1. Главная / Документы / Судебные решения 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| судебные решения | печать | 272

Постановление по делу № А40-42680/14

Арбитражный суд Московского округа постановление от 21.01.2015 № Ф05-14196/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 14 января 2015 года

Полный текст постановления изготовлен 21 января 2015 года

Арбитражный суд Московского округа в составе:

председательствующего судьи Л.А. Тутубалиной,

судей: И.В. Чалбышевой, А.Л. Новоселова,

при участии в заседании:

от истца - ПО Союз Кредит Буданов С.Б., дов. от 09.06.2014, ЗАО Велес Григорьев С.А., дов. от 03.04.2014,

от ответчика - Новиков В.Л., дов. от 24.12.2014, Дьячкова М.И., дов. от 24.12.2014,

от третьего лица -

рассмотрев 14 января 2015 года в судебном заседании кассационную жалобу ответчика ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод»

на решение от 05 июня 2014 года

Арбитражного суда города Москвы,

принятое судьей Лаптевым В.А.,

на постановление от 18 сентября 2014 года

Девятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями Тетюк В.И., Овчинниковой С.Н., Стешаном Б.В.,

по иску Потребительского общества «Союз Кредит», ЗАО «Максимальный ресторан»

к ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод»

третье лицо: ЗАО «ВЕЛЕС»

о взыскании убытков и штрафной договорной неустойки, по встречному иску о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами

установил:

Потребительское общество «Союз Кредит» и ЗАО «Максимальный ресторан» в порядке статьи 46 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации совместно обратились в арбитражный суд с иском к Государственному унитарному предприятию города Москвы «Литейно-прокатный завод» (далее - ГУП «ЛПЗ») о взыскании в пользу Потребительского общества «Союз Кредит» 22 589 096,97 руб., в том числе 9 569 749,56 руб. убытков и 12 929 346,41 руб. штрафной договорной неустойки; в пользу ЗАО «Максимальный ресторан» 18 432 546,05 руб., в том числе 12 512 530,59 руб. убытков и 5 920 015,46 руб. штрафной договорной неустойки.

В порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в процессе рассмотрения дела Потребительское общество «Союз Кредит» уменьшило размер исковых требований и просило взыскать с ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод» 22 258 829,48 руб., в том числе 9 629 982,32 руб. убытков и 12 628 847,16 руб. штрафной договорной неустойки. Уменьшение Потребительским обществом «Союз Кредит» размера исковых требований судом в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принято.

Судом к совместному производству с первоначальным иском принят встречный иск ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод» к обоим истцам о взыскании с Потребительского общества «Союз Кредит» 10 518 264,47 руб. суммы неосновательного обогащения и 554 264,78 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами и о взыскании с ЗАО «Максимальный ресторан» 5 920 015,47 руб. суммы неосновательного обогащения и 278 117,39 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

В порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд принял увеличение исковых требований ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод», которое просит взыскать с Потребительского общества «Союз Кредит» 25 555 806,37 руб. суммы неосновательного обогащения и 1 344 215,70 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами; с ЗАО «Максимальный ресторан» 5 920 015,47 руб. суммы неосновательного обогащения и 282 187,40 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами с расчетом по день фактической оплаты.

К участию в деле судом было привлечено ЗАО «ВЕЛЕС» в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора.

Решением суда от 05.06.2014, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2014, первоначальный иск о взыскании с ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод» в пользу Потребительского общества «Союз Кредит» убытков в размере 9 629 982,32 руб. и штрафной договорной неустойки в размере 12 628 847,16 руб., о взыскании с ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод» в пользу ЗАО «Максимальный ресторан» убытков в размере 12 512 530,59 руб. и штрафной договорной неустойки в размере 5 920 015,46 руб. удовлетворен полностью.

Встречный иск о взыскании с Потребительского общества «Союз Кредит» в пользу ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод» неосновательного обогащения в размере 25 555 806,37 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 1 344 215,70 руб., о взыскании с ЗАО «Максимальный ресторан» в пользу ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод» неосновательного обогащения в размере 5 920 015,47 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 282 187.40 руб. удовлетворен полностью.

