1. Главная / Консультации 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| консультации | печать | 4798

КФХ: споры по налогу на имущество

Я являюсь главой крестьянского (фермерского) хозяйства (КФХ). Первоначально КФХ было зарегистрировано в качестве юридического лица в 1996 г., с 2003 г. переведено на уплату ЕСХН. В 2011 г. я решил привести организационно-правовую форму хозяйствующего субъекта в соответствие с требованиями действующего законодательства и зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя. Вместе с заявлением о постановке на налоговый учет было подано и заявление о переходе на уплату ЕСХН. Имущество, все это время принадлежащее мне как физическому лицу (складское здание, коровник, гараж для с/х техники), использовалось при осуществлении деятельности как до, так и после регистрации в качестве предпринимателя, поэтому налог на имущество не уплачивался с учетом положений п. 3 ст. 346.1 НК РФ. Однако по результатам выездной проверки за 2008—2010 гг. инспекция доначислила налог на имущество физических лиц. Проверяющие посчитали, что льготой по уплате налога на имущество могло воспользоваться само КФХ, если бы эти здания принадлежали ему как юридическому лицу, а у меня такое право появилось только после регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Правомерны ли действия инспекции?

К сожалению, формально налоговики правы. В такой ситуации у гражданина не было оснований не уплачивать налог на имущество физических лиц. Дело в том, что положения п. 3 ст. 346.1 НК РФ освобождают юридических лиц от уплаты налога на имущество организаций, а индивидуальных предпринимателей — от уплаты налога на имущество физических лиц. Обязательным условием для освобождения является использование имущества в деятельности, доходы от которой облагаются ЕСХН. То есть льготой может воспользоваться организация либо предприниматель, использующие принадлежащее им имущество в целях осуществления деятельности, доходы от которой облагаются сельхозналогом. В рассматриваемой ситуации, несмотря на то что имущество использовалось в деятельности юридического лица — плательщика ЕСХН, его собственником, а значит, и плательщиком налога на имущество оставался гражданин как физическое лицо (п. 1 ст. 1 Закона РФ от 09.12.91 № 2003-1 «О налогах на имущество физических лиц»).

Напомним, что фермерские хозяйства, созданные в форме юридических лиц, вправе сохранять этот статус до 2013 г. (п. 3 ст. 23 Федерального закона от 11.06.2003 № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве»). И в целях применения положений главы 26.1 НК РФ такие фермерские хозяйства рассматриваются именно как юридические лица, не имеющие никакого отношения к гражданам-предпринимателям и уплачиваемым ими налогам. Переведено на уплату ЕСХН было само хозяйство как юридическое лицо, а не гражданин — собственник недвижимости. В периоде, охваченном выездной проверкой, гражданин не являлся самостоятельным субъектом предпринимательской деятельности, а значит, не мог воспользоваться льготой в виде освобождения от уплаты налога на имущество, прописанной в п. 3 ст. 346.1 НК РФ.

Отметим, что ст. 48 ГК РФ определен исчерпывающий перечень организационно-правовых форм юридических лиц, чьи участники наделены в отношении имущества организации вещными правами. Крестьянские (фермерские) хозяйства в этом перечне не поименованы. Поэтому с момента вступления в силу первой части Гражданского кодекса РФ, то есть с 01.01.95, в отношении имущества фермерских хозяйств, созданных в качестве юридических лиц, не действует режим долевой или совместной собственности граждан-участников, как это было предусмотрено Законом РСФСР от 22.11.90 № 348-1 «О крестьянском (фермерском) хозяйстве». Имущество КФХ считается принадлежащим самому хозяйству как юридическому лицу только в том случае, когда недвижимость оформлена в собственность организации и учтена на балансе в составе объектов основных средств. В таком случае фермерское хозяйство — юридическое лицо, применяющее систему налогообложения в виде ЕСХН, может воспользоваться освобождением от уплаты налога на имущество организаций в соответствии с п. 3 ст. 346.1 НК РФ.

