1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1180

Европейский контроль над российским правосудием

Конституционный суд РФ вынес принципиальный вердикт. Теперь решения Европейского суда по правам человека будут признаваться основанием для пересмотра гражданских дел в российских судах общей юрисдикции по вновь открывшимся обстоятельствам.

Проблема

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) не вправе отменять судебные акты национальных судов и принимать новые решения по существу. При выявлении нарушений прав и свобод в отношении заявителя суд может присудить в его пользу компенсацию материального и морального ущерба. Такие решения обязательны для соответствующих государственных органов.

Однако часто компенсация не решает всех последствий принятия национальным судом несправедливого решения. Для этого требуется его отмена и принятие нового решения по существу. Поэтому процессуальное законодательство государства должно признавать вердикт ЕСПЧ в качестве основания для пересмотра решения.

В российском арбитражном процессе эта проблема решена. В статье 311 АПК РФ перечислены основания для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся основаниям. Согласно п. 7 этой статьи одно из таких оснований — установленное ЕСПЧ нарушение положений Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.50 (далее — Конвенция) при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в ЕСПЧ.

Решения ЕСПЧ учитываются и в российском уголовном процессе. В соответствии со ст. 413 УПК РФ вступившие в законную силу приговор и определение суда могут быть отменены и производство по уголовному делу возобновлено ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств. Из этой же статьи следует, что установленное ЕСПЧ нарушение положений Конвенции при рассмотрении российским судом уголовного дела — одно из новых обстоятельств.

В статье 392 ГПК РФ, в которой приведен перечень оснований для пересмотра судебных решений, вступивших в законную силу, нет аналогичных положений. Считалось, что решения по гражданским делам, принятые российскими судами общей юрисдикции, не могут быть пересмотрены на основании вердиктов ЕСПЧ. Законодатель не собирался решать эту проблему, о чем свидетельствует принятие в первом чтении Госдумой 19 января 2010 г. проекта федерального закона о внесении поправок в ГПК РФ, в котором решения ЕСПЧ также не упоминаются.

Возмутители спокойствия

В Конституционный суд РФ с индивидуальными жалобами обратились три гражданина, выигравшие ранее споры с Россией в ЕСПЧ. Все они оспаривали конституционность ст. 392 ГПК РФ. Их дела достаточно характерны.

Участник ликвидации чернобыльской аварии инвалид II группы обратился в районный суд с иском об индексации сумм в возмещении вреда, причиненного здоровью, и взыскании с военкомата проиндексированной суммы ежемесячной компенсации и задолженности по этой выплате. Его требования были удовлетворены. Президиум областного суда, отменив вынесенное решение, направил дело на новое рассмотрение. Впоследствии иск был удовлетворен лишь частично.

Гарнизонный военный суд удовлетворил иск к МВД России инвалида III группы вследствие военной травмы, уволенного со службы. Ответчик обязан был в возмещение вреда, причиненного здоровью, выплатить ему единовременную денежную компенсацию, а также выплачивать ежемесячные суммы, подлежащие индексации. Президиум окружного военного суда данное решение отменил и в иске отказал.

Городской суд отказал гражданке в удовлетворении иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения и о взыскании убытков. Отметим основание, по которому ЕСПЧ присудил ей компенсацию морального вреда: суд, рассматривавший дело гражданки, не может быть признан судом, созданным на основании закона (!)

Как видим, два дела свидетельствуют о социальной незащищенности определенных категорий населения, а третье выявляет проблемы российского правосудия при решении вопросов собственности.

Позиция власти

Присутствовавшие на заседании КС РФ представители власти говорили о том, что решения ЕСПЧ нельзя считать безусловным поводом для пересмотра дела и что закрепление решений упомянутого суда в качестве основания для пересмотра было бы вмешательством в национальную правовую систему. Можно предположить, что авторы этих высказываний не знают о содержании ст. 311 АПК РФ, позволяющей коммерческим структурам требовать в аналогичных ситуациях пересмотра дел. А если знают и настаивают на своем, значит, считают права граждан, не являющихся предпринимателями, «второсортными». И это при том, что Конституция провозглашает Россию социальным государством. Странная позиция…

«Условно соответствующая» статья

В вынесенном 26 февраля 2010 г. постановлении КС РФ признал ст. 392 ГПК РФ не противоречащей Конституции. В то же время законодателю предписано внести в ГПК РФ изменения, позволяющие пересматривать вступившие в законную силу решения российских судов общей юрисдикции при установлении ЕСПЧ нарушений Конвенции. Приведем основные доводы.