По результатам зачета удовлетворенных исковых требований: с Потребительского общества «Союз Кредит» в пользу ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод» взысканы 4 641 192,59 руб. Также с ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод» в пользу Потребительского общества «Союз Кредит» взысканы 38 407,35 руб. в возмещение судебных расходов по уплате госпошлины. В пользу ЗАО «Максимальный ресторан» с ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод» взысканы 12 230 343,18 руб. и 93 049,53 руб. в возмещение судебных расходов по уплате госпошлины. Взыскана с Потребительского общества «Союз Кредит» в доход федерального бюджета госпошлина в размере 57 303,90 руб. Возвращена Потребительскому обществу «Союз Кредит» из средств федерального бюджета госпошлина в размере 1 651,85 руб. Возвращена ЗАО «Максимальный ресторан» из средств федерального бюджета госпошлина в размере 0,27 руб.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 08.12.2014 произведена замена взыскателя (истца) ЗАО «Максимальный ресторан» на ЗАО «Велес» без указания мотивов и оснований замены.

Не согласившись с принятыми решением и постановлением в части первоначального иска, ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод» подал кассационную жалобу, просит их отменить в связи с нарушением норм материального права, несоответствием изложенных в них выводов обстоятельствам дела и принять новый судебный акт об отказе в иске.

В жалобе заявитель указывает на то, что требования по настоящему делу предъявлены истцами с пропуском срока исковой давности.

Помимо этого, заявитель жалобы указывает на недоказанность истцами убытков.

Также заявитель жалобы указывает на неправомерность вывода суда о применении при определении размера убытков учетной ставки ЦБ Российской Федерации.

Кроме того, заявитель жалобы указывает на то, что с ответчика одновременно взысканы неустойка и проценты за пользование чужими денежными средствами.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представитель ответчика поддержал кассационную жалобу по изложенным в ней доводам. Представители истцов Потребительского общества «Союз Кредит» и ЗАО «Велес» возражали против удовлетворения кассационной жалобы, ссылаясь на законность и обоснованность судебных актов.

Заслушав стороны, рассмотрев доводы кассационной жалобы и возражений на нее, изучив материалы дела, проверив в соответствии со статьями 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального права и соблюдение норм процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в оспариваемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции считает судебные акты подлежащими отмене в части первоначального иска в связи со следующим.

Как следует из материалов дела, между ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод» и ОАО «Центротрансстрой» были заключены договор № 25/1 от 07.07.2008, договор № 10/04/08 от 10.04.2008 и договор № 25 от 30.10.2003 на выполнение ремонтных, восстановительных работ и реконструкцию литейно-прокатного завода г. Москвы в г. Ярцево Смоленской области.

Как установили суды, ОАО «Центротрансстрой» в 2008 - 2009 годах ОАО «Центротрансстрой», а ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод» приняло работы по договору № 25 от 30.10.2003 сумму 152 254 223,82 руб., по договору № 10/04/08 от 10.04.2008 на сумму 137 044 025,71 руб. и договору № 25/1 от 07.07.2008 на сумму 14 936 441,91 руб.

ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод» объем и стоимость выполненных ОАО «Центротрансстрой» по указанным договорам работ не оспаривается.

Ко взысканию заявлены начисленные на основании аналогичных по содержанию пункта 7.4 договора № 25 от 30.10.2003, пункта 8.2 договора № 10/04/08 от 10.04.2008 и пункта 6.4 договора № 25/1 от 07.07.2008 убытки и штрафная неустойка, исчисляемые сверх взысканных в деле № А40-92847/2011 процентов за пользование чужими денежными средствами.

Иск заявлен первоначально двумя истцами на основании уступки прав требования, после рассмотрения спора в двух судебных инстанциях один из истцов заменен на нового кредитора.

Суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения требований первоначального иска Потребительского общества «Союз Кредит» и ЗАО «Максимальный ресторан» в полном объеме.

Апелляционный суд поддержал данный вывод суда первой инстанции.

