1. Главная / Новости / Прямая речь 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| прямая речь | печать | 478

Пётр Толстой (ЕР) (об утечке персональных данных россиян с государственных сайтов): в РФ нет эффективного механизма защиты прав граждан в таких случаях

Загрузка плеера

Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Я пообещал продолжить мысль Владимира Вольфовича Жириновского. Я так понимаю, что Владимир Вольфович говорил о том, что нужно смотреть в будущее, быть бдительным и заниматься собственной страной.

Я хочу вам сообщить, что буквально на днях в общий доступ попали персональные данные 2 млн граждан России, в том числе паспортные данные членов правительства, вице-премьеров, министров, заместителей министров статс-секретарей, вице-спикера Государственной Думы, нашего с вами коллеги Александра Дмитриевича Жукова. Все эти данные оказались открыты в общем доступе. Речь идёт о персональных данных, которые вытекли за пределы восьми государственных систем. Это не сворованные хакерами данные, это системы реестра Минфина, Минюста, Минтруда, электронные торговые площадки.

Это говорит об отсутствии защиты этих данных, и, в принципе, большая часть информации о нас с вами сегодня находится в открытом доступе, её надо просто найти, систематизировать и использовать. А теперь о том, как она используется.

Значит, я думаю, что многие из вас видели или слышали об истории, как у человека... лишили его права собственности на квартиру, подделав его электронную подпись.

Имея персональные данные любого из нас, с помощью фиктивной доверенности получается электронная подпись, а дальше этой электронной подписью удостоверяются любые сделки с вашей собственностью, уважаемые коллеги, с недвижимостью, с любой собственностью граждан России.

Конкретный пример могу привести. У меня у знакомых на их сына без его ведома, с помощью поддельной электронной подписи оформили строительную компанию в Краснодаре, а потом выяснилось, что она 300 млн руб. должна бюджету. Доказать, что это не он, практически невозможно.

На сегодняшний день в РФ отсутствует механизм, эффективный механизм защиты прав граждан в таких случаях. Через суд очень сложно и крайне дорого, и проблематично.

Собственно, сначала утекают данные людей, потом утекает их собственность, деньги с банковских счетов, ну а дальше абсолютно понятно, что нужно принимать меры по защите персональных данных.

Как вы знаете, у нас существует национальный проект «Цифровая экономика», который должен работать, как не раз подчёркивал Президент России Владимир Владимирович Путин, в интересах всех граждан России. Естественно, работа этого проекта в интересах граждан России предусматривает и адекватную защиту прав граждан, их свобод, в том числе, свободы выбора, защиту их коренных интересов.

На сегодняшний день, по данным экспертов, 80% преступлений, которые совершаются в Интернете, они про деньги, они имеют экономический характер. Сейчас не надо банки грабить, не надо ничего взламывать, есть фактически менее рискованные методы – с помощью кибермошенников. По данным исследовательского центра американского, 900 млн человек из 20 стран мира в 2018 г. потеряли 172 млрд долл. Это большая сумма, это деньги, которые были у людей украдены, в том числе с их счетов, мошенничество с платежами, с картами, взлом аккаунтов в социальных сетях.

И, казалось бы, с развитием цифровой экономики жизнь наша должна упрощаться. Можно в одном месте заплатить налоги, записаться к врачу, посмотреть оценки ребенка в школе, но стремительное расширение перечня электронных услуг влечёт за собой как раз накопление вот этих персональных данных, наших с вами персональных данных граждан России.

Считаю, что сбор всей информации о человеке в одном файле – это информация, которая объединяет данные помимо паспортных о вашей собственности, ваши медицинские данные и так далее, так вот сбор всей информации о человеке в одном файле под одним, пускай уникальным, номером противоречит 5-й статье 153-го Федерального закона «О персональных данных» и является крайне опасной идеей.

