1. Главная / Консультации 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| консультации | печать | 53

Подрядчик согласен простить часть долга: действует ли в таком случае норма о запрете на дарение между коммерческими организациями?

Мы достигли предварительной договоренности с подрядчиком о реструктуризации нашей задолженности, возникшей в связи с неоплатой нами части стоимости выполненных работ. Подрядчик готов «простить» нам часть долга (примерно 10%) по договору подряда. В отношении другой части он готов предоставить нам рассрочку погашения задолженности в соответствии с согласованным графиком. Для нас такая схема является выгодной. Между тем после консультации со знакомым юристом мы стали опасаться, что такое дополнительное соглашение к подрядному договору будет признано недействительным. Наша компания, как и компания-подрядчик, является обществом с ограниченной ответственностью, а гражданское законодательство, как нам пояснили, содержит запрет на дарение между коммерческими организациями.
Действительно ли существует риск, что заключенное нами соглашение о реструктуризации задолженности окажется недействительным? Возможно, есть какой-то вариант обезопасить соглашение на случай оспаривания, включить в него какие-то дополнительные условия? Представляется, что наше соглашение не имеет ничего общего с дарением.

Риск признания подобного соглашения о реструктуризации недействительным существует, но он незначительный. Вероятнее всего, суд не будет квалифицировать соглашение о реструктуризации задолженности в качестве договора дарения.

Основной целью коммерческих организаций является получение прибыли. Распоряжение активами на безвозмездных началах явно противоречит такой цели, отсутствуют рациональные бизнес-обоснования для подобных действий коммерческой организации. Договоры дарения, безвозмездные договоры отчуждения исключительных прав будут использоваться коммерческими организациями для различных недобросовестных стратегий, вывода активов и т.п. Между тем если, прощая долг, субъект преследует конкретные экономические цели — стимулировать должника к выплате другой части долга, решить проблему на досудебной стадии (что само по себе может сэкономить для него время и деньги), о дарении речи идти не должно. Раскроем данный тезис со ссылками на конкретные положения ГК РФ и правовые позиции судов.

В соответствии с п. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

Согласно п. 3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Следовательно, договор считается безвозмездным только в том случае, если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара.

Положения главы 26 ГК РФ отнесли прощение долга к основаниям прекращения обязательств. В соответствии со ст. 415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

Вместе с тем в соответствии со ст. 407 ГК РФ обязательство также может быть прекращено полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором.

Как было отмечено в п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств», квалифицирующим признаком дарения согласно ч. 1 ст. 572 ГК РФ является его безвозмездность. При этом гражданское законодательство исходит из презумпции возмездности договора (п. 3 ст. 423 ГК РФ). Отношения кредитора и должника по прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. В этом случае прощение долга должно подчиняться запретам, установленным ст. 575 ГК РФ, в соответствии с которой не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями.

Президиум ВАС РФ в постановлениях от 25.04.2006 № 13952/05 по делу № А24-554,555/03-11 и от 04.12.2012 № 8989/12 по делу № А28-5775/2011-223/12 также разъяснил, что из содержания ст. 572 ГК РФ следует, что безвозмездность передачи имущества является признаком договора дарения, но не единственным. Обязательным квалифицирующим признаком договора дарения является вытекающее из соглашения сторон очевидное намерение дарителя передать имущество в качестве дара. Таким образом, дарение имущества предполагает наличие волеизъявления дарителя, намеревающегося безвозмездно передать принадлежащее ему имущество иному лицу именно в качестве дара (с намерением облагодетельствовать одаряемого), а не по какому-либо другому основанию, вытекающему из экономических отношений сторон сделки.

К сходным выводам пришел и Верховный суд РФ в Определении от 27.12.2016 по делу № 305-ЭС16-12298, А40-120254/2015. Как пояснила Коллегия по экономическим спорам ВС РФ, оценивая условия договора о частичном прощении долга с позиции установленного в ГК РФ запрета на дарение между коммерческими организациями, суды должны принимать во внимание иные пункты заключенного договора, которые направлены на стимулирование погашения имеющейся задолженности, взаимный отказ от применения мер ответственности и т.п. Отношения кредитора и должника по прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга именно в качестве дара, а не по какому-либо другому основанию.

В рассматриваемом случае подрядчик посредством прощения части долга и предоставления рассрочки рассчитывает стимулировать погашение имеющийся у заказчика задолженности, создать благоприятные условия с тем, чтобы заказчик смог исполнить обязательство. Говорить о дарении в таком случае не совсем верно. Чтобы устранить возможные сомнения суда, сторонам необходимо четко прописать в договоре реструктуризацию долга, что договор прекращает свое действие, если заказчик не исполняет своих обязательств по погашению задолженности в соответствии с графиком, и дальнейшее урегулирование взаимоотношений сторон осуществляется на основании изначального договора подряда. Суды, как правило, исходят из того, что такие условия дополнительного соглашения указывают на наличие иного (по отношению к безвозмездному освобождению должника от долга) основания для заключения соглашения. Кроме того, суд может учесть и последующие действия заказчика — действительно ли он начал погашать задолженность согласно договоренностям.