Удовлетворяя иск, суд не проверил наличие у истцов права на иск, факт передачи прав требования заявленных санкций и убытков на основании договоров цессии первоначальным истцам, не дал толкование условиям договоров по правилам статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В силу названной статьи 431 Кодекса при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом (пункт 1).

Между тем, буквальное значение условий договора свидетельствует о том, что предметом договоров цессии № 1 от 10.09.2009 и № 2 от 10.09.2009 не являлся весь объем прав, принадлежащий кредитору по договорам подряда. Предметом уступок ОАО «Центротрансстрой» новому кредитору Потребительскому обществу «Союз Кредит» являются только часть прав требований к ответчику: по договору № 25 от 30.10.2003 передано право требования основного долга в размере 152 254 223,82 руб., по договору № 10/04/08 от 10.04.2008 часть прав требований в виде основного долга в сумме 137 044 025,71 руб. и договору № 25/1 от 07.07.2008 также часть прав требований в виде основного долга в размере 14 936 441,91 руб.

Никакие иные права требования (договорные санкции, убытки и т.д.) предметами договоров цессии не являлись.

Более того, материалы дела не содержат доказательств возникновения у нового кредитора Потребительского общества «Союз Кредит» и переданного права на основной долг по данным договорам цессии, поскольку договоры (пункт 1.6, раздел 2, пункт 4.3) содержат условия, ограничивающие момент перехода прав требования фактом оплаты уступки не позднее установленного срока, при нарушении которого договор считается расторгнутым. Единственным доказательством фактической передачи прав требования от кредитора новому кредитору является акт приема-передачи прав требования и документов.

Однако такой акт и доказательства оплаты по договорам в предусмотренные сроки в материалах дела отсутствуют.

С учетом изложенного, вывод судов о том, что по договорам цессии № 1 от 10.09.2009 и № 2 от 10.09.2009 ОАО «Центротрансстрой» уступило Потребительскому обществу «Союз Кредит» в полном объеме все связанные с переданным требованием права, в том числе дополнительные, не только не основан на материалах дела, но и прямо противоречит условиям договоров.

Поскольку все впоследствии состоявшиеся уступки прав основаны на этих договорах, то и всем новым кредиторам несуществующие права на санкции и убытки переданы быть не могли.

Указание судом на то, что данные договоры были исследованы в деле А40-92847/2011 несостоятелен, поскольку в указанном деле заявлялись требования о процентах за пользование чужими денежными средствами, а не о договорных санкциях. К тому же право на настоящий иск не может быть проверено в ином деле. Не имеет правового значения и факт того, что договоры не оспорены и являются действующими, на что также указал суд. Исследование данного вопроса входит в круг и предмет доказывания по данному спору.

Судами установлено, что денежные средства в счет исполнения обязательства по оплате выполненных ОАО «Центротрансстрой» по договору № 25/1 от 07.07.2008, договору № 10/04/08 от 10.04.2008 и договору № 25 от 30.10.2003 работ были ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод» на основании договора цессии № 1 от 10.09.2009 и договора цессии № 2 от 10.09.2009 перечислены Потребительскому обществу «Союз Кредит» п/п № 6 от 06.10.2009 на 10 000 000 руб., п/п № 673 от 25.12.2009 на 10 000 000 руб., п/п № 649 от 25.12.2009 на 65 000 000 руб., п/п № 122 от 20.01.2010 на 56 580 175,85 руб., п/п № 595 от 26.02.2010 на сумму 10 674 048 руб., п/п № 123 от 20.01.2010 на 28 484 382,27 руб., п/п № 594 от 26.02.2010 на 4 325 952 руб., п/п № 55 от 16.04.2010 на 6 000 000 руб., № 84 от 20.04.2010 на сумму 5 000 000 руб., п/п № 381 от 11.05.2010 на 4 000 000 руб.

