1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Партнеры поневоле

Бизнес не должен заниматься политикой. Дело бизнеса — заниматься бизнесом. Организацией производства, повышением эффективности, производительности труда, выплатой зарплаты и налогов. Но при этом, чтобы занять достойное место, бизнес должен держать высокую марку социальной ответственности.

Впервые задуматься о социальной ответственности бизнесменов призвал Президент, поставив еще в 2003 году задачу победить бедность. Почему бы и нет? Участие бизнеса в социальных программах работает на репутацию компании, улучшает ее имидж. Компания становится узнаваемой. Это, в свою очередь ведет к росту капитализации и повышению прибыльности. Но, как и многие другие здравые идеи, идея партнерства бизнеса и государства в социальной политике приобрела уродливо-бюрократическую форму еще в начальной стадии ее воплощения.

В странах с развитой экономикой компании, осуществляющие социальные программы, часто получают от государства определенные привилегии, например в налогообложении. У нас это не принято. Стимулов для участия в социальном партнерстве не существует. Более того, социальная ответственность была транслирована властью в своеобразную формулу: отказ от налоговых льгот + обязательная благотворительность + финансовая поддержка «правильных» политических партий. И эта сомнительная формула была поддержана в регионах. Грань между социальным партнерством и социальным принуждением оказалась чрезмерно тонкой…

  • В Санкт-Петербурге бизнес призвали вносить средства в фонд «спасения города».
  • Во многих городах Московской области созданы и фонды города, куда бизнесмены отчисляют ежеквартально деньги.
  • В Орловской области каждая администрация имеет собственный внебюджетный фонд. Созданы фонды поддержки при управлении внутренних дел, структурах МЧС и пр.

«Правильно организованное социальное партнерство — это не просто сдача денег куда-нибудь. Это в том числе и право контролировать, как эти деньги использованы, — считает Антон Данилов-Данильян. — Когда нет контроля, тогда можно говорить о принуждении. Это не мое личное мнение. Это — мнение многих предпринимателей, экспертов, аналитиков».

Принуждение может быть разным. В широком смысле слова социальная ответственность бизнеса предполагает заботу о качестве продукции или услуг.

Если предприниматель изначально выделяет средства на цели, им не разделяемые, — экологический контроль, проведение тест-программ, если он не просто соблюдает технические требования, а добивается более высокого качества своего продукта, — это, вне сомнений, социальная функция.

Если же предприниматель и целей «пожертвований» не разделяет, и бизнесу его никакой пользы — вот это уже прямое административное давление, понуждение к социальной активности. Явление, полностью искажающее саму идею и надолго отбивающее даже самое искреннее желание что-либо сделать для людей. И с этим необходимо бороться. Как?

Желательно на два фронта. С одной стороны, с помощью аппарата контроля полпредов Президента в федеральных округах. С другой — вовлекая в этот процесс социальноактивную общественность. Группы людей, объединенных общей задачей. Они могли бы выступить в роли владельцев своеобразных «почтовых ящиков», куда каждый «пострадавший» сможет опустить свою жалобу. Накопив достаточно фактов, можно выступить с протестом. Именно накопив, потому что одному предприятию «подставляться» небезопасно. А когда «нагнули» кучу — тогда не страшно. В качестве публичного истца можно добиться многого: от публичного скандала до импичмента, объявленного местному князьку. И нет сомнений, что такие процессы пойдут в недалеком будущем. Если же их начнут подавлять, тогда возникнет кризис доверия. Кризис доверия власти. Из истории же мы знаем, что власть, потерявшая доверие гражданского общества, обречена.