1. Главная / Новости / Прямая речь 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| прямая речь | печать

Олег Шеин (СР) (о проекте бюджета на 2018-2020 гг.): торта для населения нет, но есть вишенка – доведение минимальной заработной платы до прожиточного уровня

Загрузка плеера

Когда обсуждают бюджет, обычно говорят про вызовы текущего года, о чём здесь как раз говорил коллега. И я полагаю, мы найдем взаимопонимание по модели «там прибавить 5 млрд, здесь эти 5 млрд найти».

Но есть смысл поговорить про макрорешения, потому что все текущие вызовы определяются общей концепцией, по которой движется страна. Если мы возьмем бюджет 2018 г., то мы увидим явные противоречия: собственные расходы федерального бюджета снижаются на полтриллиона рублей, причём обратите внимание на что? Снижаются издержки на пенсионные выплаты: минус 300 млрд трансфертов в Пенсионный фонд, и минус 1,5% запланировано в бюджете выплат по реальным пенсиям в ближайшие несколько лет. Снижается фактический размер материнского капитала, по сравнению с 2012 г. он девальвируется почти вдвое, поскольку он не индексируется. Снижаются ассигнования в программе «Молодая семья». То есть бюджет сжимается. И вместе с тем валовый национальный продукт возрастает на 5 трлн. Бюджет – минус полтриллиона, ВВП – плюс 5 трлн, бюджет в реальном исчислении – минус 6 процентов, ВВП в реальном исчислении – плюс 2%. Противоречия налицо. Я чуть позже вернусь к схеме бюджета.

Сейчас я хотел бы затронуть тему одной маленькой вишенки, которую коллега не упомянул, но про которую нам обязательно будут рассказывать этой осенью и весь следующий год, я имею в виду тему доведения минимальной заработной платы до прожиточного уровня. Поскольку торта нет для населения, но есть вишенка, и есть смысл её пообсуждать.

Так вот какая нагрузка от повышения минимальной зарплаты до прожиточного уровня предполагается? Предполагается нагрузка для федеральных бюджетов в размере 0,03%, для региональных бюджетов в размере 0,2% и для российского бизнеса, измученного ростом заработной платы, в размере 17-тысячных процента от размера национальной экономики.

Вот эти величины, иначе как микроскопическими невозможно назвать – это обсуждение ничего, пустоты. Причём на самом деле заработная плата не вырастет, поскольку в концепцию заложен ускоренный рост производительности труда по отношению к заработной плате, то есть доля заработной платы в фонд оплаты труда по отношению к национальной экономике, по предложенной концепции в ближайшие несколько лет снизится примерно на 1,5%.

Я несколько раз здесь говорил в зале, что по размеру минимальной заработной платы Россия находится по приоритету покупательной способности на 95-м месте в мире, уступая Гондурасу, уступая Кампучии, Вьетнаму, Чаду, Мавритании, вот после повышения минималки Мавританию, Вьетнам и Чад мы обгоним, а Гондурас – нет.

Почему так происходит? Может быть, на самом деле, в стране нет денег, вот о чём нам постоянно рассказывают.

Теперь самое главное. В 2011 г. доля федерального бюджета по отношению к ВВП была 20%, сейчас – 16, на следующий год запланировано – 15,7, на 2020 г. – 14,7. То есть доля национального продукта, которая идёт на развитие общества, общенациональные задачи по отношению к экономике, она из года в год уменьшается.

Понятно, что кроме федерального бюджета есть бюджеты субъектов Федерации, есть бюджеты внебюджетных фондов, там происходит то же самое: в 2011 г. их доля по отношению к национальной экономике была 32%, 35%, сегодня – 32, минус три пункта, по правительственной программе запланировано к 2035 г.у – 28%. Вот в XXI веке люди так не живут.

В этом зале много раз говорилось о том, чтобы держать современный уровень требований к обществу и к стране, необходимо, чтобы на образование тратилось примерно 5-6% от национальной экономики, плюс процент на доступную бесплатную высшую школу.

На здравоохранение – порядка 8-9%, на пенсии – 10-12, на ликвидацию безработицы – хорошее пособие по безработным и переобучение их на современные специальности – порядка 1 процентного пункта. Если всё это выполнять – большие деньги.

По образованию, медицине – плюс 4 трлн, по пенсиям – плюс 5. И возникает вопрос: откуда их взять при налоговой нагрузке – 32% ВВП их брать неоткуда, при налоговой нагрузке, запланированной правительством – 28% ВВП, их будет брать неоткуда тем более.

Что такое 32% и 28? В современном мире в развитых странах, будь-то Япония, Южная Корея, Европа или иные «тигры», налоговая нагрузка составляет на большой капитал порядка 40-50%, 40 – южная Европа, 50 – северная. В России предполагается 28, это уровень таких замечательных государств, как Ямайка, Боливия и Зимбабве. Но у нас же есть ещё и серьезные затраты на оборону, которых нет у этих стран. Если мы их уберём, то соответственно правительство предлагает налоговую нагрузку на уровне 25% к национальной экономике.