Обязательства ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод» по оплате выполненных на сумму 43 219 001,50 руб. работ были в соответствии с актом зачета взаимных требований юридических лиц от 27.10.2011 прекращены зачетом встречных однородных требований в порядке статьи 410 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В деле № А40-92847/11 Девятый арбитражный апелляционный суд, рассмотрев спор по правилам первой инстанции, постановлением от 14.03.2014 на основании статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации за просрочку исполнения денежных обязательств, вытекающих из договора № 25/1 от 07.07.2008, договора № 10/04/08 от 10.04.2008 и договора № 25 от 30.10.2003, с ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод» в пользу третьего лица ЗАО «ВЕЛЕС», указав, что общество является в этой части правопреемником Потребительского общества «Союз Кредит» и ЗАО «Максимальный ресторан», взыскал проценты за пользование чужими денежными средствами.

В настоящем деле суд в качестве преюдициальных обстоятельств, не требующих доказывания вновь, признал несвоевременность исполнения ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод» обязанности по оплате выполненных по указанным договорам работ, размер остатка неисполненного ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод» денежного обязательства по договору № 10/04/08 от 10.04.2008, а также объем прав, оставшихся у Потребительского общества «Союз Кредит» и ЗАО «Максимальный ресторан» после уступки их части ЗАО «Техметком».

Кроме того, признал также преюдициальным объем прав, оставшихся у Потребительского общества «Союз Кредит» и ЗАО «Максимальный ресторан» после уступки их части ЗАО «ВЕЛЕС».

Данное утверждение суда является неправомерным, поскольку в деле № А40-92847/11 объем прав, оставшихся у Потребительского общества «Союз Кредит» и ЗАО «Максимальный ресторан» после уступки их части ЗАО «ВЕЛЕС» не устанавливался и не мог устанавливаться ввиду того, что это не входило в предмет исследования суда. Как указано выше, условия договоров цессии судами фактически не исследованы. Эти выводы судов об объеме прав, оставшихся у Потребительского общества «Союз Кредит» и ЗАО «Максимальный ресторан» после уступки их части другим кредиторам ошибочны и неправомерно положены в основание удовлетворения иска.

В соответствии с пунктом 7.4 договора № 25 от 30.10.2003, пунктом 8.2 договора № 10/04/08 от 10.04.2008 и пунктом 6.4 договора № 25/1 от 07.07.2008, содержание которых идентично, за несвоевременную оплату выполненных работ заказчик оплачивает генподрядчику неустойку в размере 0,01% от суммы задолженности, но не более 3% от суммы задолженности, и компенсацию убытков в размере учетной ставки ЦБ РФ за каждый день просрочки. Оплата неустойки и компенсация убытков не освобождает заказчика от обязанности по уплате задолженности.

Взыскивая неустойку и убытки, суд, указав на системное толкование норм права об исковой давности и исходя из принципа полного восстановления нарушенного права, отказал в удовлетворении заявления ответчика о пропуске истцами срока исковой давности, сославшись также на преюдициальность установленного в деле № А40-92847/11 факта отсутствия пропуска истцами срока исковой давности по заявленным в том деле исковым требованиям о взыскании долга и процентов за пользование чужими денежными средствами, основанным на договоре № 25 от 30.10.2003, договоре № 10/04/08 от 10.04.2008 и договоре № 25/1 от 07.07.2008, посчитав, что не имеет значения факт изменения способа защиты. Суд посчитал, что обращение 22.08.2011 в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права (о взыскании основного долга и процентов за пользование чужими денежными средствами) имело своим последствием перерыв срока исковой давности не только по этим требованиям, но и по иным дополнительным - о взыскании неустойки и убытков, что обращение в суд с указанным иском приостанавливает течение срока исковой давности применительно к дате нарушения права истца, а не дате избрания истцом способа его защиты.

Апелляционный суд, поддерживая позицию суда первой инстанции, указал, что защищаемые права в настоящем деле и деле № А40-92847/11 идентичны, цели и основания подачи исков совпадают, поэтому срок исковой давности не тек все время, пока эти же нарушенные ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод» права с 22.08.2011 до 06.03.2014 защищались Потребительским обществом «Союз Кредит» и ЗАО «Максимальный ресторан» в деле № А40-92847/11.

