1. Главная / Консультации 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| консультации | печать | 6899

По договору цессии передается требование в рамках отдельного обязательства, а не договора в целом

Между тремя ООО подписано многостороннее соглашение о передаче прав и обязанностей по договору возмездного оказания услуг. В данном соглашении указано, что задолженность исполнителя (цедента по соглашению) в размере, имеющемся по состоянию на дату подписания соглашения об уступке, подлежит уплате цессионарию (третьему лицу, новому кредитору) с момента подписания акта выполненных работ по договору возмездного оказания услуг между заказчиком (должник) и цессионарием (новый кредитор). Допустима ли такая формулировка? Правомерно ли перекладывать на нового кредитора обязанность подписания акта об оказании услуг, которые фактически оказывала другая компания?

На наш взгляд, использовать приведенную формулировку в соглашении об уступке права (требования) не стоит по двум причинам.

Во-первых, потому что договор цессии (а в данном случае речь идет именно о нем) предполагает передачу не всех прав и обязанностей в рамках гражданско-правового договора, а лишь права (требования) к должнику по конкретному обязательству (п. 1 ст. 382 ГК РФ). Применительно к заданному вопросу это обязательство заказчика (должника) уплатить исполнителю (кредитору и цеденту) денежную сумму за оказанные исполнителем услуги.

Что же касается договора возмездного оказания услуг, то он в большинстве случаев содержит два обязательства. Первое — денежное, требование по которому передано по договору цессии. Второе — неденежное, то есть обязанность исполнителя оказать услуги заказчику (которую в силу ст. 780 ГК РФ по общему правилу обязан исполнить сам исполнитель) и право заказчика такие услуги принять (п. 1 ст. 307 ГК РФ). По второму обязательству право (требование) не передавалось. В то время как обязанность заказчика подписать акт об оказании услуг исполнителем возникла именно в рамках данного, неденежного, обязательства. Поэтому положения соглашения о цессии на нее не распространяются, и подписывать акт следует первоначальным кредитору и должнику. Однако новый кредитор не сможет ссылаться на перемену лиц в обязательстве при получении от должника (заказчика) претензий по поводу неоказания, неполного или некачественного оказания услуг исполнителем (первоначальным кредитором, цедентом).

В соответствии с положениями ст. 386 ГК РФ при переходе права (требования) к новому кредитору должник может выдвигать против него любые требования, которые он имел против цедента на момент цессии (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 22.03.2012 по делу № А11-1680/2011). Цедент в данном случае отвечает лишь за действительность переданного требования, за исключением случая, когда он принимает на себя поручительство за должника перед новым кредитором (ст. 390 ГК РФ). Но чтобы это исключение заработало, в соглашении об уступке на это надо прямо указать (Определение ВАС РФ от 27.06.2011 № ВАС-5339/11).

Во-вторых, в вопросе речь идет о ситуации, когда по соглашению цедент передает еще не существующее право. Ведь пока акт об оказании услуг не подписан, у кредитора (исполнителя) не возникает право потребовать от должника (заказчика) заплатить за оказанные ему услуги. Возможна, конечно, ситуация, при которой в договоре оказания услуг будет условие о предоплате, но в рассматриваемом случае такая уступка не имела бы смысла — ведь, по сути, на нового кредитора легла бы обязанность отвечать за еще не оказанные услуги. Хронология тогда получилась бы следующая: право исполнителя потребовать от заказчика оплаты возникает до оказания услуг, это право передается третьему лицу — цессионарию — против которого должник (заказчик) может предъявлять требования по качеству, срокам и объему еще не оказанных услуг.

Итак, уступка будущего права на получение от заказчика определенной денежной суммы возникнет у нового кредитора только с момента подписания акта об оказании услуг. Соответственно, это лицо подписать акт не вправе, это должен сделать первоначальный кредитор и исполнитель по основному договору.

Правда, стоит оговориться, что обязанность заказчика по оплате оказанных услуг может возникнуть и при отсутствии подписанного сторонами акта (п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.09.99 № 48, Определение ВАС РФ от 10.12.2010 № ВАС-16140/10). По крайней мере, Гражданский кодекс РФ не называет этот документ в качестве обязательного для признания исполнителя исполнившим свои обязательства. Однако если в договоре оказания услуг стороны сами определят акт как обязательный, то обязанность заказчика по оплате оказанных услуг возникнет лишь после подписания такого документа (Определение ВАС РФ от 14.05.2010 № ВАС-5325/10).

к сведению

Уступка прав, которые возникнут в будущем, имеет свою спе­цифику. В принципе, ГК РФ такую цессию не запрещает, об этом говорят и арбитражные суды (п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 ГК РФ», постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 10.07.2012 по делу № А46-6870/2010 и Северо-Западного округа от 13.05.2010 по делу № А56-38448/2007). Главное условие — передаваемое право (требование) должно быть определено так, чтобы его можно было идентифицировать не позднее, чем в момент его возникновения. Проще говоря, уступаемое право должно быть реальным (постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 26.11.2007 № А19-4038/07-13-Ф02-8859/07 по делу № А19-4038/07-13 и Московского округа от 15.06.2012 по делу № А40-86020/11-68-756).