1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1691

Другого Росстата у нас нет

Последние данные от Росстата изумили видавших виды российских экономических экспертов. Особенно зафиксированный в нынешнем январе семипроцентный рывок промпроизводства на фоне снижения капвложений и прочих показателей, которые, казалось бы, непременно должны сопутствовать такому росту. Во вторник, 30 марта, в этой чехарде пытались разобраться общими усилиями представители официальной статистики, независимые эксперты и «ЭЖ».

Разбор структуры январского экономического чуда в РФ происходил на очередном заседании Экономического клуба компании «ФБК».

Директор департамента стратегического анализа компании «ФБК» Игорь Николаев попросил служителей Росстата прояснить несколько вопросов, в том числе большую разницу между показателем позитивной динамики индустрии в целом, которую приводит Росстат, и показателями отдельных отраслей, в частности производства машин и оборудования (минус 17%), и других секторов экономики, включая транспорт. Кроме того, трудно представить, как может расти производство, когда падают инвестиции в основной капитал. Исследования ФБК показывают, что для роста ВВП на 1 руб. необходимы как минимум 16—17 коп. капвложений в производственные мощности. Сегодня такая зависимость явно отсутствует, но экономика, по заверениям статистического ведомства, прибавляет обороты.

Помочь объективной оценке нашей экономики, полагает И. Николаев, могут индикаторы, косвенно характеризующие ее состояние. Одним из них может быть лаг между ставкой рефинансирования ЦБ РФ и процентом по кредитам коммерческих банков нефинансовым организациям. На 1 марта 2010 г.он равнялся 4,2 п.п., то есть оставался на уровне начала 2009 г. Фактически это означает, что банкиры оценивают экономические риски как весьма высокие — почти на кризисном уровне.

Еще одним звонком может стать количество безработных (рассчитанное по методике МОТ) на одно вакантное место на российских предприятиях. Этот индикатор продолжает угрожающе нарастать. Значит, у российских компаний пока нет серьезных планов по развитию производства.

Представители статистического ведомства объяснили чехарду цифр изменением методологии расчета индекса промпроизводства, «при котором лишние 5% могли „случайно“ увеличить показатели нашей индустрии».

Решение же об изменении методики расчета индекса промпроизводства, напомнила заместитель руководителя Росстата Ирина Масакова, принималось задолго до кризиса и связано «с гармонизацией нашего статистического учета со странами Евросоюза». В 2004 г. поменялась классификация видов экономической деятельности, теперь настало время изменить классификацию видов продукции.

Вообще судить о ситуации в стране по оперативным статистическим данным очень сложно, признала И. Масакова: «Многие факторы действуют разнонаправленно». Поэтому нельзя увязывать динамику промпроизводства с показателями развития транспорта, поскольку между ними временной лаг. К тому же на перевозки влияют размер импорта и объем продукции, поставляемой на экспорт.

Председатель Межгосударственного статистического комитета СНГ Владимир Соколин отметил, что менять методологию расчета важнейших статистических показателей нужно не в кризисный год и даже не период высокого роста экономики. Лучше всего это делать в год, для которого характерны средние показатели экономической динамики. Тогда и вопросов лишних будет меньше, и эмоционального накала можно избежать.

Непродуманное изменение методологии, по мнению научного руководителя Высшей школы экономики Евгения Ясина, приводит к потере сопоставимости важнейших экономических параметров с показателями предыдущих периодов, к тому, что «мы просто теряем единую нить нашей экономической истории. А ведь статистика — единственная возможность узнать что-то о положении дел в стране. Росстат не только сам должен давать реальные данные о социально-экономическом положении в государстве, но и диктовать методологию расчета показателей другим ведомствам, например МВД или Минздравсоцразвития».

Директор по макроэкономическим исследованиям ВШЭ Сергей Алексашенко выразил уверенность, что качество статистики во многом определяется тем запросом, который формирует власть.

По мнению С. Алексашенко, именно власть должна добиваться получения информации об истинном положении народа в частности и страны в целом. Так якобы принято делать во всем мире («ЭЖ» известно немало других примеров из-за рубежа, когда статистика готовится на радость правителям). Поскольку статистика выполняет функции бухгалтерии на уровне государства, то и нести ответственность за качество бухгалтерии, как принято, следует первым лицам предприятия, в данном случае государства.

Что изменилось

С этого года Росстат, ежемесячно представляя данные о ситуации в промышленности, дает пояснение, что «в связи со значительными структурными изменениями, произошедшими в промышленном производстве страны после 2002 г., а также с переходом на учет производства продукции в соответствии с Общероссийским классификатором продукции по видам экономической деятельности (ОКПД), гармонизированным со Статистической классификацией продукции по видам деятельности в Европейском экономическом сообществе (СРА 2002), принято решение в качестве базисного использовать 2008 г.».

Проводить такие новации в кризисный период действительно не лучший вариант, на что и сетуют независимые эксперты. Да и руководство Росстата признавало, что замена 2002 г. на 2008-й в качестве базисного для расчетов работает на статистическое улучшение индекса промпроизводства. Но снизить накал споров и недоверия к промышленной статистике в экспертном сообществе, думается, могло бы четкое разъяснение со стороны статведомства, какие конкретно «значительные структурные изменения» произошли в промышленном производстве после 2002 г., как изменились веса видов и подвидов промышленной деятельности, важнейших видов промышленной продукции для расчета индекса промпроизводства.

Например, на сайте Росстата нет проблемы отыскать Структуру потребительских расходов населения для расчета индекса потребительских цен на очередной год, из которой можно узнать, как изменился вес для расчета уровня инфляции конкретных продовольственных, непродовольственных товаров и услуг. Можно, к примеру, выяснить, что после обвала в прошлом году продаж легковых автомобилей их вес для расчета индекса потребительских цен снизился на этот год с 7,30 до 5,66%. Возможно, поэтому споров о достоверности статистики по инфляции слышно меньше.