1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1810

Параллельный импорт: чего следует бояться импортерам

ГК РФ определяет как контрафактный не только фальсифицированный товар. Контрафактным может стать любой товар, правомерно маркированный товарным знаком, выпущенный в гражданский оборот за пределами Российской Федерации, ввезенный на территорию нашей страны не самим правообладателем, не на основании договора с ним или без его специального согласия (п. 4 ст. 1252, ст. 1484 и 1487 ГК РФ).

Параллельным импортом называют оригинальные товары, маркированные с разрешения правообладателя его товарным знаком, ввозимые на территорию другой страны не дистрибьюторами, не правообладателем, а иными лицами без специального согласия правообладателя. Иными словами, это подлинные товары, импортируемые по другим, параллельным, каналам, о которых правообладатель может и не знать.

Почему параллельный импорт вне закона

В России проблема параллельного импорта возникла в 2002 г. после того, как в законодательство о товарных знаках были внесены поправки (согласно Федеральному закону от 11.12.2002 № 166-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации „О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров“» была изменена редакция ст. 4), закрепившие национальный принцип исчерпания прав. Позднее этот принцип был подробно регламентирован частью четвертой ГК РФ (ст. 1487 и др.).

Отметим, что в мировой практике используются два основных принципа исчерпания исключительных прав правообладателей — национальный и международный.

В первом случае исключительные права правообладателя на товарный знак признаются исчерпанными только при введении товара в оборот внутри данного государства. Этот принцип действует в России.

Исходя из международного принципа правообладатель, продав свой товар в любой стране, утрачивает право указывать новым собственникам, как в дальнейшем распоряжаться этим товаром. Новый собственник вправе по своему усмотрению перемещать товар через границы, вводить его в гражданский оборот на территории других стран и проч.

В 2003 г. ФТС России создала Таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности. Правообладатели смогли вносить в реестр сведения о своих товарных знаках и лицах, получивших разрешение использовать эти знаки (перемещать через границу, вводить в оборот). После этого таможенники легко выявляли импортеров-нарушителей, приостанавливали выпуск товара, задерживали товар и информировали правообладателей о случаях нарушения их прав.

Как КоАП РФ оставили в стороне

До недавнего времени по заявлениям правообладателей, заинтересованных в ограничении/пресечении параллельного импорта в Российскую Федерацию, таможенные органы возбуждали дела об административных правонарушениях в отношении неуполномоченных импортеров по ст. 14.10 КоАП РФ. Правда, арбитражная практика была неоднозначной. Президиум Высшего арбитражного суда РФ 3 февраля 2009 г. пересмотрел в надзорном порядке так называемое дело PORSCHE CAYENNE S (импортера этого автомобиля привлекли к административной ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ). Президиум ВАС РФ, отменяя принятые по делу акты нижестоящих судов, указал лишь, что автомобиль не содержал признаков незаконного воспроизведения товарных знаков и по ст. 14.10 КоАП РФ может быть наложен штраф с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака (поддельный товар). При этом в постановлении № 10458/08 высшая судебная инстанция буквально истолковала только понятие незаконного использования товарного знака, приведенное в ст. 14.10 КоАП РФ (незаконное размещение чужого товарного знака на ввозимых товарах), не приняв более широкое толкование, приведенное в ст. 1484 ГК РФ.

Что взыскивают по ГК РФ

К административной ответственности за ввоз параллельного импорта уже не привлекают. Но, поскольку в нашей стране действует национальный принцип исчерпания прав, переход, например, к импортеру права собственности на товар не влечет одновременно перехода или предоставления покупателю прав на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации, выраженные в этих вещах (товаре). У правообладателей имеется весьма действенный инструмент для неуполномоченных импортеров.

К гражданско-правовой ответственности привлекаются не только импортеры, но и предприниматели и компании, осуществляющие розничную продажу товаров параллельного импорта (постановления Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.01.2011 по делу № А55-15562/2010, ФАС Северо-Западного округа от 14.12.2010 по делу № А21-3526/2010 и от 06.04.2011 по делу № А21-3525/2010). Кстати, анализ этих и иных судебных актов, принятых по аналогичным делам, показывает, что, удовлетворяя требования правообладателей о запрете ответчикам совершать действия по ввозу, хранению, введению в гражданский оборот товаров, маркированных товарным знаком, суды считают возможным существенно снижать суммы компенсаций. Так, в двух из указанных выше дел правообладатель обращался с исками к индивидуальному предпринимателю и ООО, осуществлявшим розничную торговлю продукцией, маркированной товарным знаком Wellа. В исковых заявлениях помимо прочего содержалась просьба о взыскании компенсаций в размере 300 000 руб. — с предпринимателя и 700 000 руб. — с юридического лица. Но итоговые суммы компенсаций, указанные в судебных решениях, составили 60 000 и 120 000 руб. соответственно.