Есть в мире страна, и в России её хорошо знают, и в мире её хорошо знают, которая держит такой уровень затрат на общественные нужды к национальной экономике, 25%. Называется она Папуа Новая Гвинея. Вот там 25%. И не надо удивляться, не стоит, что если уровень затрат к национальной экономике, на общественные нужды составляет уровень сегодня Зимбабве, а дальше Папуа Новая Гвинея, то уровень минимальной заработной платы у нас будет отставать от другой известной всем страны под названием Республика Гондурас. Мы же не говорим о деньгах в натуральном исчислении, миллиардах долларов, юаней, рублей. Мы говорим о той доле экономики, которая идёт на общественное развитие.

На иногда полугласно могут возразить, что общественное благо – это гуманизм, абстракция, и если много денег тратить на него, то экономика будет стагнировать. Я не стану рассказывать про образование, это общее место, скажу пару слов про медицину.

На сегодня Россия занимает 112 место в мире по порогу смертности. По уровню смертности от сердечно-сосудистых заболеваний мы вчетверо опережаем Албанию и в 10 раз Фракцию. По оценкам ученых, исследователей, не медиков, кстати, математиков, докторов наук и академиков, при этом, в среднем, российский работник уходит из жизни на 8 лет раньше, и в среднем Россия теряет ежегодно порядка 12 трлн рублей национального продукта. Мы экономим 2 трлн на медицине, мы ежегодно теряем 12 трлн рублей на национальной экономике.

Поэтому пора развеять всю эту неолиберальную демагогию, разделяемую, к сожалению, коллегами из известной, всеми уважаемой, фракции о высоких налогах на высокий бизнес в Российской Федерации. Есть понятный тот контингент бизнеса, который на самом деле переплачивает малый бизнес, промышленное производство. В проекте бюджета предполагается увеличить ставки водного налога, акцизы, ввести увеличенные таможенные пошлины для ввоза в страну импортного машинного оборудования инвестиционного.

Но при этом 9,5 трлн рублей это налоговые подарки, налоговые льготы ежегодно 9,5 трлн. Я спрашивал у коллеги из правительства, пользуются ли льготами те предприятия и организации, которые не платят официально заработную плату людям? Пользуются. На этом мы услышали чёткий ответ и разговор о том, что давайте что-то придумаем, но не сегодня, а в другой жизни, не в этой.

Офшоры. Коллега Макаров (Андрей Макаров председатель Комитета ГД по бюджету и налогам, депутат от фракции ЕР – прим. ред.)  рассказывал о том, что в прошлом году размер капиталов вывозимых из страны уменьшился. В прошлом году уменьшился, в этом году увеличился. В том году за 9 месяцев из страны уехало 10 млрд долларов из-под налогообложения, в этом году за 9 месяцев 21 млрд долларов США. Кто вывозит? Риторический вопрос. У Роснефти 11 дочерних компаний в Голландии, Люксембурге, на острове Джерси и так далее. У «Аэрофлота» Бермуды, авиакомпания «Россия» – Ирландия, Ростехнология – Кипр и там ещё всё остальные – «Норильский никель», «Мечел», «Уралкалий», РОСНАНО, «О'Кей», «Пятерочка», «АШАН».

Минфин и Минэкономразвития полторы недели назад предлагали совершенно правильную мысль о том, чтобы запретить крупнейшим налогоплательщикам регистрироваться за пределами РФ. Предложение это было, как известно, Правительством РФ отвергнуто. Правительство РФ сказало, что не надо так поступать и сказало о том, что пусть дальше деньги уходят за пределы страны.

Официальная позиция правительства в отношении государственных компаний, чтобы они проводили сделки, минуя российские налоговые юрисдикции.

А подоходный налог? Здесь вчера буквально говорилось о том, что 20 тыс. человек в год получают порядка 4 трлн рублей, при этом 50 млн человек в год официально зарабатывают 20 трлн.

«СР» предложили ввести прогрессивную шкалу подоходного налога, на что прозвучал отказ. И политика сегодняшняя очень простая – не брать налоги с крупного капитала, ввести для него абсолютно такой налоговый рай, он не касается маленького бизнеса, не касается значительной части промышленного сектора, не касается муниципальных предприятий и тех же самых водоканалов, но крупный бизнес живет реально в налоговом раю. Он фактически сам себе устанавливает налоговые ставки, уходя за пределы российской юрисдикции в офшоры. Вместо этого правительство берёт в долг.

В прошлом году размер долговой нагрузки, долговой задолженности российского бюджета составлял 12 трлн рублей, в этом году перешагнул за отметку 15,5, в проекте бюджета предполагается, что размер долгов Российской Федерации составит 18 трлн. Вот она вся схема: работники вместо заработной платы получают кредиты, бюджет вместе налогов получает кредиты. Это вся модель, при которой, как говорят нам, в стране денег нет, давайте поделим 2 млрд к общему пониманию в рамках федерального бюджета и скажем, что у нас что-то получилось.

Именно по этой причине «СР» предлагает ввести реальную серьёзную налоговую нагрузку на крупный капитал, предлагает ввести прогрессивную шкалу подоходного налога в отношении лиц, 20 тыс. человек, получающих 4 трлн рублей ежегодно, предлагает пресечь вывоз денег в офшорные дыры, в том числе государственными компаниями, из страны, и предполагает ввести модель роста государственных расходов. Разумеется, эти мероприятия должны сопровождаться перестройкой самой экономики, налоговым поощрением вторичной переработки, о чём через изменение модели НДС регулярно наши коллеги выступают с этой трибуны. Спасибо.

Выступление на пленарном заседания ГД 13 октября 2017 г.