1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1623

Экономика и дополнительность

Немного физики и др…


Как известно, принцип дополнительности Нильса Бора применяется для описания квантовомеханических явлений, позволяя, в частности, объяснить поведение микрообъектов одновременно как частиц и как волн (корпускулярно-волновой дуализм). Символично, что знаменитый учёный не случайно и не раз высказывал мнение, что рамки действия данного постулата не следует ограничивать одной лишь физикой. По своей фундаментальной, общефилософской сути он допускает гораздо более широкое толкование – не только сугубо физическое, но и относящееся к иным явлениям и процессам (химическим, биологическим и др.).

В той же физике рассматривают детерминистские и вероятностные закономерности в качестве дополняющих друг друга при описании физической картины мира. В биологии – взаимное дополнение процессов наследственности и изменчивости в ходе эволюционного развития живых организмов. В общественном развитии – выделяют дополняющие друг друга эволюционные (постепенные) трансформации и революционные (скачкообразные) преобразования.

Примеров – не счесть. Но в одних случаях такая особенность, имманентно присущая явлениям и процессам, реализуется объективно и в сбалансированном (адекватном) соотношении, в других – зависит от самого субъекта (его сознания, воли, понимания, желаний…). В реальности это означает, что использование принципа дополнительности за пределами физики может способствовать объективному выстраиванию целостных, сбалансированных связей и отношений, сокращая риск их недооценки или неоправданного расширения одних в ущерб другим.

Аналогичные выводы следуют и применительно к процессам, происходящим в современной экономике. Вот лишь некоторые из них, взятые из недавнего прошлого и подтверждающие сказанное:

1. В конце 80-х – начале 90-х годов прошлого столетия сначала в СССР, а после его распада – в России происходили ожесточённые дискуссии о путях экономических преобразований под лозунгом «или план, или рынок». Они отражали бытовавшее в российском обществе убеждение в непримиримой противоположности (антагонизме) этих двух составляющих. Безусловно, планирование как один из экономических инструментов «разрослось» чрезмерно, а после придания ему неоправданного идеологического наполнения было превращено в основополагающий, доминирующий компонент социалистического хозяйства, постепенно доведённый до абсурда.

А следовало сосредоточить усилия на поиске оптимальных форм и отношений, обеспечивающих подвижный баланс между планом и рынком, обоснованным госзаказом и дополнительной продукцией, производимой предприятием с учётом рыночного спроса. Между государственным и частным секторами в экономике, регулируемыми ценами и рыночным ценообразованием (фактически тоже регулируемым, но не государством, а рыночным «спросом-предложением»), конкуренцией и сотрудничеством и т.д. Причём не в противопоставлении, а во взаимодействии и взаимозависимости составляющих – их взаимной дополнительности, преодолевающей естественные противоречия развития.

2. Когда маятник всесторонних перемен резко качнулся в противоположную сторону, по той же ущербной логике развал плановой экономики довершился конфликтом гражданского общества и государства. Конфликт сопровождался тотальным изгнанием последнего из всех сфер жизнедеятельности, общественным хаосом, деградацией власти, реальной угрозой потери суверенитета и распада России в 90-е годы и др. А следовало сосредоточиться на выявлении и формировании взаимосвязей между ними, органично дополняющих друг друга, выработке «правил игры», определении «сфер влияния» и баланса интересов между обществом и государством. В их дополнительности, взаимодействии, взаимосвязи как структурообразующих элементов общественной системы.

3. «Авральная приватизация» была призвана решить политическую задачу стимулирования необратимого перехода от советского социализма к капитализму западного типа через разгосударствление собственности и её «раздачу» в кратчайшие сроки (как оказалось, далеко не случайным людям).

Очевидно, одностороннее «действо» проигнорировало более конструктивный и менее болезненный путь коренных преобразований. Путь, исключающий «шоковую терапию», но предусматривающий последовательное формирование рыночных компонентов, взаимозависимых, органично дополняющих друг друга: конкурентную среду, адекватное законодательное обеспечение, институциональные преобразования, создание необходимой инфраструктуры. И т.д. Словом, поэтапную приватизацию, неотъемлемыми дополнительными факторами и критериями достижения целей которой (ещё без малого два десятилетия назад!) должны были как минимум стать реальные инвестиции в экономику, модернизация производства, освоение конкурентной продукции. Не случилось… Российская экономика обрела свои, отличные от других экономик мира, черты. Увы, не внушающие оптимизма и не вселяющие уверенности в будущих успехах.

