1. Главная / Консультации 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| консультации | печать | 731

Исполнитель по договору возмездного оказания услуг удержал аванс за отказ заказчика от договора: правомерны ли его действия?

Наша компания является исполнителем по договору возмездного оказания услуг. По договору мы отвечали за организацию и проведение для компании-заказчика делового мероприятия в нашем городе. Заказчик перечислил нам аванс. Однако спустя некоторое время он отказался от договора, о чем уведомил нас в письменной форме. Нам известно, что он заключил договор с нашим конкурентом. Заказчик потребовал вернуть аванс. Мы отказались это сделать.
Во всех наших договорах мы определяем неустойку за отказ заказчика от договора. При этом отдельным условием устанавливается, что в случае отказа заказчика от проведения мероприятия сумма авансового платежа заказчику не возвращается и удерживается исполнителем как сумма неустойки за несоблюдение заказчиком своих обязательств. Заказчик, между тем, утверждает, что данное условие является недействительным, так как противоречит п. 1 ст. 782 ГК РФ. Закон предоставил ему право на односторонний отказ от договора оказания услуг. Основания для взыскания неустойки отсутствуют — он не нарушал договорного обязательства.
Должны ли мы вернуть аванс? Заказчик собирается обратиться в суд.

Пунктом 1 ст. 450 ГК РФ предусмотрено, что расторжение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами или договором.

В соответствии со ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ, другими законами или иными правовыми актами. В случае если исполнение обязательства связано с осуществлением предпринимательской деятельности не всеми его сторонами, стороне, не осуществляющей предпринимательскую деятельность, право на одностороннее изменение условий или отказ от исполнения обязательства может быть предоставлено на договорном уровне.

В силу п. 1 ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Согласно п. 1 ст. 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Здесь, однако, нельзя забывать про принцип свободы договора.

В силу положений ст. 421 ГК РФ стороны свободны в определении условий договора при его заключении. Согласно п. 4 этой же статьи условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано обязательными для сторон правилами, установленными законом или иными правовыми актами (императивными нормами), действующими в момент его заключения. В случаях когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

Согласно п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах», если норма не содержит явно выраженного запрета на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного в ней, и отсутствуют критерии императивности, указанные в п. 3 этого же постановления, она должна рассматриваться как диспозитивная. В таком случае отличие условий договора от содержания данной нормы само по себе не может служить основанием для признания этого договора или отдельных его условий недействительными по ст. 168 ГК РФ.

При этом Пленум ВАС РФ в рамках данного постановления отдельно прокомментировал ст. 782 ГК РФ, предоставляющую каждой из сторон договора возмездного оказания услуг право на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора. Как отметила высшая судебная инстанция, положения данной статьи не исключают возможность согласования сторонами договора иного режима определения последствий отказа от договора (например, полное возмещение убытков при отказе от договора как со стороны исполнителя, так и со стороны заказчика) либо установления соглашением сторон порядка осуществления права на отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг (в частности, односторонний отказ стороны от договора, исполнение которого связано с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлен необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне).

В соответствии со ст. 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором.

Исходя из названных правовых норм, стороны предпринимательской деятельности вправе согласовать выплату компенсации за досрочное расторжение договора по инициативе одной из сторон в зависимости от обстоятельств, послуживших основанием к отказу от договора.

Стороны предпринимательской деятельности могут определить порядок, основания расторжения договора и согласовать в соответствии с положениями ст. 329, 421 ГК РФ особые условия для расторжения договора, в том числе немотивированного, в одностороннем порядке. В частности, они могут установить определенную компенсацию за досрочный отказ от договора, не свидетельствующую о привлечении отказавшейся от договора стороны к ответственности, а напротив, предоставляющую стороне договора возможность расторгнуть его без объяснения причин.

В Определении от 03.11.2015 № 305-ЭС15-6784 по делу № А40-53452/2014 ВС РФ, рассматривая вопрос о квалификации удерживаемой при отказе от договора суммы, указал, что поскольку ее удержание не связано с нарушением сторонами договорных обязательств, а при наличии определенных обстоятельств является условием для расторжения договора, квалификация судами нижестоящих инстанций суммы задатка в качестве неустойки основана на ошибочном толковании норм права. Стороны при заключении договора определили лишь сумму компенсации, которая должна быть выплачена одной из сторон при отказе от договора. То, что такая компенсация поименована в договоре штрафом, не изменяет ее сути, которая состоит не в привлечении к ответственности стороны, решившей досрочно отказаться от договора, а напротив, предоставляет возможность расторжения договора без объяснения причин любой из сторон.

В рассматриваемом случае в договоре были оговорены условия отмены/отказа заказчика от проведения мероприятия. При этом исполнитель согласовал с заказчиком, что в случае его отказа от проведения мероприятия сумма авансового платежа заказчику не возвращается и удерживается исполнителем как сумма неустойки за несоблюдение заказчиком своих обязательств. Исходя из позиции ВС РФ, подрядчик с заказчиком добровольно согласовали особое условие для досрочного немотивированного расторжения договора заказчиком в одностороннем порядке. Это условие предусматривает право удержать авансовый платеж в качестве компенсации при отказе заказчика от договора. Таким образом, полагаем, в описанной ситуации исполнитель действовал правомерно, отказавшись вернуть авансовый платеж. Доводы заказчика основаны на неправильном толковании положений закона и не учитывают сложившиеся в настоящее время правовые подходы в практике применения норм, регулирующих спорные отношения.