1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 790

Заявка как индульгенция комиссионера

Не всегда можно взыскать убытки с партнера, который по вашему поручению заключил договор с третьим лицом, которое обанкротилось (постановление ФАС Дальневосточного округа от 16.02.2010 № Ф03-8242/2009 по делу № А73-7210/2009).

Компания заключила договор с краевым министерством и обязалась обеспечивать чиновников авиа- и железнодорожными билетами, оптимально подбирая перевозчика, рейс, класс обслуживания и тариф в соответствии с маршрутом, указанным в заявке министерства. Однажды улетевшие чиновники не смогли вернуться: авиаперевозчик был объявлен банкротом.

Министерство предложило компании в добровольном порядке вернуть стоимость неиспользованных авиабилетов, но получило отказ. Это стало поводом для обращения министерства в арбитраж.

Суд сначала квалифицировал фактически сложившиеся между сторонами отношения как договор комиссии.

В соответствии с п. 1 ст. 993 ГК РФ комиссионер не отвечает перед комитентом за неисполнение третьим лицом сделки, заключенной с ним за счет комитента, кроме случаев, когда комиссионер не проявил необходимой осмотрительности в выборе этого лица либо принял на себя ручательство за исполнение сделки (делькредере). Согласно разъяснениям, данным в п. 17 информационного письма Президиума ВАС РФ от 17.11.2004 № 85 «Обзор практики разрешения споров по договору комиссии», бремя доказывания непроявления комиссионером необходимой осмотрительности при выборе контрагента возлагается на комитента. В этом же пункте письма сказано, что знание комитентом лица, с которым предполагается заключить договор во исполнение комиссионного поручения, и одобрение им этого лица снимает с комиссионера ответственность за его ненадлежащий выбор.

Министерство в суде ссылалось на общеизвестный факт — сведения в СМИ о неустойчивом финансовом состоянии обанкротившегося авиаперевозчика. Якобы, зная это, компания должна была воздержаться от покупки билетов на рейс данного перевозчика. Но суд установил, что за текущий год министерство в рамках спорного договора приобрело 268 авиабилетов, из них 123 на рейсы будущего перевозчика-банкрота.

Суд решил, что комиссионер знал о перевозчике ровно столько, сколько и комитент.

Кроме того, комитент делал заказ с помощью заявок на оформление авиационных билетов. Форма заявки содержит строку «желаемый номер рейса», а совершаемые обанкротившимся авиаперевозчиком перелеты были наиболее предпочтительны для министерства в связи с удобным временем прибытия.

Суд сделал вывод, что компания добросовестно выполняла взятые на себя обязательства.