Такое применение закона является ошибочным. Следует обратить внимание, что толковать закон ни суд первой инстанции, ни апелляционный суд не наделены полномочиями.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции не может согласиться с выводами судов, как по сроку исковой давности, так и по наличию правовых оснований для взыскания неустойки и убытков в принципе. Как сделанных с ошибочным применением норм права об исковой давности.

Согласно статье 203 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

Согласно пункту 1 статьи 204 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности не течет со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции признает ошибочной, противоречащей закону и судебной практике, позицию суда по вопросу течения срока исковой давности.

Признание ответчиком долга по оплате работ не означает признания задолженности по санкциям и убыткам и их размера.

Вывод о том, что не имеет значения, как выбранный способ защиты, так и время выбора (изменения) способа защиты, противоречит положениям статьи 204 Гражданского кодекса Российской Федерации и сформированной судебной практике по этому вопросу.

Обращение в суд с иском о взыскании долга и процентов за пользование чужими денежными средствами в деле № А40-92847/11 не прерывает и не может в силу буквального прочтения указанной нормы права прерывать течение срока исковой давности по иному иску о взыскании неустойки и убытков, заявленных по тем же договорам позднее, в настоящем деле, поскольку прерывается срок защитой именно такого нарушенного права.

Статья 203 Кодекса такого последствия не предусматривает, поэтому срок исковой давности по дополнительному требованию мог быть прерван предъявлением иска по такому же требованию.

При предъявлении иска по делу А40-92847/2011 о взыскании задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами по договорам подряда, требования о взыскании неустойки и убытков в конечном итоге после неоднократного изменения предмета исковых требований не заявлялись.

Суд признал преюдициальными установленные в деле № А40-92847/11 обстоятельства, что работы, выполненные по договору № 25 от 30.10.2003 на сумму 152 254 223,82 руб., подлежали оплате не позднее 04.09.2008; выполненные по договору № 25/1 от 07.07.2008 работы на сумму 11 280 704,45 руб. подлежали оплате не позднее 06.10.2008, а на сумму 3 655 737,36 руб. не позднее 04.11.2008; по договору № 10/04/08 от 10.04.2008 выполненные работы подлежали оплате не позднее 07.07.2008 на сумму 22 500 000 руб., не позднее 04.08.2008 на сумму 109 444 025,71 руб. и не позднее 04.04.2009 на сумму 5 100 000 руб.

Применение статьи 203 Гражданского кодекса Российской Федерации по всем договорам без учета изложенного выше неправомерно, так как с учетом положений пункта 23 Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2001 № 15, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.2001 № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», применяющегося с учетом последующих изменений законодательства (Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) признание обязанным лицом основного долга, в том числе в форме его уплаты, само по себе не может служить доказательством, свидетельствующим о признании дополнительных требований кредитора (в частности, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами), а также требований по возмещению убытков, и, соответственно, не может расцениваться как перерыв течения срока исковой давности по дополнительным требованиям и требованиям о возмещении убытков, исчисляемого с даты, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В соответствии со статьей 207 Кодекса с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (неустойка, залог, поручительство и т.п.). К числу таких дополнительных требований относится и требование о взыскании убытков.

Срок исковой давности по дополнительному требованию должен исчисляться по общим правилам их исчисления, установленным Кодексом, с учетом условий договора о начислении неустойки за каждый день просрочки. Обязательство по уплате неустойки считается возникшим не с момента просрочки исполнения основного обязательства, а с истечением периода, за который эти проценты начисляются; срок же исковой давности по требованиям об уплате процентов должен исчисляться отдельно по каждому просроченному платежу за соответствующий период.

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 10 упомянутого Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, срок исковой давности по искам о просроченных повременных платежах (неустойка, проценты за пользование заемными средствами, арендная плата и т.п.) исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу.

