1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Постаудит: контроль неотвратим

С принятием нового Таможенного кодекса неизмеримо выросла роль постаудита, что вполне соответствует международной практике. Таможенные проверки и ревизии становятся важным инструментом при контроле после выпуска товара. Что это такое, по каким основаниям они проводятся, какие обязанности возлагаются на импортеров и таможенников? На эти и другие вопросы по просьбе «ЭЖ» отвечает начальник отдела Управления таможенной инспекции ФТС России Марина ЛЯКИШЕВА.

— Уже через несколько лет мы планируем добиться того, чтобы каждый участник ВЭД хотя бы раз в год попадал под контроль после выпуска нашими подразделениями. При этом нам предстоит четко разделить организации, проверка которых после выпуска возможна, невозможна или чрезмерно сложна, например фирм-«однодневок». В ФТС создается механизм, позволяющий при появлении организации, обладающей признаками «однодневки», подвергать ее максимальному контролю на этапе таможенного оформления.

Другая категория — организации, которые мы можем проконтролировать после выпуска. Например, крупные налогоплательщики федерального и регионального уровней, организации, в отношении которых установлены специальные упрощенные процедуры таможенного оформления и контроля.

На уровне таможни крупным налогоплательщиком считается организация с годовым объемом таможенных платежей, превышающим 300 тысяч долларов. Таких в настоящий момент немногим более 9 тысяч.

По отношению к другим участникам ВЭД, которых более 80 тысяч, будет действовать система управления рисками, обеспечивающая эффективный выбор объектов постконтроля.

Без тесного взаимодействия с другими ведомствами, в том числе с ФНС и МВД, трудно получить хорошие результаты. Как вы оцениваете это сотрудничество?

— Соглашения с ФНС подписаны, это нам, конечно, помогает. Сегодня мы выстраиваем конструктивные отношения с ГУВД Москвы, иными правоохранительными и контролирующими органами. Взаимодействуем с подразделениями внутри ФТС России. Отработав качественно новые технологии, мы повысим эффективность наших мероприятий в сравнении с тем, как если бы мы работали каждый по отдельности.

Насколько важно в вашей работе иметь предварительную информацию об участниках ВЭД?

— Мы приобрели положительный опыт при взаимодействии с деловыми кругами, в частности с РАТЭК. Прошлый год показал важность этого сотрудничества при проведении проверочных мероприятий в отношении электробытовых товаров, что позитивно сказалось на легализации этого рынка.

В этой связи очень важно введение определенных дополнительных контролирующих механизмов. То есть если мы говорим, что в нашей деятельности есть риски как при таможенном оформлении, так и при постконтроле, то можно сказать, что особый порядкок контроля в отношении определенных групп товаров (Приказ № 727) или в отношении определенных участников ВЭД (Приказ № 409) — это в некоторой степени антириски.

Изучив учредительные и другие документы организации еще до того, как она начнет перемещать товар, мы можем проводить мониторинг их таможенного оформления, сверять ценовую информацию со сведениями, заявленными в ГТД, и выявлять несоответствия. Скажем, речь может идти о каких-то нестыковках прейскурантов моделей марок с оформлением либо о нарушениях таможенного законодательства. Соответственно если это нарушение, то далее инициируется проверка, довзыскиваются платежи.

Сейчас мы внедряем новый механизм — форма отчетности от организаций, которые включены в перечень Приказа № 727. Они нам будут предоставлять информацию по моделям и маркам при ввозе товаров, о проведении таможенного оформления и о реализации этих товаров.

Что даст ее внедрение?

— К примеру, недобросовестные импортеры определенных категорий товаров, входящих в группу риска, не смогут при наличии у нас информации о реализации этих товаров использовать номера ГТД легальных импортеров для последующего тиражирования и указания в счетах-фактурах нелегально ввезенных товаров.

Допустим, какая-то организация скажет, что она реализовала товар через свою розничную сеть. При контроле реализатора, который, возможно, ввез этот товар незаконным образом или реализует ввезенный незаконным образом товар, мы увидим этот номер ГТД в его счете-фактуре.

С высокой степенью очевидности это позволит доказать незаконность перемещения товара, который находится у реализатора, не работающего по прямым контрактам. Доказав факт незаконного перемещения, далее мы будем доказывать факт участия реализатора в торговле, хранении и обороте незаконно ввезенного товара.

Участники ВЭД негативно воспринимают требование УТИ в отношении Приказа № 409 об обязательном совпадении юридического и физического адресов, мотивируя это, в частности, тем, что ФНС такого требования к ним не предъявляет.

— В соответствии с Гражданским кодексом отсутствие исполнительного органа организации по месту госрегистрации является нарушением законодательства о регистрационной деятельности лица. Исходя исключительно из этого, мы и требуем, чтобы исполнительный орган находился по месту регистрации.

Если организация по тем или иным причинам меняет адрес, она должна об этом уведомлять налоговые и таможенные органы и вносить изменения в свои регистрационные документы.

В нашей практике бывает так, что действительно у организации есть зарегистрированный юрадрес, а фактически она располагается по иному адресу. По зарегистрированному адресу есть почтовый ящик, куда поступают почта и другая информация. Там же находится сотрудник, который принимает телефонные звонки и указывает, где находится генеральный директор, главный бухгалтер и так далее.

