1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1917

Доллары бегут, рубли обесцениваются, обещания становятся исполнимыми

В понедельник, 14 мая, замминистра экономического развития Андрей Клепач на заседании бюджетного комитета Госдумы представил данные министерства по оттоку капитала из России за апрель и прогноз на май — тоже мало приятного. Между тем рубль уверенно продолжал падение, что заставило многих аналитиков заговорить о возможном начале девальвации, а политологов — о том, что такая девальвация может оказаться выгодной власти, поскольку решит задачу исполнения выданных Владимиром Путиным обещаний за счет раздачи полегчавших рублей всем страждущим.

Рубль рос по отношению к доллару с начала года в полном соответствии с правилами арифметики, то есть предсказуемо реагируя на рост цен на нефть на мировых рынках. В мае он стал падать. Аналитики задумались, в чем дело.

Некоторые эксперты начали размышлять еще до подсчетов оттока за апрель. Аналитики банка HSBC отметили в своем исследовании, как сказывается на курсе рубля бегство капитала из страны: «Если отток капитала из страны останется на нынешнем уровне, а цена на нефть будет ниже отметки в 117 долл. за баррель, уже в мае рубль как минимум перестанет укрепляться, а летом начнет терять свои позиции». Это мы и видим в ускоренном варианте.

Банковские аналитики объясняют, почему рубль укреплялся с начала года. Этому способствовал профицит текущих операций, который в I квартале составил 42,3 млрд долл. (в то же время год назад профицит равнялся 30,8 млрд долл., а в IV квартале 2011 г. — 28 млрд долл.). Это вместе с повышением цены нефти и сезонным снижением импорта помогало рублю укрепляться.

Радость была недолгой. Уже по итогам I квартала был зафиксирован значительный отток капитала — 35,1 млрд долл.

Причем большую часть этих денег вывезли резиденты. Хотя некоторые аналитики пытаются списывать все на элементарный увоз прибылей или даже на уход потенциальных иностранных инвесторов. Нет, сами вывозим доллары подальше от ока власти.

Как показывает статистика, россияне предпочитают валютные вклады рублевым: доля валютных депозитов с 17,7% в феврале выросла в марте до 18,1%. Уже тогда рубль начал ослабевать. Аналитики HSBC и до доклада А. Клепача утверждали, что, если отток не замедлится, рубль продолжит падение, хотя они не просчитывали уровни возможного опускания рубля.

И вот в понедельник, 14 мая, А. Клепач заявил: «Сейчас уже за I квартал 35 млрд ушло. Отток капитала идет и в апреле, по нашей предварительной оценке, — 8 млрд долл. Видимо, будет и в мае» (цитата по РИА «Новости»).

А. Клепачу пришлось разъяснять членам бюджетного комитета азы экономики. Он сказал, что в результате более высокого оттока капитала, чем ожидалось, курс рубля существенно ниже, чем мог бы быть. Затем замминистра объяснил: «Если бы все определялось только ценами на нефть, то рубль стоил бы не 29 или 30 руб. за доллар, а 27—28 руб. Но отток капитала оказался намного сильнее, чем мы ожидали… Поэтому, несмотря на высокие цены на нефть, рубль слабее, чем ожидалось». Минэкономразвития, как и HSBC, по умолчанию признает, что основные перевозчики денег из России — резиденты.

В эти же майские дни, богатые на вести с финансовых рынков, был опубликован еще один хороший индикатор настроений всех видов и подвидов инвесторов — данные Emerging Portfolio Fund Research (EPFR) о притоке или оттоке денег инвестфондов, вкладывающих их в разные страны. Такие данные EPFR предоставляет еженедельно. По последним сведениям EPFR, инвесторы убегают с развивающихся рынков, за неделю отток из их фондов превысил 595 млн долл. Среди стран БРИКС больше всего было выведено долларов из России — 189 млн. Привлечь деньги удалось Таиланду и Гонконгу (130 млн долл. на две страны).

Таким образом, мы наблюдаем традиционное совпадение в действиях и профессионалов рынка, и простых российских граждан: все избавляются от рублей, а доллары прячут подальше.

По этому поводу аналитики «Уралсиб Кэпитал» пишут на своем сайте: «Как мы и ожидали, инвесторы продолжили выводить средства из фондов инвестиций в Россию и другие развивающиеся рынки, только еще быстрее. Экономические проблемы в Европе, риск замедления роста китайской экономики, а также общее неприятие риска (особенно в отношении развивающихся рынков) не способствуют инвестиционной активности. До тех пор, пока не будет сдвига в решении европейских проблем, а также пока не появятся новые стимулы развития мировой экономики, нынешняя мрачная картина не изменится».

Все специалисты отмечают, что никакого политического влияния на ситуацию на финансовых рынках нынче нет — выборы уже прошли, перспективы определены, политическая стабильность успешно достигнута и действующей власти ничего не угрожает, если не считать угрозой прогулки художников по бульварам при хорошей погоде.