Кроме того, судом не принято во внимание, что в деле № А40-92847/11 истцы неоднократно меняли дополнительные исковые требования, заявленные на основании тех же самых пункта 6.4 договора № 25/1, пункта 8.2 договора № 10/04/08 и пункта 7.4 договора № 25. Сначала истцы заявили о взыскании долга и процентов за пользование чужими денежными средствами, после отмены решения суда изменили на неустойку в виде штрафа и пеней, под которыми подразумевались убытки в размере процентов за пользование чужими денежными средствами. Затем при новом рассмотрении дела после отмены постановления апелляционного суда по процессуальным основаниям истцы изменили эти требования (неустойка в виде штрафа и пеней) на взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами. Это было сделано с учетом высказанной апелляционным судом позиции о том, что суд не согласен с таким толкованием указанных условий договора, что стороны в силу требований статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрели взыскание неустойки в виде пени, с учетом ограничения по сумме, и которая не может являться штрафом, что подтверждают и сами расчеты истцов, (штраф определяется в твердой денежной сумме, а не начисляется за длительный период), а также убытков, т.к. это четко выражено в самих условиях договоров, что суд не согласен с доводами истцов, полагающих, что убытки являются пенями, начисленными за каждый день просрочки, поскольку такое толкование находится в противоречии с буквальным толкованием условий договоров и требованиями статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, что доказательства несения истцами убытков не представлены.

Однако суд в настоящем деле не выяснил, какое требование изменено на взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами из заявленных (штраф и пени) и каковы последствия по другому требованию.

Как уже приведено выше, апелляционный суд, поддерживая позицию суда первой инстанции по сроку исковой давности, указал, что защищаемые права в настоящем деле и деле № А40-92847/11 идентичны.

Если суды считают, что требования в деле № А40-92847/11 и в настоящем деле идентичны, что истцы обратились за защитой тех же нарушенных прав, которые защищались в рамках дела № А40-92847/11, то должны наступать последствия, предусмотренные статьей 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В настоящем деле речь не идет об ином сроке нарушения обязательств по оплате работ. Однако суды рассмотрели заявленные требования по существу.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции обращает внимание также на следующее.

Согласно условиям договоров за несвоевременную оплату выполненных работ заказчик оплачивает генподрядчику неустойку в размере 0,01% от суммы задолженности, но не более 3% от суммы задолженности.

Предельный размер неустойки в 3% наступает при просрочке оплаты в течение 300 дней с даты наступления обязанности по оплате.

Вывод судов о способе применения ограничения в 3% при уплате договорной неустойки, при котором неустойка подлежит начислению на каждую сумму остатка задолженности на момент ее изменения в результате частичного погашения или просрочки исполнения вновь появившегося обязательства (за минусом оплаченного) по оплате выполненных работ противоречит пониманию ограничения и правовой позиции по вопросу начисления неустойки.

Ограничение применяется однажды при первичной просрочке платежа, и неустойка начисляется на первичную сумму задолженности до наступления предельного размера 3%. При частичном погашении задолженности вновь неустойка на оставшуюся часть задолженности опять в пределах 3% не может быть начислена ввиду реализации права на ее начисление.

Также ошибочным судебная коллегия суда кассационной инстанции признает толкование судом положений договоров об убытках.

Позиция судов о том, что сторонами согласованы условия о заранее оцененном, предсказуемом и определенном именно на момент заключения договоров размере ответственности в виде убытков за неисполнение денежного обязательства, признанным сторонами соразмерным и независимым от обстоятельств, на которые стороны повлиять не могут, противоречит названным условиям договоров и противоречит положениям закона об убытках и правовой природе убытков.

В соответствии со статьей 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (пункт 1).

Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 настоящего Кодекса (пункт 2).

Согласно статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

В соответствии с пунктом 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Убытки не могут быть запланированы и определены заранее, в том числе их размер, сторонами экономических правоотношений.

Наличие убытков, их причинение виновными действиями лица, причинно-следственная связь между действиями лица и убытками, размер убытков подлежат доказыванию в каждом случае.

В связи с такой ошибочной позицией, суд не определил в чем выразились заявленные ко взысканию убытки, их вид, причинение их действиями ответчика, наличие причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением убытков.

