

18,6

Потрачу на образование

14,1

Приобрету автомобиль

11,5

Куплю бытовую технику

10,3

Куплю недвижимость (квартиру, дом, участок)

8,0

Другое

5,5

Вложу в ценные бумаги

3,2

Согласно ещё одному нашему опросу в 2011 г. более 45% граждан не имели счетов в отечественных банках, а более четверти – не планировали увеличение личных накоплений. В целом это 70% россиян.

О том, что ситуация не улучшается и в 2012 г., свидетельствуют данные замера индекса «Кофе с молоком», зафиксировавшего снижение объёмов потребления четырёх категорий товаров: кофе, молока, бутилированной воды и шоколада (на 8% в мае по сравнению с апрелем, а в Москве — на 10%). Социологи считают, что всё это говорит о том, что потребители стали тщательно оптимизировать повседневные расходы, выбирая наиболее выгодную цену. Прежде такое поведение было характерно в большей степени для средне- и малообеспеченных групп населения, но в мае экономный стиль потребления охватил и граждан с высоким уровнем семейных доходов — свыше 25 000 руб. в месяц на одного члена семьи (www.NEWSru.com, 5 июля 2012 г.).

Таким образом, обилие «мерседесов» и «лексусов», растущие, словно грибы после дождя, жилые комплексы класса люкс, никого не должны вводить в заблуждение. Прекраснодушные рассуждения о дне завтрашнем не должны заслонять животрепещущие текущие проблемы, которыми живёт большинство россиян.

Нельзя игнорировать историческое требование последовательного улучшения уровня жизни, доступного всем членам общества (минимально достаточного, среднего, более высокого), в качестве обязательного условия успешного продвижения к следующей цивилизационной ступени. С одной стороны, безусловные государственные гарантии каждому в соответствии с потенциалом конкретного этапа общественного развития. С другой – дополнительные рыночные возможности, определяемые личными достижениями каждого.

Гарантируемый среднемировой уровень индустриальной стадии для большинства и постиндустриальные возможности для немногих должны одновременно сосуществовать в соотношении, не угнетающем общественный настрой, а, напротив, обеспечивающем гармонию интересов, единство действий и социальный мир. В российской действительности это отсутствует.

Если национальное богатство распределено неравномерно, а получаемый доход потребляется несправедливо, то, как говорится, на голодный желудок трудно думать о прекрасном, совершать открытия, реализовывать творческие устремления, заинтересованно трудиться и настойчиво двигаться вперёд. В конечном счёте нельзя рассчитывать на «творчество народных масс».

Надо смотреть правде в глаза. Российское общество сегодня – это вовсе не успешно наступающая армия, передовые части которой оторвались от обеспеченных тылов. Общество разделилось на благополучное меньшинство, авангардные устремления и мечты которого во многом (неоспоримый факт) расходятся с общественными интересами, и неудовлетворённое своим жизненным уровнем, в значительной степени разуверившееся и плетущееся в арьергарде большинство. Бравирование роскошью и имитационные действия первых (им и так хорошо!) вкупе с «руководящими», но малоэффективными призывами власти неизбежно вызывают протестные выступления вторых (оказавшимся на задворках терять нечего). Тем более, если власть периодически сама признаёт несправедливость многого из того, что произошло и происходит…

Российский джугаад

В своё время инновационный принцип джугаад был эффективно использован мексиканской компанией Optima Energia SA, которой долго не удавалось получить приличную прибыль от продажи солнечных батарей. Когда владелец компании предложил за счёт продавца устанавливать проданные батареи клиентам, но с условием, что они будут постепенно возвращать затраты по установке из денег, сэкономленных на потреблении электроэнергии, бизнес расцвёл на глазах (www.Vedomosti.ru, 27 июня 2012 г.).

Как известно, в первую волну экономического кризиса многие развитые и развивающиеся страны успешно осуществили программы инновационных и структурных преобразований в национальных экономиках. Россия преодолевала трудности денежной накачкой финансовых институтов и системообразующих компаний-монополистов. Глубокий спад производства – без малого 8% – сомнительный рекорд среди крупных мировых экономик. Подобный результат свидетельствует о необходимости иных подходов в условиях накатывающейся сейчас второй кризисной волны.

Представляется, что принцип джугаад вполне мог бы стать одним из них. В преддверии кризиса применительно к российскому топливно-энергетическому комплексу (добыча, транспортировка, переработка) речь могла бы идти о широком применении во взаиморасчётах с иностранными партнёрами доходов от дополнительно добытого сырья и дополнительно произведённого продукта – на таком оборудовании и по таким технологиям постиндустриальной стадии, которые существенно превышают возможности отечественной промышленности.