Как определяют убытки

Гражданско-правовая защита исключительных прав на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним (п. 1 ст. 1252 ГК РФ). При незаконном использовании товарного знака правообладатель вправе по своему выбору требовать от нарушителя либо возмещения убытков, либо выплаты компенсации (от 10 000 до 5 млн руб.) Причем вопрос об определении размера компенсации оставлен на усмотрение суда, который должен определить сумму исходя из характера нарушения (п. 4 ст. 1515 ГК РФ). В совместном постановлении пленумов Верховного суда РФ и ВАС РФ от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» сказано, что компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения. Правообладатель освобождается от бремени доказывания размера понесенных убытков. Рассматривая дела о взыскании компенсации, суд самостоятельно определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. В соответствии с п. 4 ст. 1515 ГК РФ и указаниями п. 43.3 вышеназванного постановления № 5/29 суд может взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже минимального предела. При определении размера компенсации учитывается не только характер нарушения, но и срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя. Решение должно приниматься исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Карт-бланш правообладателям

Итак, «характерной особенностью правового режима использования товарного знака является почти полное отсутствие ограничений исключительного права правообладателя. Единственным таким ограничением, предусмотренным законодательством, является указание об исчерпании исключительного права (ст. 1487 ГК РФ), в соответствии с которым не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия». Эта цитата из постановления ФАС Северо-Западного округа от 12.02.2010 по делу № А56-20519/2009. В данном деле импортер вез маркированные товарным знаком UVEX средства индивидуальной защиты (рабочие каски и очки). Товар приобретался у эстонского посредника, купившего продукцию непосредственно у производителя (владельца товарных знаков UVEX). Правообладатель обратился в арбитражный суд, который признал незаконность действий импортера и удовлетворил стандартные требования о взыскании компенсации и запрете ответчику совершать любые действия по введению в гражданский оборот маркированных товарным знаком UVEX товаров.

В судебных актах, принятых по этому делу, суды первой, апелляционной и кассационной инстанций также стандартно сослались на ГК РФ, в том числе на п. 2 ст. 1484 ГК РФ. В нем не содержится исчерпывающего перечня способов осуществления исключительного права на товарный знак, но достаточно полно определен круг действий по использованию товарного знака, совершение которых другими лицами без разрешения правообладателя означает нарушение исключительного права последнего и влечет ответственность. Доводы импортера, что правообладатель уже получил доход, продав товар эстонской фирме, а истец не понес никаких убытков от импорта товара в Россию, не были приняты во внимание. Отвергли и довод о злоупотреблении зарубежным производителем правом, ведь в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются. Напомним, что в ст. 10 ГК РФ под злоупотреблением правом понимается осуществление прав с исключительным «намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах», в том числе злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Резюме

Легальная монополия правообладателей благодаря закреплению в законодательстве национального исчерпания прав способна привести и фактически приводит к возникновению неравенства участников гражданских отношений. Законодатель, с одной стороны, установил экономически необоснованные и даже абсурдные ограничения правомочий собственников, а с другой — представил правообладателям неоправданно широкий спектр прав, в частности по контролю российского товарного рынка. Легальный монополист (правообладатель), получая право устанавливать объем импорта, ассортимент импортируемых товаров, а также влиять на процессы ценообразования в РФ, имеет полную свободу действий при установлении тех или иных дискриминационных условий в отношении разных стран и даже разных регионов одного государства. Соглашаясь или отказывая в праве на импорт, определяя его условия, а также условия введения товаров в оборот, правообладатели могут существенно влиять на конкуренцию. Действующие в России законодательные ограничения способны повлечь и влекут ограничения конкуренции на товарных рынках, а последствия полного запрета параллельного импорта негативно скажутся на конкуренции и приведут к монополизации товарных рынков ограниченным кругом лиц. Это помимо прочих отрицательных последствий способно вызвать увеличение цен.