Согласно ст. 46 Конституции каждый вправе на основании международных договоров РФ обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. Нормы международного права являются составной частью российской правовой системы. Ратифицировав Конвенцию, Россия признала ipso faсto (в силу самого факта) и без специального соглашения юрисдикцию ЕСПЧ по вопросам толкования и применения данной Конвенции и протоколов к ней в случаях их предполагаемого нарушения РФ. Следовательно, не только Конвенция, но и решения ЕСПЧ в соответствующей части — составляющая российской правовой системы должны учитываться федеральным законодателем и правоприменительными органами.

В постановлении от 15.01.2009 по делу «Бурдов (№ 2) против России» ЕСПЧ пришел к выводу, что ст. 46 Конвенции возлагает на государство-ответчика обязательство не только произвести заинтересованным лицам выплаты, присужденные в качестве справедливой компенсации за допущенное нарушение, но и принять меры общего характера, чтобы в национальной правовой практике положить конец подобному нарушению и устранить насколько возможно его последствия.

Лицо, по жалобе которого вынесено постановление ЕСПЧ, должно иметь возможность обратиться в компетентный суд с заявлением о пересмотре вынесенных по его делу судебных постановлений и быть уверенным, что его рассмотрят. Иное свидетельствовало бы об умалении и ограничении права каждого на судебную защиту, предполагающего конкретные гарантии, которые позволяют реализовать его в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости. Однако отсутствие в ст. 392 ГПК РФ соответствующего основания приводит в судебной практике к отказу от рассмотрения таких заявлений, чем блокируется действие Конвенции в России.

Неупоминание в ст. 392 ГПК РФ постановлений ЕСПЧ само по себе не препятствовало пересматривать решения российских судов общей юрисдикции в определенных ситуациях. В этих случаях следовало использовать, в частности, принцип аналогии.

Таким образом, действующая редакция спорной статьи не может быть признана противоречащей Конституции РФ. Иное истолкование ст. 392 ГПК РФ в правоприменительной практике противоречило бы общеправовым принципам справедливости и равенства, Конституции РФ и Конвенции.

Тем не менее федеральный законодатель обязан внести изменения в ГПК РФ.

Последствия

Скорее всего в ст. 392 ГПК РФ появится положение, аналогичное содержащемуся в ст. 311 АПК РФ (о нем говорилось выше). Но обратившиеся в Конституционный суд РФ граждане не должны дожидаться изменений законодательства.

В обсуждаемом постановлении отмечается, что решение, которым в результате выявления смысла нормы устраняется ее действие в неконституционном истолковании, обладает обратной силой в отношении дел заявителей, обратившихся в КС РФ. Оно влечет для них те же последствия, что и решение, которым норма признается неконституционной. Их дела подлежат пересмотру компетентными органами безотносительно к истечению пресекательных сроков.

Мы считаем, что и другие лица, в отношении которых ЕСПЧ в соответствующих решениях констатировал нарушение Конвенции, уже сейчас вправе добиваться пересмотра решений, вынесенных российскими судами общей юрисдикции. Ведь КС РФ указал на такую возможность и при действующей редакции ст. 392 ГПК РФ безотносительно к конкретным заявителям.

Справка

Европейский суд по правам человека — это международный орган, юрисдикция которого распространяется на государства, входящие в Совет Европы и ратифицировавшие Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод от 04.11.50. К ним относится и Россия, ратифицировавшая Конвенцию с учетом принятых к ней протоколов Федеральным законом от 30.03.98 № 54-ФЗ. ЕСПЧ также неофициально называют Страсбургским по месту его нахождения во французском городе Страсбурге. Свою задачу он осуществляет путем рассмотрения индивидуальных жалоб, поданных физическими лицами, группой лиц или неправительственными организациями. Дела принимаются им к производству только в том случае, когда исчерпаны все имеющиеся возможности добиться справедливости в рамках судебной системы своего государства.