1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Промышленный рост тормознул високосно

После блестящего, по нынешним меркам, февральского роста в марте промышленное производство резко замедлилось, подтвердив правоту нерадужных предсказаний части экспертов. Но и тех, кто рассчитывал на более высокие показатели, мартовские результаты не удивили.

В I квартале этого года темпы роста промышленного производства выглядели качелями. В январе, напомним, промышленность в годовом сопоставлении выросла, по данным Росстата, на 3,8%, хотя эксперты в целом ожидали более существенного показателя. В феврале, наоборот, их удивил почти двукратный прирост темпа промпроизводства — 6,5%, а по итогам марта еще больше, но уже неприятно он озадачил наблюдателей более чем трехкратным сокращением — до 2% в годовом исчислении. Промышленный прирост минувшего марта, по официальной статистике, с 2000 г. (естественно, исключая по известным причинам март 2009 г.) стал самым мелким. Только в марте 2001-го и 2002 г. наблюдались сопоставимые значения — соответственно 2,3 и 2,6%.

Помесячная динамика минувшего квартала к предыдущему периоду выглядит так: –9,8, 0,6 и 7% фактически, 0,5, 1,6 и –1,2% — с исключением сезонного и календарного факторов. Обратим внимание, как почти зеркально отражаются показатели февраля и марта по факту и с правкой на названные факторы — ниже это используют некоторые эксперты в споре с данными Росстата.

Пока же «закруглим» прошлый квартал: относительно I квартала 2011 г. промышленность закончила с ростом на 4% — третий снизу показатель (опять же исключая январь — март 2009 г.) за 13 лет, а относительно IV квартала прошлого года — с падением на 5,5%, и по меньшей мере это не хуже результата января — марта 2011 г., когда снижение к предыдущему кварталу составило 6,1%.

По видам промдеятельности резкое торможение в марте всей промышленности обеспечили добыча полезных ископаемых и обрабатывающие производства, где в годовом выражении темпы роста производства соответственно снизились с февральских 3,7 и 6,3% до 0,8 и 2,4%. С производства же и распределения электроэнергии, газа и воды особого спроса нет — их достижения зависят не только от погоды в экономике, но и от погоды за окном.

Кстати, стоит припомнить показатели индексов предпринимательской уверенности в промышленности Росстата по итогам мартовского обследования деловой активности. Так, в добыче топливно-энергетических полезных ископаемых уверенность упала с 7 до 2% и 3 п.п. уступила уровню марта прошлого года. Приподнять общий для добычи индекс с 3 до 5% помогли добытчики не углеводородов, индекс предпринимательской уверенности которых в прошлом месяце вырос с 0 до 7%. Но что такое какие-нибудь песок с известняком против нефти и газа. В обработке индекс делового оптимизма тоже подрос на 2 п.п. — до 0% и вроде бы не указывал на резвое торможение производства.

Однако эти индексы содержат весомую составляющую субъективных оценок руководителей производств относительно обозримых перспектив, которые всегда оказываются жизнерадостнее текущих производственных будней. Данные же промпроизводства как раз отражают результат «текучки».

Другое дело, что такого результата прироста в марте многие не ожидали — консенсус-прогноз экспертов, по данным «Финмаркета», составлял 5,4% в годовом выражении, или в 2,7 раза выше итога. Тем не менее аналитики ранее указывали на разбалансировку между вялым ростом спроса на продукцию и ее выпуском, предупреждая, что в конце концов это заставит предприятия умерить его темпы. Возможно, март и стал этим «концом концов».

Вот что говорят эксперты Института проблем естественных монополий в очередном «Мониторинге состояния промышленности на основе индексов ИПЕМ»: «Тренд со снятием сезонности фиксирует стабильное разнонаправленное движение индексов производства и спроса начиная с декабря 2011 г. Примечательно, что подобная ситуация наблюдалась и в преддверии кризиса 2008 г., когда спрос на промышленную продукцию начал снижаться, а промышленные компании работали на прежнем уровне загрузки мощностей, наращивая складские остатки».

