1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1365

Замминистра финансов Сергей Шаталов об актуальных вопросах налогообложения

В рамках круглого стола «Трансфертное ценообразование. Международный опыт: анализ и практические аспекты»1 наибольший интерес вызвало выступление статс-секретаря, замминистра финансов РФ Сергея Шаталова. Воспользовавшись возможностью лично задать вопросы замминистра, участники дискуссии вывели ее за рамки заявленной темы, обсудив актуальные вопросы налогового законодательства.

Налоговая политика сегодня и на перспективу

Замминистра начал выступление с общей характеристики налоговой ситуации в России, рассказав о предстоящих изменениях. По его словам, налоговая нагрузка на российскую экономику в последние годы стабильно составляет 36% и государство не собирается ее увеличивать для налогоплательщиков из несырьевых секторов экономики. Но не исключено, что для тех, кто работает в сырьевых отраслях, нагрузка будет скорректирована.

С. Шаталов подчеркнул, что снижение тарифа страховых взносов для большинства налогоплательщиков с 34 до 30% (плюс 10% с суммы, превышающей предельную величину базы по страховым взносам) — решение временное, на 2012—2013 гг. И в расчетах бюджета на 2015 г. заложен возврат к предыдущей системе, когда тариф составлял 34%. Замминистра сразу же обнадежил присутствующих: «Мне кажется, что к 34% мы уже не вернемся». По его словам, будут рассматриваться другие варианты с более низкими тарифами страховых взносов. Это означает, что государству нужно будет определиться со всеми параметрами пенсионной реформы, поскольку сегодня у Пенсионного фонда огромный дефицит. Для этого придется ответить на ряд вопросов: надо ли сохранять пенсионный возраст на существующем уровне, или его следует поэтапно увеличивать? Нужно ли такое большое количество категорий граждан, имеющих право на досрочный выход на пенсию? Правильно ли, что государственная пенсия назначается при стаже всего в пять лет?

Если несмотря на все принятые меры средств для пенсионной реформы не хватит, надо рассматривать самые разные варианты, например повышать НДС. В пользу повышения косвенных, а не прямых налогов говорят многочисленные исследования ОЭСР. Именно по этому пути идет Европейский союз, где многие государства повысили НДС. Пока российский НДС — самый низкий в Европе (исключение — Кипр).

Что изменится

В первую очередь изменения затронут новый раздел V.1 «Взаимозависимые лица. Общие положения о ценах и налогообложении. Налоговый контроль в связи совершением сделок между взаимозависимыми лицами. Соглашение о ценообразовании» НК РФ2, который вступил в силу с 1 января 2012 г. И хотя подготовка законодательства о трансфертном ценообразовании заняла более десяти лет, эти правила не идеальны и нуждаются как в технической, так и в сущностной правке. По словам С. Шаталова, уже подготовлено примерно 60 изменений технического характера.

Одна из самых важных поправок, затрагивающих суть новых правил, касается симметричных корректировок. Замминистра отметил, что сегодня, если исходить из закона, симметричные корректировки возможны только по инициативе налоговых органов. То есть только в ситуации, когда налоговики, обнаружив, что налогоплательщик с помощью трансфертных цен уменьшил свои налоговые обязательства, не доплатил налоги в бюджет, выставят ему требование об уплате налога и оно будет исполнено (средства поступили в бюджет), у второй стороны сделки возникнет право на симметричную корректировку налоговой базы.

В то же время в Минфине России считают, что этот механизм можно упростить. К тому же налогоплательщик теперь в силу новых правил может сам, даже не подпадая под формальные признаки взаимной зависимости, заявить, что такая зависимость существует. И у тех, кто совершает сделку по ценам, отличающимся от рыночных, должно быть право самостоятельно корректировать налоговую базу с учетом того, что налоги должны уплачиваться так, как если бы сделка совершалась по рыночным ценам.

