1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1300

За сохранность акций ответят общество и реестродержатель

Закон об акционерных обществах обязывает общество в определенных случаях поручать ведение реестра акционеров специальному регистратору, не освобождая общество от ответственности за ведение реестра. Конституционный суд РФ 28 января 2010 г. проверил обоснованность этих предписаний, изложив свое мнение в вынесенном постановлении.

Реестр и регистратор

Прежде чем начать обсуждение постановления Конституционного суда РФ, вкратце охарактеризуем реестр акционерного общества и деятельность регистратора.

В реестре АО указываются сведения о каждом зарегистрированном лице, количестве и категориях (типах) акций, записанных на имя этих лиц, иные сведения, предусмотренные правовыми актами. Согласно ст. 8 Федерального закона от 22.04.96 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» ведение реестра владельцев ценных бумаг признается одним из видов профессиональной деятельности на названном рынке. Такой деятельностью имеют право заниматься только юридические лица. Под системой ведения реестра понимается совокупность данных, зафиксированных на бумажном носителе и (или) с использованием электронной базы данных, обеспечивающая идентификацию зарегистрированных в ней номинальных держателей и владельцев ценных бумаг и учет их прав, позволяющая получать и направлять информацию указанным лицам и составлять реестр владельцев ценных бумаг.

Держателем реестра может быть эмитент или профессиональный участник рынка ценных бумаг, осуществляющий деятельность по ведению реестра на основании поручения эмитента.

Договор на ведение реестра заключается только с одним юридическим лицом. Регистратор может вести реестры владельцев ценных бумаг неограниченного числа эмитентов.

«Невиноватая я!»

Пункт 3 ст. 44 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО) устанавливает, что в обществе с числом акционеров более 50 держателем реестра акционеров должен быть регистратор. Согласно п. 4 упомянутой статьи общество, поручившее ведение и хранение реестра регистратору, не освобождается от ответственности за ведение реестра. При этом до вступления в силу Федерального закона от 19.07.2009 № 205-ФЗ законодатель не упоминал о какой-либо ответственности самого регистратора.

Справка

Федеральным законом от 19.07.2009 № 205-ФЗ п. 4 ст. 44 Закона об АО дополнен, в частности, следующим положением. Установлено, что общество и регистратор солидарно несут ответственность за убытки, причиненные акционеру в результате утраты акций или невозможности осуществить права, удостоверенные акциями, в связи с ненадлежащим соблюдением порядка поддержания системы ведения и составления реестра. Такая ответственность наступает, если не будет доказано, что надлежащее соблюдение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы или действий (бездействия) акционера, требующего возмещения убытков, в том числе вследствие того, что он не принял разумные меры к их уменьшению.

Несколько акционерных обществ, сочтя положения п. 3 и 4 в прежней редакции ст. 44 Закона об АО не соответствующими Конституции РФ, обратились в Конституционный суд РФ с жалобами. Они обратили внимание, что п. 4 ст. 44 Закона об АО по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, возлагает на общество ответственность за ненадлежащее исполнение регистратором своих обязанностей при отсутствии вины АО. По их мнению, в этом случае нарушаются их права, гарантированные рядом статей Конституции РФ. Необходимо также признать неконституционность п. 3 ст. 44 Закона об АО, находящегося в нормативном единстве с п. 4 названной статьи.

В настоящее время п. 4 ст. 44 Закона об АО действует в новой редакции.

Законодатель, сохранив положение об ответственности общества за ведение и хранение реестра акционеров, предусмотрел механизм солидарной ответственности АО и регистратора за убытки, причиненные акционеру в результате утраты акций в связи с ненадлежащим соблюдением порядка ведения и составления реестра. Однако это обстоятельство, по мнению заявителей, не является основанием для прекращения дела. Они отметили, что применение оспариваемых норм, действующих в прежней редакции, повлекло для них наступление существенных правовых последствий, чем были нарушены их конституционные права. Учитывая названный аргумент, КС РФ счел возможным рассмотреть жалобы по существу.