Дополнительность по-американски

У американцев самая большая экономика в мире, в разы превосходящая экономику России. У американцев самое сильное в мире государство. Экономика США – наиболее либеральная экономика в мире. Власть США (от президента до мэра небольшого городка) авторитетна и, безусловно, управляет страной, контролирует ситуацию.

Не кажется ли странным и парадоксальным, что в рыночной стране № 1 власть, как говорится, «с кулаками», а государство не только стоит на страже конституции и демократии, прав собственности и гражданских прав, но и в любой момент, если нужно, готово защищать (и защищает) свои интересы и интересы общества любыми эффективными способами? Конечно, оно не лезет ни в карманы, ни в постель к гражданам. Не третирует частыми (вымогающими!) проверками бизнес, не вмешивается без нужды в его дела, не диктует, что и как делать, – ни утром, ни днём, ни вечером, ни ночью. При этом, как само собой разумеющееся, гарантирует своим гражданам достойный уровень социальной защищенности, назначает разумные налоги и осуществляет необходимые реформы (естественно, не всеми и не всегда одобряемые, но в целом воспринимаемые в обществе как достаточно справедливые). Но это становится возможным, только когда государство и гражданское общество, государственное регулирование и рыночный либерализм взаимно дополняют друг друга, а не находятся в вечном противостоянии и противоборстве…

Безусловно, понадобились десятилетия, чтобы достичь нужной степени понимания и гармонии в общественных отношениях, сбалансировать в целом компоненты социально-экономической системы, чтобы «американская мечта» не только вдохновляла, но и чаще становилась былью для жителей страны. Даже, невзирая на то, что в мире выросло не только число друзей Америки, но и её недругов…

В ведущих странах мира власть, бизнес и общество стремятся «слышать и видеть» друг друга, строить отношения с учётом интересов всех участников. Дополняя взаимную деятельность таким образом, чтобы обеспечить оптимальное соотношение общественного и индивидуального результата, в наибольшей степени сокращая его неопределённость, исключая односторонние действия и предотвращая тем самым возможный ущерб в различных формах. Словом, реализуя фундаментальный принцип дополнительности…

Дополнительность по-российски

Приведём несколько общеизвестных примеров, свидетельствующих, что по большому счёту принцип дополнительности в российской экономике не работает.

Достаточно упомянуть неравномерное распределение ежегодно производимого национального богатства, усиливающее социальную дифференциацию в обществе, его поляризацию и потенциал конфронтации. Если частная собственность на средства производства и общественный характер самого производства есть неотъемлемые, дополняющие друг друга сущностные условия современной рыночной экономики, то, следовательно, и доход, произведённый дополняющими друг друга участниками данного процесса, также должен быть справедливым и сбалансированным.

В развитых странах эту особенность чутко уловили, стимулируя приобретение акций различных компаний работниками, дополняя их собственный доход как работников труда ещё и доходом как работников капитала. Тем самым, снижая, предвосхищая и предотвращая опасность социальной напряжённости в обществе.

Нельзя сказать, что в России недооценивают фактор мотивации. Скажем, Сбербанк выплатил членам правления в 2010 году порядка 1 млрд рублей. По данным опроса около 1000 респондентов в 9 крупнейших городах страны, проведённого в ноябре 2010 года кадровым агентством Kelly Services, более 70% менеджеров рассчитывают на бонусы по итогам прошедшего года, но лишь 40% компаний планируют их выплатить. Завышена ли самооценка самих исполнителей или руководство компаний занижает оценку – в данном случае не суть важно. Принципиально другое – полнота удовлетворения материального интереса работника.

Совершенно справедлива фраза Германа Грефа о том, что один из серьёзнейших мотиваторов для топ-менеджеров и бизнесменов – это заработок. Точно знаем, что и для чиновников. И для политиков. И для представителей всех других профессий. Вот только десятки миллионов непосредственных производителей материальных и духовных богатств страны перебиваются «с хлеба на воду» даже по официальной статистике.