Предполагаются уточнения и в части порядка заключения соглашений налогоплательщиков с налоговыми органами. Сегодня такие соглашения могут заключать крупнейшие налогоплательщики, чтобы минимизировать свои риски, связанные с использованием трансфертного ценообразования. Весь блок поправок, по словам замминистра, планируется обсудить в ходе весенней сессии Госдумы.

В весеннюю сессию может быть решен и вопрос об освобождении от налога держателей еврооблигаций, который буквально в последнее время приобрел особую остроту (об этом чуть позже).

Поскольку законодательство о трансфертном ценообразовании очень сложное и для налогоплательщиков, и для налоговых органов, в рамках ФНС России создано специальное управление. Скорее всего будет создана и специальная межрегиональная инспекция, которая будет выполнять техническую функцию — обрабатывать сведения, поступающие от налогоплательщиков («самодоносы», как назвал их замминистра), аккумулировать информацию, получаемую в ходе налоговых проверок (когда налогоплательщик самостоятельно не информировал налоговые органы о контролируемых сделках, но налоговики обнаружили их признаки), анализировать и обрабатывать ее.

К изменениям, которые хотя и назрели, но вряд ли будут приняты в ближайшей перспективе, замминистра причислил поправки в ст. 269 НК РФ, регулирующую признание расходов в виде процентов по долговых обязательствам. Эта статья, по мнению замминистра, требует кардинальной правки.

Первая часть упомянутой статьи не устраивает Минфин России, поскольку, регулируя расходы в виде процентов, она ничего не говорит о доходах в виде процентов, признаются ли они рыночными, как их облагать. По поводу второй части, касающейся недостаточной («тонкой») капитализации, копий сломано много. И хотя Минфин России требует от налогоплательщиков выполнения установленных правил, к самим правилам у него серьезные претензии. Вот краткий перечень претензий: статья не доработана, дискриминируют отдельные категории заемщиков, не проста в исполнении. Поэтому решать проблему нужно концептуально.

В международной практике есть два подхода к данной проблеме.

Первый подход (преобладающий). При недостаточной капитализации происходит переквалификация процентов в дивиденды, что побуждает кредитора, предоставляющего заем дочерней компании, инвестировать средства в уставный капитал.

Второй подход. Государство устанавливает ограничения на размер процентов, которые можно в течение налогового периода отнести к расходам. Если проценты превышают этот предел, их не переквалифицируют в дивиденды, а переносят на более поздний налоговый период.

Какой из этих подходов в итоге будет выбран, сегодня прогнозировать трудно.

Трудные вопросы

Участники дискуссии обсудили с замминистра широкий круг вопросов — от частных проблем трансфертного ценообразования до применения этого института в рамках Таможенного союза, от перспективы введения новых правил, ухудшающих положение налогоплательщика, задним числом до освобождения от налогов выплат по евробондам. Расскажем о ключевых моментах дискуссии.

Сделки или хозяйственные операции?

Как следует из п. 5 ст. 105.17 НК РФ, контролируются сделки, совершенные в пределах трех календарных лет. В Налоговом кодексе нет понятия сделки, поэтому, руководствуясь ст. 11 НК РФ, налогоплательщик обращается к ст. 153 ГК РФ. В ней под сделками понимаются соглашения, направленные на изменение прав и обязанностей. Сами по себе сделки не порождают налоговых последствий, они возникают из факта исполнения сделок. Поэтому, по мнению Вадима Зарипова, руководителя аналитической службы «Пепеляев Групп», под сделками, упомянутыми в п. 5 ст. 105.17 НК РФ, надо понимать операции, совершенные в течение трех календарных лет, а не сделки. Ведь сделка могла быть заключена в 2008 г., но операции по ее исполнению будут происходить в 2012 г.