Ограничение во благо

Начав обсуждение с положения п. 3 ст. 44 Закона об АО, обязывающего общество нанимать регистратора, Конституционный суд РФ отметил, что ограничение свободы предпринимательской деятельности и свободы договора допустимо, если оно необходимо для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц. Модель акционерного общества рассчитана на аккумулирование значительных финансовых средств, в том числе физических лиц. Поэтому предпринимательская деятельность в форме АО затрагивает интересы большого числа лиц — акционеров, а также публичные интересы. Акционерное общество может успешно привлекать средства инвесторов, которые будут в достаточной степени уверены в сохранности своих инвестиций. Поэтому их защита — важная задача государственной экономической политики. Частью такой политики и является предписание названного пункта.

По мнению Конституционного суда РФ, само по себе положение п. 3 ст. 44 Закона об АО не может расцениваться как несоразмерное ограничение конституционных прав.

Регресс был возможен

Перейдя к обсуждению п. 4 ст. 44 Закона об АО, Конституционный суд РФ обратил внимание на то, что законодатель не навязывает акционерному обществу выбор конкретного регистратора. В условиях конкуренции на рынке эмитент может выбрать наиболее надежного партнера, способного обеспечить сохранность акций.

Кроме того, законодательство предоставляет ему возможность при заключении с регистратором договора предусмотреть любые не противоречащие закону способы защиты своих интересов и интересов акционеров.

В частности, по настоянию общества в договор может быть включено положение о добровольном страховании регистратором риска неправомерного списания акций. При выборе партнера эмитент должен проявлять достаточную осмотрительность и заботливость.

По мнению судей, возложение ответственности на общество на основании п. 4 ст. 44 Закона об АО, действующего в прежней редакции, не могло означать, что с регистратора снимается ответственность за ненадлежащее исполнение обязанностей.

В случае привлечения к ответственности эмитент мог взыскать выплаченные им акционерам суммы убытков в регрессном порядке с регистратора как лица, которому общество поручило вести реестр. Кроме того, не исключалась возможность привлечения регистратора к участию в деле о взыскании акционером убытков с общества в качестве третьего лица на стороне ответчика. Связь неблагоприятных для акционера последствий неправомерного списания акций с действиями (бездействием) эмитента, регистратора или самого акционера могла быть исследована в судебном заседании.

Действительно, применение регресса было возможно. Однако для этого, по нашему мнению, следовало при заключении договора с регистратором оговаривать условие о возмещении им обществу ущерба в размере сумм, выплаченных эмитентом акционеру на основании п. 4 ст. 44 Закона об АО.

Нет предела совершенству…

Вот окончательный вывод Конституционного суда РФ. Взаимосвязанные положения п. 3 и 4 ст. 44 Закона об АО, действующие в предыдущей редакции, обеспечивали в системе соответствующего правового регулирования установление баланса интересов акционера (инвестора), вложившего свои средства в акционерный капитал эмитента, самого эмитента как лица, обязанного обеспечить ведение учета акционеров, и регистратора, непосредственно осуществляющего ведение реестра. В таком качестве эти положения не могут рассматриваться как противоречащие Конституции РФ.

С учетом сделанного ранее вывода о регрессе, наверное, можно согласиться и с итоговым выводом. Правда, с некоторой оговоркой.

Полного баланса в его действительном понимании учета интересов трех участников обсуждаемых правоотношений все же не было. Интересы акционерного общества как эмитента законодатель не учел в должной мере. Ведь недаром п. 4 ст. 44 Закона об АО был дополнен положениями о солидарной ответственности общества и регистратора.

Обратим также внимание на следующий момент.

Конституционный суд РФ отмечает, что сделанный им вывод не исключает дальнейшее совершенствование законодателем правового механизма регулирования отношений между акционером, эмитентом и регистратором в целях создания более эффективных и надежных способов защиты их прав и законных интересов в случаях причинения убытков акционеру в результате неправомерного списания акций с его лицевого счета. Например, такое совершенствование, по мнению Конституционного суда РФ, может заключаться в установлении обязательного страхования ответственности лица, осуществляющего ведение и хранение реестра акционеров.

Таким образом, законодатель получил подсказку, к которой, несомненно, прислушается. Не исключено, что со временем страховые компании получат новых партнеров в лице регистраторов, стоимость услуг которых возрастет в связи с необходимостью компенсировать расходы на обязательное страхование.