1. Главная / Консультации 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| консультации | печать | 2134

Директор не подал заявление в суд о признании общества банкротом: несет ли он субсидиарную ответственность и в каком объеме?

Около пяти лет я был генеральным директором ООО. Два года назад оно стало отвечать признакам банкротства. Я неоднократно говорил об этом учредителям. На что они отвечали, что я должен со всем этим разобраться и «не дать бизнесу погибнуть». В конечном итоге я уволился, а пришедший на мое местно новый директор практически сразу же подал в суд заявление о банкротстве. Сейчас меня хотят привлечь к субсидиарной ответственности по долгам общества. Можно ли этого избежать? У меня осталась переписка с учредителями, которая подтверждает, что все обстояло именно так, как я описал. Может ли суд учесть то, что основную часть обязательств, возникших после установления признаков банкротства, составляют налоги и сборы?

Согласно п. 1 ст. 9 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) руководитель должника обязан обратиться в арбитражный суд с заявлением должника о собственном банкротстве при наличии одного из обстоятельств, указанных в этом пункте, а также в иных случаях, предусмотренных Законом о банкротстве. Основанием для подачи подобного заявления является в том числе наличие признаков неплатежеспособности и (или) недостаточности имущества должника.

Заявление должника должно быть направлено в арбитражный суд в кратчайший срок, но не позднее чем через месяц с даты возникновения соответствующих обстоятельств (п. 2 ст. 9 Закона о банкротстве).

Неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в установленных законом случаях влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых Законом о банкротстве возложена обязанность по подаче такого заявления. Размер ответственности равен размеру обязательств должника за период с момента возникновения обязанности по подаче заявления до возбуждения дела о банкротстве (п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве в редакции, действовавшей до 29.07.2017, подп. 1, 2 ст. 61.12 Закона о банкротстве в действующей редакции).

В пункте 26 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденного Президиумом ВС РФ 20.12.2016, разъяснено, что при разрешении заявления о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности следует учитывать, что его обязанность по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда находящийся в сходных обстоятельствах добросовестный и разумный менеджер в рамках стандартной управленческой практики должен был узнать о действительном возникновении признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества должника.

Исходя из положений ст. 10 ГК РФ руководитель хозяйственного общества обязан действовать добросовестно не только по отношению к возглавляемому им юридическому лицу, но и по отношению к такой группе лиц, как кредиторы. Это означает, что он должен учитывать права и законные интересы последних, содействовать им, в том числе в получении необходимой информации.

Невыполнение руководителем требований Закона о банкротстве об обращении в арбитражный суд с заявлением должника о его собственном банкротстве свидетельствует о недобросовестном сокрытии от кредиторов информации о неудовлетворительном имущественном положении юридического лица. Подобное поведение руководителя влечет за собой принятие несостоятельным должником дополнительных долговых реестровых обязательств в ситуации, когда не могут быть исполнены существующие, заведомую невозможность удовлетворения требований новых кредиторов и, как следствие, возникновение убытков на стороне этих новых кредиторов, введенных в заблуждение в момент предоставления должнику исполнения.

Возложение на руководителя в такой ситуации субсидиарной ответственности служит одним из правовых механизмов, обеспечивающих защиту кредиторов, не осведомленных по вине руководителя должника о возникшей существенной диспропорции между объемом обязательств должника и размером его активов.

Момент подачи заявления о банкротстве должника имеет существенное значение и для разрешения вопроса об очередности удовлетворения публичных обязательств. Так, при должном поведении руководителя, своевременно обратившегося с заявлением о банкротстве возглавляемой им организации, вновь возникшие обязательства погашаются приоритетно в режиме текущих платежей, а при неправомерном бездействии руководителя те же самые обязательства погашаются в общем режиме удовлетворения реестровых требований (п. 1 ст. 5, ст. 134 Закона о банкротстве).

Таким образом, не соответствующее принципу добросовестности бездействие руководителя, уклоняющегося от исполнения возложенной на него Законом о банкротстве обязанности по подаче заявления должника о собственном банкротстве, является противоправным и влечет за собой имущественные потери на стороне кредиторов и публично-правовых образований, нарушает как частные интересы субъектов гражданских правоотношений, так и публичные интересы государства.

Исходя из этого законодатель презюмировал наличие причинно-следственной связи между неподачей руководителем должника заявления о банкротстве и негативными последствиями для кредиторов и уполномоченного органа в виде невозможности удовлетворения возросшей задолженности.

При исследовании совокупности указанных обстоятельств следует учитывать, что обязанность по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель в рамках стандартной управленческой практики должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, упомянутых в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве.

Суд не будет учитывать тот факт, что основную часть обязательств, возникших после наступления обязанности руководителей по подаче заявления, составляют налоги и сборы, которые подлежали бы начислению и уплате должником в любом случае. Предусмотренная законодательством о банкротстве субсидиарная ответственность руководителя распространяется в равной мере как на денежные обязательства, возникающие из гражданских правоотношений, так и на фискальные.

Тот факт, что вы бездействовали в соответствии с указаниями учредителей, не спасет вас от субсидиарной ответственности. Равно как и не послужит основанием для снижения ее размера. Из положений п. 3 ст. 53 ГК РФ и разъяснений, содержащихся в п. 7 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», следует, что директор несет самостоятельную обязанность действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно. Как отмечается в судебной практике, Закон о банкротстве не ставит обязанность руководителя подать заявление о признании должника банкротом в зависимость от получения соответствующего согласия (несогласия) или указания учредителя юридического лица (постановление АС Уральского округа от 16.06.2017 по делу № А50-3939/2013).

Единственная возможность для руководителя в такой ситуации избежать субсидиарной ответственности или хотя бы уменьшить ее размер — это доказать, что само по себе возникновение признаков неплатежеспособности не свидетельствовало об объективном банкротстве и он, несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил необходимые усилия для достижения такого результата, выполнял экономически обоснованный план (п. 9 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»).