1. Главная / Консультации 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| консультации | печать | 33

Амортизация здания с истекшим сроком службы

Наша компания купила у другой организации здание овощехранилища. Поскольку оно нуждалось в доведении до состояния, пригодного для эксплуатации, мы провели его модернизацию (укрепили стены, возвели перегородки, провели отопление и канализацию). Данных о том, сколько по времени эксплуатировалось здание у предыдущего владельца, у нас нет, и узнать их не представляется возможным (организация-продавец ликвидирована). Имеется лишь информация, что здание было построено и введено в эксплуатацию в 1985 г. Согласно Классификации основных средств здание относится к девятой амортизационной группе (код 210.00.00.00.000). То есть срок его полезного использования составляет от 25 до 30 лет, и на сегодняшний момент этот срок истек. Как в такой ситуации установить срок полезного использования здания для начисления амортизации в целях налога на прибыль?

На наш взгляд, вы вправе руководствуясь положениями п. 7 ст. 258 НК РФ и установить срок полезного использования самостоятельно с учетом требований техники безопасности и других факторов. Но эту позицию придется отстаивать в суде. Если же вы не хотите споров с налоговиками, срок полезного использования лучше установить исходя из Классификации основных средств в пределах от 25 до 30 лет. Расскажем подробнее.

Срок для б/у основных средств

В общем случае согласно п. 1 ст. 258 НК РФ срок полезного использования основного средства определяется с учетом Классификации основных средств, утвержденной постановлением Правительства РФ от 01.01.2002 № 1. Но по приобретенным основным средствам, бывшим в употреблении, в целях применения линейного метода начисления амортизации компания вправе определять норму амортизации с учетом срока полезного использования, уменьшенного на количество лет (месяцев) эксплуатации данного имущества предыдущими собственниками. При этом срок полезного использования данных основных средств может быть определен как установленный предыдущим собственником срок их полезного использования, уменьшенный на количество лет (месяцев) эксплуатации данного имущества предыдущим собственником. Если срок полезного использования у предыдущего собственника окажется равным сроку, определяемому Классификацией основных средств, или превысит его, компания может самостоятельно установить срок полезного использования этого основного средства с учетом требований техники безопасности и других факторов. Такой порядок предусмотрен п. 7 ст. 258 НК РФ.

Амортизация по зданиям, входящим в восьмую — десятую амортизационные группы, начисляется линейным методом независимо от того, какой метод амортизации установлен в учетной политике компании (п. 3 ст. 259 НК РФ). Следовательно, к приобретенному зданию овощехранилища, относящемуся к девятой амортизационной группе, могут быть применены положения п. 7 ст. 258 НК РФ. Но чтобы ими воспользоваться, нужно знать, сколько времени это здание эксплуатировалось предыдущими собственниками.

В Налоговом кодексе не установлены правила подтверждения срока использования имущества предыдущими собственниками. В связи с этим возникает вопрос: чем можно подтвердить этот срок?

Позиция Минфина России

Специалисты финансового ведомства указывают, что Налоговый кодекс предоставляет компаниям право самостоятельно решать, какой порядок определения срока полезного использования имущества, бывшего в употреблении, им применять. Если компания решит воспользоваться положениями п. 7 ст. 258 НК РФ, она должна рассчитать норму амортизации по приобретенным основным средствам, бывшим в употреблении, с учетом срока полезного использования, установленного предыдущим собственником. В противном случае срок полезного использования основных средств, бывших в употреблении, определяется компанией в общеустановленном порядке (письма Минфина России от 03.10.2017 № 03-03-06/1/64282, от 11.08.2017 № 03-03-06/1/51573).

Для применения положений п. 7 ст. 258 НК РФ компания обязана получить у предыдущего собственника данные о применявшихся в его налоговом учете сроке полезного использования и сроке фактической эксплуатации данного объекта основных средств (п. 2 письма Минфина России от 23.09.2009 № 03-03-06/1/608). Эти данные должны быть документально подтверждены с учетом положений п. 1 ст. 252 НК РФ.