Однако мы требуем ровно то, что диктует закон. При проведении проверочных мероприятий решение о назначении ревизий должно вручаться уполномоченному лицу, а это, как правило, либо руководитель организации, либо лицо, которое уполномочено на это руководителем организации.

То же самое касается запроса документов и сведений. Они запрашиваются по адресу, который указан в регистрационных учредительных документах организации. Если приходит ответ, что некое лицо по этому адресу не располагается, то мы начинаем вместе с правоохранительными органами заниматься его поиском.

Как вы выбираете объекты для проверок и что может послужить основанием для их проведения?

— Основанием являются данные, свидетельствующие о возможном нарушении законодательства. Информацию мы получаем как из наших подразделений, так и из других источников с помощью аналитики. Подвергаем ее проверке в любых формах, не запрещенных законодательством. Это могут быть запросы документов в государственные контролирующие органы, реализаторам товаров.

Полученная в процессе подготовительных мероприятий информация стыкуется, и принимается решение, есть ли основание для ревизии или нет, а также выбирается форма контроля.

До назначения специальной таможенной ревизии может быть применена любая форма документального или реального контроля. Чтобы подтвердить или опровергнуть наши подозрения, проводим общие ревизии (их длительность — три дня). Можем провести осмотр помещений и территорий, запросить документы и сведения (ст. 367 ТК РФ), позволяющие убедиться в нарушении законодательства.

Специальная таможенная ревизия, как правило, длится до двух месяцев. Однако в этот срок не включается время, прошедшее от запроса о представлении документов, которые должны быть изучены в процессе ревизии, до их фактического представления.

Какие документы должна представить организация?

— Те, которые сочтет необходимыми ревизионная комиссия. Абсолютно одинаковых ревизий не бывает. Все зависит от конкретной ситуации, товара, режима и проверяемого лица. Ведь проверки могут проводиться у импортера, брокера, перевозчика, владельца склада и лица, занимающегося оптовой или розничной реализацией товаров на территории России. Нельзя сравнивать, например, проведение специальной таможенной ревизии у реализатора или у владельца склада, поскольку круг изучаемых документов будет совершенно разным.

Каков порядок обжалования действий комиссии?

— Жалобы могут направляться непосредственно в Правовое управление, и, кроме того, обжалование может проводиться в судебном порядке. Другой вопрос: что обжаловать?

Так, отмена решения о назначении ревизии может производиться только в исключительных случаях, которые на практике встречаются крайне редко. Например, решение о назначении общей таможенной ревизии выносится в отношении лица, занимающегося оптовой или розничной торговлей ввезенными товарами. Напрямую это противоречит ТК, потому что у такого лица возможно только проведение специальной таможенной ревизии. Так что, если вынесено решение о назначении общей ревизии, оно подлежит отмене.

Подлежат отмене и решение, вынесенное неуполномоченным лицом, и постановление о наложении ареста на товар. Наложение ареста во время проведения специальной таможенной ревизии регламентируется ст. 377 ТК РФ. Если проверяемое лицо посчитает это положение Кодекса в отношении себя нарушенным, то может обращаться с жалобой и требовать его отмены. Отмена решения о назначении ревизии и постановления о наложении ареста тут же устраняет все правовые последствия вынесенных решений.

Но если основания для назначения специальной таможенной ревизии были, а формально требование закона было нарушено (не та форма или не тем лицом), то отмена решения, вынесенного с нарушением порядка, никоим образом не препятствует вынесению нового решения о проведении у этого же лица ревизии. Только в соответствии с правильно оформленным документальным порядком.

А что является предметом обжалования?

— Когда акт подготовлен и подписан всеми членами ревизионной комиссии, он направляется начальнику таможенного органа для принятия решения в соответствии с предложениями и выводами, содержащимися в данном акте. И одновременно вручается руководителю (уполномоченному представителю) проверяемого лица под подпись или передается иным способом с указанием даты его получения.

Лицо, получив акт, может обратиться к начальнику таможенного органа с изложением своей позиции. Далее уже на руководителя таможенного органа ложится вся ответственность по принятию решения, потому что обжалованию в судебном порядке подлежат действия (бездействие) и решения.

Акт же не является ни действием, ни решением. Это только мнение членов ревизионной комиссии по изучению конкретных документов, в нем содержатся лишь выводы и предложения. Так, в выводах обосновывается точка зрения на то, есть или нет нарушение законодательства и недоплата платежей.

В предложениях, если уже есть вывод о недоплате платежей, говорится, к примеру, о том, в какое функциональное подразделение должен быть направлен акт для окончательного расчета суммы недоплаты, поскольку в акте эти суммы рассчитываются предварительно.

По заключению этого подразделения должно производиться в установленном порядке взыскание недоплаченных сумм. В данном случае правовым актом будет являться требование о взыскании сумм недоплаченных платежей. С точки зрения содержащихся в деятельности лица нарушений будут возбуждение дела о НТП и вынесение постановления или определения.

У нас была судебная практика в отношении обжалования актов в московских арбитражных судах. Все они выносили решения о том, что сам по себе акт не является предметом для обжалования. Обжалованию подлежат конкретные действия таможенного органа по результатам этого акта.