Образно говоря, в условиях всё более ощутимой нехватки денежных средств предложить иностранным партнёрам за совместное внедрение инноваций XXI века не звонкую монету, а дополнительно получаемый ресурс, то есть пустить в дело то, к чему (объективно и субъективно) относимся нерачительно, что сейчас топчем или сжигаем, заодно загрязняя окружающую среду. А нерастраченные средства пустить на решение других насущных задач (и хорошо бы «не пилить» при этом!). Естественно, это должна быть продуманная государственная программа, обоснованно и взаимовыгодно консолидирующая усилия государства и бизнеса (национального и иностранного), но не в ущерб национальной промышленности (в частности, машиностроению).

Аналогичный подход может быть использован и для разработки предложений в других областях жизни. Понятно, что в разрабатываемых таким образом проектах логично предусматривать одновременное всестороннее освоение прилегающих территорий, соответствующих постиндустриальным требованиям (опять же экономика, инфраструктура, социальная сфера, быт, экология и др.). Последнее по определению государственная функция и ответственность.

Не устранять государство из экономики, не усиливать его административно-формальную или, того хуже, фискально-принуждающую роль, а совершенствовать эффективное стратегическое планирование в общенациональных масштабах, укреплять частно-государственное партнерство на федеральном и региональном уровне в гармонии корпоративных и общественных интересов. Одним из подтверждений успешного сотрудничества должен стать долгожданный поворот в направлении активного развития малого и среднего бизнеса, его заинтересованного взаимодействия с властью на местах.

Стратегия экспорта и тактика импорта

Применительно к российской действительности мышление в стиле джугаад позволяет сформулировать вывод о необходимости обеспечить баланс между локальным лидерством и глобальной восприимчивостью. Отсюда актуальна разработка системной, последовательной, государственной политики с чётко определёнными приоритетами, в основе которой – одновременная реализация взаимодополняющих друг друга программ.

1. Долгосрочная стратегия экспорта как локальное лидерство мирового уровня последовательное формирование системных основ постиндустриального общества через активное создание не только в России, но и за рубежом международных научных и технологических центров с российским участием и комплексную модернизацию предприятий базовых отраслей с привлечением крупнейших мировых концернов и использованием передовых технологий постиндустриальной стадии. Речь идёт о разработках и продукции, ориентированной прежде всего на внешний (во многом постиндустриальный) рынок.

2. Ограниченная целесообразными временными рамками тактика (технологического) импорта как глобальная восприимчивость для «внутреннего потребления». Она подразумевает ускоренную модернизацию российской экономики, реальный перенос более передовых и конкурентных зарубежных технологий, внедрение современного менеджмента, передачу знаний. Наконец, массовое производство для отечественного рынка продукции на уровне средних мировых стандартов.

Здесь принципиально важны и обязательны два условия. Во-первых, ключевые проекты «стратегии экспорта» и «тактики импорта» должны осуществляться системно, одновременно, взаимообусловлено и взаимно дополняя друг друга. Во-вторых, поверить в успех, который придёт завтра, можно, лишь почувствовав, что стало лучше сегодня.

Чтобы у граждан возникло стойкое желание эффективно трудиться и участвовать в преобразованиях, мало призывов и красивых слов. Необходимо создавать в стране условия для заинтересованного труда каждого, преодолевать отчуждение основной массы работников от произведённого ими дохода, формировать справедливые экономические отношения, надёжно обеспечивающие разносторонние интересы граждан страны.

Безусловная поддержка конкурентных отечественных достижений постиндустриального уровня должна сопровождаться одновременным решением исторически важной задачи – уже в ближайшие годы конкретно (а не статистически) обеспечить большинству россиян среднемировой уровень жизни, в полном объёме соответствующий возможностям именно индустриальной стадии развития.

Ведь именно такие показатели, характеризующие качество жизни своих граждан, были в целом достигнуты в ведущих государствах, когда начиналось формирование основ постиндустриального общества.

Некоторые из сформулированных предложений в той или иной степени реализуются, но субъективно, а не стратегически и объективно, выборочно, но не системно и зачастую с эгоистично корпоративных позиций, а не в безусловной увязке с государственными и общественными интересами.

P.S. Группа экспертов, работавших над обновлением Стратегии-2020, награждена орденами, медалями, правительственными грамотами. Всё было: Стратегию и критиковали, и одобряли, и плечами пожимали. Однако так и не утвердили в каком-либо качестве как президентский или правительственный документ. Судя по всему, приняли к сведению и особо не вспоминают. Но, несмотря на столь «скромный выхлоп», «награды нашли героев». Хотя это даже не джугаад…