Например, это могут быть акты по форме ОС-1 (ОС-1а), в которых в разделе 1 есть графа, где приводятся данные о фактическом сроке эксплуатации у предыдущего собственника (письмо Минфина России от 05.07.2010 № 03-03-06/1/448). А если основное средство приобретается у иностранного продавца, документами, подтверждающими срок эксплуатации основного средства, могут быть документы, оформленные в соответствии с законодательством иностранного государства, резидентом которого является предыдущий собственник, обычаями делового оборота, применяемыми в этом иностранном государстве, и (или) документы, косвенно подтверждающие срок эксплуатации основного средства указанным предыдущим собственником (письмо Минфина России от 16.06.2010 № 03-03-06/1/414).

Итак, позиция финансистов заключается в том, что для применения положений п. 7 ст. 258 НК РФ компании нужно иметь документы, подтверждающие (в том числе и косвенно) срок эксплуатации основного средства предыдущим собственником. А если таких документов нет, компания устанавливает срок полезного использования в общем порядке с учетом Классификации основных средств.

Мнение судей

В судебной практике есть решения, где судьи признали правомерным применение положений п. 7 ст. 258 НК РФ при отсутствии у компании документов от предыдущего собственника о фактическом сроке эксплуатации основного средства. Примером является постановление АС Уральского округа от 24.10.2018 № Ф09-6542/18.

В этом деле предприниматель приобрел у организации земельный участок с расположенными на нем зданиями лесопильных цехов. Купленные здания он отнес к девятой амортизационной группе со сроком полезного использования от 25 до 30 лет. Так как здания были ветхие и непригодные для использования, предприниматель провел их модернизацию.

У предпринимателя не было данных от продавца о сроке фактической эксплуатации зданий. При установлении срока полезного использования он исходил из того, что годом постройки зданий и ввода их в эксплуатацию является 1972 г. Соответственно, на момент приобретения срок эксплуатации зданий превысил срок, установленный Классификацией основных средств. В связи с этим бизнесмен воспользовался положениями п. 7 ст. 258 НК РФ и установил срок полезного использования зданий равным 17 месяцев. Исходя из него, бизнесмен начислял амортизацию.

В ходе проведения проверки налоговики посчитали амортизационные отчисления завышенными. Они указали, что указанные объекты основных средств были переданы предпринимателю без акта приема-передачи ОС-1 и иных документов, подтверждающих срок полезного использования предыдущим собственником. В момент приобретения здания были непригодны для эксплуатации. Поэтому компания после проведенной модернизации должна была установить срок полезного использования зданий исходя из Классификации основных средств в размере 25 лет.

Суды трех инстанций признали вывод налоговиков необоснованным. Они указали, что поскольку объекты сданы в эксплуатацию в 1972 г., срок их полезного использования на дату покупки предпринимателем закончился, и он после модернизации был вправе установить произвольный амортизационный срок. Суды отвергли довод налоговиков о том, что лесопильный цех после проведения модернизации следует рассматривать как новый объект и восстановить амортизационный срок. По заключению эксперта, проведенные на объекте работы являются модернизацией существующего объекта, а не возведением нового, следовательно, началом для исчисления срока амортизации является дата его ввода в эксплуатацию — 1972 г.

А в постановлении от 29.05.2017 № Ф06-20963/2017 АС Поволжского округа не согласился с выводом налоговиков и суда первой инстанции о том, что после модернизации полностью самортизированного объекта следовало применять ту же норму амортизации, которая использовалась бывшим собственником. В этом деле компания приобрела бывшие в эксплуатации градирни и, руководствуясь п. 7 ст. 258 НК РФ, самостоятельно установила по ним срок полезного использования с учетом требований техники безопасности.

Апелляционный и кассационный суды указали, что поскольку срок фактического использования приобретенных основных средств у предыдущего собственника превышает срок их полезного использования и это не оспаривается налоговым органом, компания была вправе самостоятельно определить срок полезного использования с учетом требований техники безопасности и других факторов. Налоговый орган, предлагая установить срок полезного использования в рамках соответствующей амортизационной группы, фактически настаивает на увеличении срока полезного использования еще на 25 лет для объектов, уже отслуживших свой срок эксплуатации, что абсолютно необоснованно.