Если, допустим, такой файл исчезнет, каким образом человек докажет, что он вообще существует, в отсутствие всяких бумажных документов? Паспортов нет, водительских удостоверений нет, ничего нет. Как доказать, что ты есть? А сбои такие, от них никто не застрахован. Сегодня самые передовые банковские системы, которые там изобретают умные чайники, те говорят нам о том, что у них постоянно так или иначе часть персональных данных обрушивается и утекает.

На самом деле мне кажется, что очень важно нам с вами найти всё-таки ответ на вопрос, каким образом при реализации национального проекта по цифровой экономике защитить права граждан, их интересы. Эти права гарантированы Конституцией, и я хотел бы коротко остановиться на нескольких проблемах.

Вот в феврале в Государственной Думе прошли парламентские слушания на тему «Большие данные и защита прав пользователей», мы говорили о необходимости разработки цифрового законодательства, и, мне кажется, сегодня эта проблема особую актуальность приобретает. Но мы видим стремление наших коллег, в том числе из правительства, принять рамочные законы, как можно скорее, а потом уже подзаконными актами регулировать развитие этой сферы. Это что означает? Конечно, нужно побыстрее это делать. Понятно, стремление поскорее отчитаться о реализации, хотя бы частично, законодательного обеспечения национального проекта, но при этом абсолютно непонятно, каким образом будут решены те проблемы, о которых я сказал выше: проблемы безопасности людей, проблемы наличия у них альтернативного выбора и проблемы неприкосновенности частной жизни человека.

Мне кажется, что к тем проектам, которые сейчас находятся в разработке в правительстве, в других субъектах законодательной инициативы, должны прибавиться идеи по защите интересов граждан в случае незаконного, например, использования их электронной подписи и в случае сбора и использования их данных со стороны третьих лиц.

Любая обработка данных гражданина должна производиться только с его согласия, и это согласие должно быть осознанным, добровольным и заявленным в определённом порядке. И это не означает, что человек, который такого согласия не даёт, лишается определённых благ и возможностей, такого быть не должно, и это противоречит Конституции.

Мне кажется, что мы как законодатели не имеем морального права давать в руки мошенникам вот эти новые высокотехнологичные орудия преступления.

Помимо несовершенства законодательства есть ещё одна тема, это компьютерная грамотность и доступность цифровых услуг для населения. Вы знаете, вот в цифрах отчётов всегда очень благостно звучит, что у нас везде, там во всех сельских поселениях есть Интернет, что всё это вот очень хорошо так происходит. Ну, я вам могу привести один простой пример цифрового неравенства. Почему, допустим, на рейс самолёта одной крупной компании живущий в сельской местности без Интернета, он всегда будет оказываться в последнем ряду, у туалетов зарегистрированным, потому что у него нет возможности регистрироваться онлайн. А почему у него меньше прав, чем у жителей крупных городов?

У нас очень разная страна. И если те, кто живут в городах-миллионниках, имеют сегодня доступ ко всему спектру цифровых услуг, то те, кто живут в отдалённых поселениях, в маленьких сёлах, у них не то, что Интернета, у них сотовой связи нет, они на бугор выходят и подбрасывают вверх, в небо сотовый телефон, чтобы получить смску из Пенсионного фонда.

Мы с вами должны обеспечить права всех граждан России, уважаемые коллеги, и мы не можем вот так вот просто благостно смотреть на то, каким образом эти технологии внедряются. Они должны быть доступными всем, вне зависимости от места нахождения человека.

Поэтому, мне кажется, что защита прав граждан и доступность цифровых технологий – это две проблемы, которые должны быть рассмотрены одновременно с теми прогрессивными законодательными инициативами, которые сейчас прорабатываются нашими коллегами в правительстве и в Совете Федерации.

Без этого не будет чувства справедливости. Невозможно бесконечно ссылаться на то, что эти системы и так работают в больших городах и могут заменить собой, допустим, опросы или там общественные слушания. Практика показывает, что это не так. Спасибо большое.

Выступление на пленарном заседании ГД 21 мая 2019 г.