В настоящем споре установленными и доказанными являются лишь обстоятельства нарушения ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод» обязанности по оплате выполненных по указанным договорам работ.

Позиция судов о том, что поскольку стороны договоров достигли соглашения о последствиях несвоевременной оплаты ответчиком работ, выраженных в виде причинения такой просрочкой убытков, факт наличия причинно-следственной связи между допущенными ответчиком нарушениями денежных обязательств и получением истцами убытков оспариванию не подлежит, в связи с чем считается установленным, является недопустимой в силу того, что состав убытков подлежит доказыванию. Суд не только освободил от возложенного законом на истца бремени доказывания убытков последнего, но и лишил таким утверждением ответчика права доказывать отсутствие убытков и их правовых составляющих.

Между тем, никаких доказательств причинения истцам убытков материалы дела не содержат.

Суд безмотивно и без каких-либо правовых оснований поставил знак равенства между убытками и процентами за пользование чужими денежными средствами, предусмотренными статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Между тем это два разных вида ответственности, что следует из анализа положений закона об убытках и процентах за пользование чужими денежными средствами.

Согласно пункту 2 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, если убытки, причиненные кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, превышают сумму процентов, причитающуюся ему на основании пункта 1 настоящей статьи, он вправе требовать от должника возмещения убытков в части, превышающей эту сумму.

Поскольку законом (статьи 15, 395 Гражданского кодекса Российской Федерации) урегулированы понятия убытков, процентов за пользование чужими денежными средствами и порядок их определения и доказывания, неправомерной и противоречащей закону является позиция судов о том, что соглашения сторон о компенсации убытков в заранее согласованном размере соответствуют установленному статьей 421 Гражданского кодекса Российской Федерации критерию свободы договорных отношений.

Принцип свободы договора действует в пределах ограничений, установленных законом. Возможность ограничения свободы договора предусмотрена пунктом 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации.

К тому же принцип свободы договора действует в отношении условий договора, а не положений закона, в частности положений об убытках и процентах за пользование чужими денежными средствами. Стороны не могут изменить положения закона. Ссылка суда не диспозитивность правовых норм в данном случае ошибочна. Статья 15 Гражданского кодекса Российской Федерации к таковым не относится.

Суды допустили также правовую ошибку в применении пункта 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», указав, что доказательством размера понесенных убытков является сам договор подряда, определяющий размер ответственности за нарушение обязательства.

В пункте 10 Постановления указано, что при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 ГК). Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п.

В данном разъяснении речь идет не об условиях договора между сторонами спора, а об ином договоре, заключенном истцом со сторонней организацией.

Кроме того, признавая договор № 25 от 30.10.2003, договор № 10/04/08 от 10.04.2008 и договор № 25/1 от 07.07.2008 надлежащими доказательствами размера убытков, понесенных истцами в связи с нарушением ответчиком договорных денежных обязательств, суд первой инстанции, поддержанный апелляционным судом, неправомерно применили аналогию разъяснений, приведенных в пунктах 5 и 6 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.02.2013 № 156 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о применении оговорки о публичном порядке как основания отказа в признании и приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений».

Аналогия разъяснений не предусмотрена законодательством Российской Федерации.

Данное разъяснение касается правоотношений сторон с иностранным элементом и применением иностранного права. Правоотношения по настоящему спору между российскими юридическими лицами не могут регулироваться нормами иностранного права.

В законодательстве Российской Федерации нет института определения убытков в заранее согласованном размере. Напротив, Российское законодательство исходит из принципа доказываемости юридического состава убытков и возложения бремени доказывания на истца.

Также ошибочным является утверждение суда о признании ответчиком убытков и наличия причинно-следственной связи.

Использование ответчиком альтернативной позиции защиты, при которой возражая по существу иска, он также оспаривает правильность расчета, представляя контррасчет, не свидетельствует и не может свидетельствовать о признании наличия убытков и причинно-следственной связи, как ошибочно указали суды.