С. Шаталов согласился с тем, что термин «контролируемые сделки» не самый удачный, особенно с учетом того, что появились новые методы контроля — четвертый и пятый, которые лишь с большой натяжкой можно отнести к конкретным сделкам и даже к исполнению сделок. И вопрос нужно ставить шире: что контролируется? Когда речь идет о методе распределения прибыли или методе сравнительной рентабельности, рассматриваются группа компаний и финансовый результат деятельности всей такой группы. Далее государство определяет, правильно ли участники этой группы уплатили налоги, соответствуют ли они обычной практике, когда сделки совершаются в рыночных условиях (деятельность компании ведется в рыночных условиях). И когда говорится, что у сделки всегда две стороны, это тоже упрощенный подход: сторон сделки может быть больше, а сами сделки — организованными очень сложно.

И хотя, по мнению замминистра, особых проблем с точки зрения правоприменения у налогоплательщиков в этой связи быть не должно, Минфин России готов обсуждать эту тему и рассматривать конструктивные предложения.

Появится ли методичка по трансфертным ценам?

Российское законодательство о трансфертном ценообразовании базируется на идеологии, предлагаемой ОЭСР. Эта организация разрабатывает методические рекомендации, которые применяют практически все страны. Олег Купалов, консультант по налогам и сборам I категории, озвучил вопрос, который волнует многих налогоплательщиков: планирует ли Минфин России издавать отдельные методические рекомендации, или следует обращаться к рекомендациям ОЭСР (изданы на английском языке)?

Отвечая на этот вопрос, замминистра подчеркнул, что наше законодательство по данному вопросу ориентировано прежде всего на законодательство ОЭСР. И хотя принцип «вытянутой руки» в НК РФ не упоминается, но он там фактически прописан: все методы, правила и подходы полностью соответствуют рекомендациям ОЭСР.

С. Шаталов напомнил, что те положения, которые сейчас зафиксированы в НК РФ, на протяжении нескольких лет обсуждались с экспертами ОЭСР. И в принципе они согласились с тем, что наше законодательство в значительной степени соответствует европейскому. Конечно, присутствуют и особенности, например разнообразные пороговые значения в отношении сделок, прежде всего совершаемых внутри России, особенности, связанные с применением регулируемых цен и т.п.

В Минфине России понимают, что налогоплательщикам непросто приспособиться к новым правилам. Поэтому на разных этапах продвижения законопроекта о трансфертном ценообразовании звучали разные предложения по поводу методических рекомендаций. Была идея, чтобы Минфин России издавал документ, обязательный для налоговых органов, но не обязательный для налогоплательщиков. Имела место идея поручить Минфину России (или правительству) издавать инструкции, обязательные и для налоговых органов, и для налогоплательщиков. Но у депутатов возникли опасения в отношении того, что Минфин России (или правительство) получат слишком большие полномочия по регулированию. И сегодня в законодательстве о трансфертном ценообразовании ничего не говорится о методических рекомендациях.

По словам С. Шаталова, Минфин России начнет формировать методические рекомендации фрагментарно, то есть по мере возникновения проблем, описывая подходы, которые, с точки зрения ведомства, правильные. Минфин России будет их обобщать, чтобы получилось что-то вроде руководства по трансфертному ценообразованию, аналогичное рекомендациям ОЭСР. В то же время, подчеркнул замминистра, мы ориентируем и налоговые органы, и налогоплательщиков на то, что руководство ОЭСР конечно же главный документ для понимания, как должны строиться налогообложение и контроль на предмет соответствия цен.

Налог с доходов держателей евробондов

Тему налогообложения доходов держателей еврооблигаций поднял Рустам Вахитов, руководитель налоговой практики группы компаний International Tax Associates. Эта тема активно обсуждается в последние несколько дней после обнародования разъяснений Минфина России3 и вызвала живейший интерес у участников дискуссии. Главный вопрос: как будет решаться проблема налогообложения доходов по таким облигациям — через изменение отечественного законодательства (например, понятие бенефициарной собственности появилось в национальном законодательстве Украины) или через изменение соглашений об избежании двойного налогообложения?