«Работающие бедные» сомнительное российское «ноу-хау», свидетельствующее о явной недооценке важности сбалансированности и дополнительности в таком животрепещущем вопросе, как оплата труда, доходы. Индексации, разовые выплаты, бесчисленные льготы – малоэффективные подачки, подтверждающие впечатление, что в России в этом направлении серьёзно не думают. А ведь речь идёт об объективных, набирающих силу общественных процессах, с вызреванием которых «ручное управление» может и не справиться…

Приведём более простой и насущный пример. Как известно, налог на добываемую нефть (НДПИ) привязан к мировой цене. И это справедливо. Но облагается налогом вся добываемая нефть, а не только та её часть, которая идёт на экспорт. Итог ощущают все российские автолюбители – с ростом мировой цены растёт стоимость бензина на наших бензоколонках. Конечно, это упрощённый взгляд, но разве не более логично, чтобы в НДПИ обязательно присутствовали дополняющие друг друга составляющие – привязанные отдельно к экспортируемым объёмам и направляемым для переработки на отечественные предприятия? И разве при этом не возникло бы больше стимулов для более глубокой переработки и производства высокотехнологичной продукции, от возросшей стоимости которой и бюджет получил бы достойную долю в виде налогов?

Ещё пример. В проекте Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года «ИННОВАЦИОННАЯ РОССИЯ-2020», разработанной Минэкономразвития РФ, обоснована смешанная стратегия развития, предусматривающая элементы стратегии лидерства в некоторых сегментах… и догоняющую стратегию в большинстве секторов экономики и промышленности (См. Выбор редактора. Стратегия-2020 – издание второе). Иными словами, дополняющие друг друга составляющие стратегического развития российской экономики, чего не было ещё совсем недавно – в предыдущей разработке четырёх-пятилетней давности.

Правда, подобное достижение можно отнести только к исходной концептуальной части проекта, и то с определёнными оговорками. Так, нельзя не согласиться с утверждением, что догоняющий путь развития означает массовое заимствование рядовых для мирового рынка, но передовых по российским стандартам технологий…масштабное перевооружение и модернизацию в промышленности, что позволит российским предприятиям по используемым технологиям выйти на средний уровень развитых стран. И далее: важнейшая мера содействия их инновационному развитию – поддержка импорта важнейших универсальных современных технологий (эпитет «важнейший» дважды использован в одном предложении в самом проекте).

Казалось бы, следовало тут же оговорить, что давно назревшее решение об импорте передовых технологий не означает прекращения или «волевого» (административного) ограничения импорта готовых товаров.

Ведь производство многих из них действительно экономически невыгодно развивать в России. Например, некоторые виды зарубежного (в частности, китайского) ширпотреба – качественного и дешёвого, заполонившего требовательные западные рынки, массово производимого по передовым технологиям (не путать с подделками «неизвестных китайских мастеров»). То же относится и к отдельным видам высокотехнологичной продукции. Конечно, многое целесообразно производить непосредственно в российских регионах, создавая рабочие места, попутно формируя необходимую инфраструктуру. Но ведь не всё и не везде.

Таким образом, развивая в проекте идею догоняющего развития, следовало чётко сформулировать критерии обоснованного, сбалансированного импорта, состоящего не из противоречащих (по целям и последствиям), а непротиворечиво дополняющих друг друга компонентов, предусматривающих как технологический импорт, так и импорт готовой продукции. Это и был бы один из значимых компонентов государственной экономической политики, формирующей долгосрочную перспективу и чёткие ориентиры бизнесу (национальному и международному).

Оглядимся вокруг. Отсутствие подобного подхода характерно не только для теории и практики российской экономики. Это – системная проблема, обстоятельство, весьма тревожащее и словно напоминающее о дополняющих друг друга элементах старинной русской пословицы, не раз воплощавшейся в действительность: как аукнется – так и откликнется!

У принципа дополнительности в самом деле более глубокая и поучительная история.

P.S. Ещё одно подтверждение сказанному – муссируемые в СМИ слухи о проекте создания по итогам предстоящих в декабре выборов в Госдуму двухголового конституционного большинства из представителей дополняющих друг друга партий – «Единой России» и «Справедливой России». Следовательно, издержки от доминирования одной «партии власти» становятся недопустимо большими.