С учетом изложенного действия инспекции являются правомерными.

Между тем, на наш взгляд, есть некоторый шанс отстоять свою позицию в суде. Об этом свидетельствует постановление ФАС Поволжского округа от 22.11.2011 № А57-1434/2011, в котором арбитры рассмотрели аналогичное по сути дело в пользу налогоплательщика. Но нужно отметить одно важное обстоятельство: в ситуации, ставшей предметом исследования судей, гражданин передал недвижимость фермерскому хозяйству по договору безвозмездного пользования, и это послужило дополнительным подтверждением использования спорного имущества в деятельности КФХ.

Судьи указали, что гражданин, осуществляя через созданную им организацию сельскохозяйственную деятельность с применением спецрежима, имел право на льготу, установленную п. 3 ст. 346.1 НК РФ. Иной подход, по их мнению, противоречил бы основам налогового законодательства. Ведь Налоговый кодекс не допускает установления дифференцированных ставок налогов, сборов и льгот в зависимости от формы собственности, гражданства физических лиц или места происхождения капитала. В своих решениях Конституционный суд РФ неоднократно подчеркивал необходимость соблюдения законодателем конституционного принципа равенства налогообложения. КС РФ указывал на допустимость установления дифференцированного режима налогообложения для различных категорий лиц, но только в том случае, когда такая дифференциация обусловлена объективными факторами и не носит произвольного, дискриминирующего характера (постановления от 27.04.2001 № 7-П и от 16.07.2004 № 14-П, Определения от 18.01.2005 № 55-О и от 24.05.2005 № 177-О).
Принцип равного налогового бремени, согласно правовой позиции КС РФ, изложенной в постановлении от 21.03.97 № 5-П, в сфере налоговых отношений означает, что не допускается установление носящих дискриминационный характер правил налогообложения, в том числе в зависимости от организационно-правовой формы и характера (содержания) предпринимательской деятельности налогоплательщиков.

С учетом этого арбитры решили, что предъявление гражданину требования об уплате налога на имущество, которое фактически использовалось в деятельности, облагаемой ЕСХН, и так или иначе принадлежало субъекту, осуществлявшему сельскохозяйственную деятельность, обусловлено только неопределенностью организационно-правовой формы последнего в связи с изменением законодательства. А значит, требования инспекции об уплате налога на имущество не могут быть признаны законными.

Несомненно, важную роль сыграло наличие документа, подтверждающего, что спорное имущество использовалось в деятельности КФХ — договора безвозмездного пользования. При этом из материалов дела нельзя сделать вывод о том, определяла ли организация доход от безвозмездного пользования имуществом (по этому вопросу см. письма Минфина России от 31.10.2008 № 03-11-04/2/163 и от 01.07.2008 № 03-11-04/2/93, п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 № 98). Инспекторы, возможно, тоже не обратили на это особого внимания, но они не оспаривали сам факт использования имущества в сельскохозяйственной деятельности, а это важно. Поэтому если в ситуации, описанной в вопросе, такой договор изначально отсутствовал, представлять его в суд мы не рекомендуем: инспекция может указать, что в таком случае в налоговом учете КФХ должно быть зафиксировано определение включаемого в налоговую базу по ЕСХН внереализационного дохода от получения безвозмездного права пользования недвижимостью. Вместо этого лучше озаботиться подтверждением фактического использования имущества в деятельности КФХ. Для этого могут пригодиться договоры, на основании которых КФХ поставлялись товарно-материальные ценности на адрес склада, показания свидетелей (например, работников), подтверждающие, что сельскохозяйственная техника действительно хранилась в гараже, и т.д. И не забывайте: именно налоговики должны доказать, что имущество вы использовали для целей, не связанных с осуществлением деятельности КФХ. Если доказательств этого они не представят, судьи, возможно, встанут на вашу защиту.