По расчетам этого института, индекс ИПЕМ-производство вырос за март к этому же месяцу прошлого года на 2,5%, а ИПЕМ-спрос — на 0,7%. Со снятой же сезонностью их динамика относительно февраля составила соответственно 1 и –0,03%.

Аналогичную оценку в мартовском промышленном бюллетене дает руководитель лаборатории конъюнктурных опросов Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара Сергей Цухло. По его словам, в марте динамика спроса на промышленную продукцию вновь продемонстрировала позитивные изменения, но очистка от сезонности оставила его в отрицательной зоне с мизерным увеличением, то есть замедлением интенсивности падения спроса. При этом дальнейшее улучшение динамики продаж сомнительно. А «данные о динамике производства (до очистки от сезонности) продемонстрировали на первый взгляд увеличение темпов роста выпуска... Однако полученный в итоге результат оказался хуже показателей аналогичных месяцев десяти последних лет (кроме, естественно, марта 2009 г.). И очистка от сезонности показала, что в марте 2012 г. темп роста производства после февральского всплеска (порадовавшего часть аналитиков и всех чиновников) вернулся к прежним низким и поэтому едва различимым Росстатом значениям. Промышленность совсем не готова наращивать выпуск в условиях вялого роста спроса, низкого оптимизма его прогнозов и роста избыточности запасов готовой продукции» — такой вывод делает эксперт.

Других аналитиков мартовское торможение роста в промышленности в тупик не поставило. Напомним, что еще по февральским итогам, в частности, эксперты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования усомнились в достоверности официальных высоких показателей промышленного роста, посчитав, что Росстат, видимо, слабо учел фактор високосного года — дополнительный день в феврале. Всплыла эта тема среди опрошенных «Финмаркетом» аналитиков и при оценке мартовской статистики.

Так, по словам эксперта Центра развития Высшей школы экономики Валерия Миронова, можно было ожидать падения промпроизводства с поправкой на сезонность, поскольку рост экономики неустойчив. И связано это в значительной мере с високосным годом и конъюнктурными временными факторами.

Александр Морозов и Артем Бирюков из HSBC указывают, что в марте этого года было меньше рабочих дней, чем в 2011-м. При этом согласно индексу PMI, рассчитываемому по данным исследования HSBC, мартовский рост в промышленности должен был остаться стабильным или даже немного увеличиться. В связи с этим они тоже считают, что Росстат, возможно, не учел эффект високосного года — лишний день в феврале, в результате февральский рост промпроизводства оказался слишком высоким, а в марте якобы замедлился.

Наконец, аналитики банка Goldman Sachs считают, что слабый рост промышленности в марте вряд ли связан с изменением тенденции — это просто «компенсация» за слишком быстрый рост в феврале.

Но дело не только в статистических тонкостях и возможных недочетах — эксперты и без этого прогнозируют продолжение низкого роста, хотя новым кризисом не пугают. В правительстве с этим согласны — Минэкономразвития понизило прогноз на 2012 г. и по росту экономики в целом, и по промышленности в частности.

Добавим, что с 1999 г., по данным Росстата, в апреле относительно марта промпроизводство, как правило, по факту сокращалось, исключением из него стал только 2000 г. (+3%).

Динамика производства по видам экономической деятельности, %


Добыча полезных
ископаемых

Обрабатывающие
производства

Производство и распределение
электроэнергии, газа и воды


к соответствующему периоду
предыдущего
года

к предыдущему
периоду

к соответствующему периоду
предыдущего
года

к предыдущему
периоду

к соответствующему периоду
предыдущего
года

к предыдущему
периоду

2011 г.

Январь

103,5

98,6

113,5

81,7

96,6

99,6

Февраль

103,2

92,0

110,2

104,2

100,0

92,9

Март

103,1

110,5

108,6

116,0

100,8

98,1

I квартал

103,3

97,6

110,6

90,0

99,0

108,9

2012 г.

Январь

101,4

98,2

104,8

82,8

99,8

104,8

Февраль

103,7

95,1

106,3

105,7

106,7

99,3

Март

100,8

107,4

102,4

111,7

101,3

93,2

I квартал

101,9

98,5

104,4

89,8

102,6

113,5

Источник: Росстат