Но все эксперты отмечают нарастание рисков, способных посодействовать ни много ни мало, но девальвации. Например, тот же А. Клепач говорил в понедельник в Думе, что его министерство склонно понизить прогноз цен на газ на 2013—2015 гг. Он рассказал депутатам, что уточнение прогноза на газ «будет вестись параллельно с уточнением прогноза цен на нефть и будет подготовлено в августе». И самое печальное, что мог сказать А. Клепач: цена на нефть в 2012 г. может оказаться ниже официального прогноза в 115 долл. за баррель, а на 2013—2014 гг., наоборот, выше прогнозов в 97 и 101 долл. за баррель соответственно и составить около 110 долл. за баррель. В общем, уже к середине недели цена на нефть оправдала надежды А. Клепача и его команды.

Вспомним, что HSBC просчитал: цена нефти ниже 117 долл. за бочку будет способствовать падению рубля. Если, конечно, не остановится вывод капиталов из России. Этот ценовой рубеж уже перекрыт в нижнем направлении на пятерочку баксов.

Меры правительства

Правительство пытается противопоставить бегству денег борьбу с офшорами и вывозом коррупционных доходов. Но эксперты прогнозируют безуспешность этих усилий.

В прошлом году, по данным ЦБ, отток капитала из России превысил 80 млрд долл. Более половины этой суммы (около 43 млрд долл.) составил возврат международных кредитов, оставшаяся часть характеризует масштабы бегства денег из нашей страны. Для сравнения: в течение 2010 г. размер оттока капитала равнялся 33,6 млрд руб., или в 2,5 раза меньше показателя прошлого года. Официальные оценки размеров оттока капитала несколько раз только с начала этого года менялись в сторону увеличения. Причем представители денежных властей всегда надеялись, что бегство капитала из страны скоро закончится. Сначала — после думских выборов, далее — после президентских, затем — с назначением нового состава кабинета министров. Представители власти говорят, что отток денег из страны носит временный характер и скоро закончится. Центробанк, в основном устами зампреда Алексея Улюкаева, обещал в мае приток капитала в Россию. В феврале 2012 г. глава Минфина Антон Силуанов прогнозировал сокращение оттока капитала из России до 40 млрд долл. по итогам года. В опубликованных на днях Сценарных условиях для формирования вариантов прогноза социально-экономического развития в ближайшие три года аналитики Минэкономразвития подчеркнули: «Несмотря на существенный отток капитала в I квартале 2012 г., оценка чистого оттока из частного сектора за 2012 г. сохранилась на уровне 15—25 млрд долл. Это означает что в оставшуюся часть года ожидается возобновление притока иностранных средств по мере восстановления уверенности мировых инвесторов и стабилизации политической обстановки внутри страны». На вопросы по этому поводу А. Клепач отвечает, что во второй половине года приток денег действительно возможен.

Оценки наблюдателей

Эти выводы ставят под сомнение эксперты Центра развития ВШЭ. «Практически все высокопоставленные чиновники ожидают разворота финансовых потоков после утверждения нового премьер-министра. Похоже, они рассчитывают на чудо, — считает эксперт Центра развития ВШЭ Сергей Пухов. — Резкий разворот финансовых потоков в Россию обычно происходил после кризиса или в результате экономического бума, как это было в 2006—2007 гг. Но этих событий российская статистика пока не наблюдает».

Положительное сальдо счета текущих операций в апреле, по оценке ученых «Вышки», практически не изменилось по сравнению с предыдущим месяцем. Снизились сальдированные показатели сразу по двум ключевым позициям — торговому профициту и неторговому дефициту, которые уравновесили друг друга. Сокращение торгового сальдо в апреле примерно на 1,5 млрд долл. вызвано сезонным ростом импорта почти до 30 млрд долл. на фоне стагнации экспорта около 50 млрд долл.

С учетом сезонного снижения отрицательного сальдо неторговых операций (услуги, доходы и трансферты) до 5 млрд долл. приток валюты по текущим операциям платежного баланса в итоге составил около 15 млрд долл. Вместе с тем в апреле в бюджет поступили средства, вырученные от размещения пяти-, десяти- и тридцатилетних купонных еврооблигаций России на общую сумму 7 млрд долл. В результате в апреле имел место чистый отток капитала частного сектора в объеме 9 млрд долл.

«Если посмотреть на динамику чистого оттока капитала за 12 месяцев, можно увидеть масштаб проблемы. Сейчас интенсивность оттока капитала из страны в годовом выражении примерно в два раза слабее, чем было в условиях кризиса (2008—2009 гг.). Однако тенденция к росту оттока весьма устойчива на протяжении более полутора лет — с сентября 2010 г.», — полагают аналитики Центра развития.

Заинтересована ли власть в том, чтобы ограничить отток денег и согласиться с укреплением курса рубля? Ответ неочевиден. По первым указам президента Путина, по всем программным документам власти выходит, что у России есть интерес к привлечению инвестиций, а не к вывозу денег. Но по всем документам видно также, что обещано денег на все возможные цели намного больше, чем может вынести бюджет. Это значит, что власть заинтересована в девальвации рубля — чтобы и слово не нарушить, и казну не опустошить. И, главное, не надо прилагать никаких усилий, достаточно не мешать эмиграции денег. И мы получим к концу года спасительную для правящей бюрократии девальвацию, причем постепенную, чтобы люди не разволновались и успели перевести сбережения в твердую валюту.