С. Шаталов согласился с тем, что обсуждаемый вопрос действительно взорвал информационное пространство в этом году, хотя упомянутое письмо Минфина России датировано 30 декабря. Он также пояснил суть проблемы и ее возможные решения.

Еврооблигации — важный инструмент, с помощью которого наши банки выходят на международные рынки заимствований. Чтобы привлечь средства, банки используют специальные юридические лица — Special Purpose Vehicle (SPV), учреждаемые в других государствах. И цель SPV — не уход от налогов и даже не их минимизация, а получение удобной юрисдикции, позволяющей использовать не российское гражданское законодательство, которое пока недостаточно гибкое и не позволяющее в полной мере удовлетворить возможных инвесторов — держателей евро­облигаций, а возможность апеллировать к международному законодательству и законодательству других государств. Именно SPV формально является в большинстве случаев эмитентом еврооблигаций.

В то же время правоспособность SPV ограниченна. Такие компании осуществляют эмиссию еврооблигаций, размещают их среди инвесторов и перечисляют полученные средства российской компании, которая по сути является заемщиком по этим еврооблигациям, например размещая данные средства на депозитах, принадлежащих заемщику. Затем заемщик — российская организация выплачивает процентный доход по еврооблигациям. И он через те же самые SPV возвращается к эмитентам, которые и распределяют его между владельцами облигаций. Достаточно простая схема.

Минфин России по поводу процентного дохода, дивидендов и многих других выплат, в отношении которых предусмотрено российским налоговым законодательством удержание налогов у источника выплаты и возложение на него функций налогового агента, последовательно, еще с 2006 г. придерживался одной и той же позиции. Надо обращать внимание при удержании/неудержании налога на то, кто является конечным получателем и фактическим получателем таких доходов, и принимать решение. Здесь очень важна юрисдикция того лица, которое получает эти доходы, ведь у России разветвленная сеть соглашений об избежании двойного налогообложения с другими государствами (более 70 действующих соглашений). И ставки налогов на проценты, на дивиденды очень сильно отличаются по соглашениям с разными государствами. Это может быть и 0, и 5, и 10, и 15%.

Может ли определить собственника/конечного получателя такого дохода российская компания — заемщик или SPV? Да, может, потому что, как правило, есть депозитарий, в котором определены собственники этих бумаг, и понятно, кому выплачивается доход. Можно определить, по крайней мере формально, юрисдикцию и налоговое обязательство, считает замминистра.

По словам С. Шаталова, многие российские компании этот налог не удерживали, апеллируя к соглашениям об избежании двойного налогообложения. SPV учреждались главным образом в трех юрисдикциях. Это Люксембург, Ирландия и в меньшей степени Нидерланды. Со всеми этими государствами есть соглашения, по которым процентный доход облагается в России по нулевой ставке. Но Минфин России никогда не считал, что SPV — тот самый фактический получатель доходов, который в модельной конвенции ОЭСР называется beneficial owner (бенефициарный собственник). И все разъяснения и комментарии министерство давало ровно в рамках существующей модели.

Да многие государства через национальные законодательства устанавливают специальные правила в отношении налогообложения процентного дохода либо по любым долговым обязательствам, либо по европейским облигациям, но это именно норма национального законодательства. Речь идет или об освобождении доходов от налогообложения, или об освобождении заемщика от обязанностей налогового агента. Но в России пока таких правил нет. Нужны они? Скорее да, чем нет. Особенно с учетом того, что мы готовимся к тому, чтобы сформировать в Москве международный финансовый центр. Следовательно, система налогообложения и налогового администрирования у нас не должна быть хуже, чем в других государствах, где такие центры функционируют давно, надежно, правильно. Поэтому мы готовы вводить в национальное законодательство правила, которые бы снизили остроту проблемы.

1 Организован 3 февраля Палатой налоговых консультантов.

2 Введен Федеральным законом от 18.07.2011 № 227-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием принципов определения цен для целей налогообложения».

3 Письмо Минфина России от 30.12.2011 № 03-08-13/1.