Можно ли взыскать упущенную выгоду с конкурента, если он выиграл торги и поставлял контрафакт?

| консультации | печать
Мы производим изделия и оборудование в авиационной сфере. Наша компания участвовала в тендере на закупку оборудования, которое производим только мы, то есть исключительные права на это оборудование и изделия, из которого состоит это оборудование, принадлежат только нам. При этом в тендере участвовали еще две компании, которые предложили меньшую цену. В итоге одна из них выиграла торги и с ней был заключен госконтракт. Можем ли мы требовать с этой организации упущенную выгоду?

Скорее всего, нет. Вам нужно через суд потребовать запретить конкурентам использовать исключительное право и взыскать компенсацию. Возместить упущенную выгоду (доход, который можно было получить, если бы вы выиграли торги) будет проблематично, поскольку использование конкурентом контрафакта являлось не единственным препятствием, не позволившим получить упущенную выгоду. Суд может посчитать, что в любом случае компания не могла получить доход, поскольку предложила цену выше всех других участников торгов.

Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (ст. 15 ГК РФ).

Предусмотренная данной нормой ответственность носит гражданско-правовой характер, и ее применение возможно только при доказанности совокупности следующих условий:

  • противоправности поведения ответчика как причинителя вреда;

  • наличия и размера понесенных убытков;

  • причинно-следственной связи между незаконными действиями ответчика и возникшими убытками.

Упущенной выгодой является неполученный доход, на который увеличилась бы имущественная масса лица, право которого нарушено, если бы нарушения не было (п. 14 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Для взыскания упущенной выгоды следует установить реальную возможность получения упущенной выгоды и ее размер. Кредитор должен доказать, что допущенное должником нарушение явилось единственным препятствием, не позволившим ему получить упущенную выгоду. При определении размера упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления (п. 4 ст. 393 ГК РФ). В то же время в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения (п. 3 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»).

В вашем случае нарушение конкурентом исключительного права вашей компании не было единственным препятствием. Ведь в торгах участвовала и другая компания, которая предложила меньшую цену.

Приведем пример — Определение ВС РФ от 13.04.2021 № 309-ЭС17-15659 по делу № А34-5796/2016.

В этом деле была такая ситуация: общество имело исключительное право на полезную модель. Другая компания — ООО — производила изделие, используя полезную модель по патенту, который принадлежал обществу. Суд признал это нарушением исключительных прав общества, но взыскать компенсацию отказался, поскольку в тот период в законодательстве не была предусмотрена возможность требовать компенсацию за нарушение исключительных прав на патент.

Тогда общество пошло другим путем. Дело в том, что одна организация проводила конкурс на закупку изделия, в котором использовалась полезная модель общества. Участвовало четыре компании. ООО предложило самую низкую стоимость и выиграло этот конкурс (другие участники предложили цену ниже, чем предложило общество). Еще был один конкурс, который тоже выиграло ООО, но общество в нем не участвовало.

Общество подало иск к ООО о возмещении убытков в виде упущенной выгоды, причиненных нарушением исключительного права истца на полезную модель. Оно сослалось то, что ООО продавало изделия по итогам конкурсных процедур, которые были произведены им с использованием полезной модели, исключительное право на которую принадлежит обществу. Факт нарушения был подтвержден решением суда.

Суд первой инстанции отказал в иске. Он указал, что общество не могло получить доход в заявленном размере в любом случае, поскольку в конкурсе участвовало несколько организаций и несколько из них предложили цену ниже той, которую заявило общество. То есть общество не доказало существования реальной возможности получения дохода. Апелляция оставила это решение в силе.

Кассационная инстанция отменила судебные акты нижестоящих инстанций и направила дело на пересмотр. Она указала, что вывод на рынок контрафактного товара естественным образом влечет для правообладателя снижение его доходов. Следовательно, возникновение у него упущенной выгоды в результате нарушения ответчиком исключительного права является обычным последствием, не требующим доказывания.

СКЭС ВС РФ не согласилась с этим подходом. Она оставила в силе судебные акты первой и апелляционной инстанций, то есть согласилась с отказом в иске. Заявляя требование о взыскании упущенной выгоды ввиду нарушения его исключительного права и связывая размер упущенной выгоды с заключением ответчиком договоров по результатам конкурсных процедур, истец должен доказать, что:

  • им были предприняты необходимые меры для получения дохода и сделаны необходимые для этой цели приготовления;

  • заключение с ответчиком данных договоров являлось единственным препятствием, свидетельствующим о невозможности получения им дохода, на который он мог рассчитывать.

Общество не могло получить доход в заявленном размере в любом случае, поскольку в одном конкурсе стоимость предлагаемого им товара не являлась наименьшей после заявки ответчика, а в другом конкурсе Общество не участвовало.

Также ВС РФ не согласился с мнением кассации о том, что вывод на рынок контрафактного товара естественным образом влечет для правообладателя снижение его доходов и, соответственно, возникновение у правообладателя упущенной выгоды в результате нарушения ответчиком исключительного права. Данное обстоятельство не является основанием для освобождения правообладателя от доказывания наличия совокупности условий, необходимой для взыскания упущенной выгоды. Кроме того, введение в оборот контрафактных товаров само по себе не свидетельствует о возникновении у правообладателя упущенной выгоды.

День
Неделя
Месяц