Сославшись на штрафной характер неустойки, суд необоснованно отклонил довод ответчика о том, что неустойка взыскивается за тот же период и за те же нарушения, за которые были взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами в деле № А40-92847/2011. В указанном деле были взысканы проценты по договору № 25 от 30.10.2003 за период с 05.09.2008 по 25.02.2010, по договору № 10/04/2008 от 10.04.2008 за период с 08.07.2008 по 23.09.2013. по договору № 25/1 от 07.07.2008 за период с 07.10.2008 по 19.01.2010.

В пункте 6 Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации № 13 и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» вышестоящие судебные инстанции разъяснили, что в денежных обязательствах, возникших из договоров, в частности, предусматривающих обязанность должника произвести оплату товаров, работ или услуг либо уплатить полученные на условиях возврата денежные средства, на просроченную уплатой сумму подлежат начислению проценты на основании статьи 395 Кодекса.

Законом либо соглашением сторон может быть предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пени) при просрочке исполнения денежного обязательства. В подобных случаях суду следует исходить из того, что кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом или договором.

Это толкование закона судами первой и апелляционной инстанции фактически не применено.

В данном случае кредиторами был сделан такой выбор путем заявления в деле А40-92847/2011 иска о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

Из изложенной выше позиции о том, что убытки не могут быть определены в заранее согласованной сумме в виде процентов за пользование чужими денежными средствами, следует признать, что в договорах подряда в указанных пунктах содержится условие не об убытках, а об одновременном применении двух мер ответственности за одно и то же нарушение, что недопустимо.

Вывод судов о штрафном характере неустойки неправомерен, поскольку штрафной характер неустойка и проценты за пользование чужими денежными средствами могут иметь только по отношению к убыткам, которые, как указано, не согласованы сторонами в данных пунктах договоров, а, следовательно, о штрафном характере неустойки сделать вывод на основании содержания данных пунктов договоров невозможно.

Ссылка на Закон Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» и Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» несостоятельна, поскольку данный Закон не регулирует спорные правоотношения. Закон о защите прав потребителей содержит нормы, направленные на защиту более слабой стороны, поэтому ни его нормы, ни разъяснения применения норм закона не применимы в данном случае.

Таким образом, учитывая изложенное, суд кассационной инстанции считает, что судебные акты не являются законными и обоснованными, в связи с чем и в соответствии с частями 1 - 3 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации указанные судебные акты подлежат отмене.

Так как для принятия обоснованного и законного решения требуется исследование и оценка доказательств, а также иные процессуальные действия, установленные для рассмотрения дела в суде первой инстанции, что невозможно в суде кассационной инстанции в силу его полномочий, дело в отмененной части в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 названного Кодекса подлежит передаче на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы в ином составе судей.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное, проверить все доводы сторон, определить законы и иные нормативные правовые акты, подлежащие применению к спорным правоотношениям, на основе оценки в соответствии с требованиями закона относимых, допустимых, достоверных доказательств установить имеющие значение для дела обстоятельства, исходя из которых принять по делу законный и обоснованный судебный акт.

Вопрос о распределении расходов по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы судом кассационной инстанции не рассматривается. В силу абзаца 2 части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при отмене судебного акта с передачей дела на новое рассмотрение вопрос о распределении судебных расходов разрешается судом, вновь рассматривающим дело.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 284, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Московского округа

постановил:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 05 июня 2014 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18 сентября 2014 года по делу № А40-42680/14 в части удовлетворения первоначального иска Потребительского общества «Союз Кредит», ЗАО «Максимальный ресторан» к ГУП города Москвы «Литейно-прокатный завод», проведения зачета встречных однородных требований и распределения судебных расходов отменить.

Дело в отмененной части по первоначальному иску и вопросу распределения судебных расходов направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы в ином составе судей.

Решение Арбитражного суда города Москвы от 05 июня 2014 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18 сентября 2014 года по делу № А40-42680/14 в части встречного иска оставить без изменения.

Председательствующий судья
Л.А.ТУТУБАЛИНА

Судьи
А.Л.НОВОСЕЛОВ
И.В.ЧАЛБЫШЕВА