1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

"Когда власть хочет, чтобы был бизнес, это много"

Что делает один регион привлекательнее и успешнее другого? Когда область богата полезными ископаемыми, сырьем, ответ прост. А если нет? Что в этом случае может привлечь инвесторов? Одних налоговых инструментов для этого недостаточно (их и так, если честно, в распоряжении регионов сейчас совсем немного). Между тем есть категория, действующая на бизнес сильнее налоговых преференций, — имидж. О взглядах на пути создания привлекательного инвестиционного климата в регионе в эксклюзивном интервью обозревателю «ЭЖ» Екатерине Аккерман рассказал губернатор Новгородской области Михаил Прусак.

— Михаил Михайлович! Напрашивается вопрос: почему Новгородская область так интересует инвесторов?

— Начнем с того, что я категорический противник уплаты налогов в областной бюджет в полной мере со стороны предприятий, реализующих эффективные инвестиционные проекты. Такую линию мы начали проводить с 1992 года. В то время, вспомните, около половины налогов, уплачиваемых юридическими и физическими лицами, шли в региональный и местный бюджеты.

И в 1993-м мы приняли решение: все новые инвестиционные проекты или те, где требуется модернизация производства, — все они до полной окупаемости проектов (но не более расчетного срока) освобождаются от многих областных и местных налогов. Фактически мы выходили на заявительную систему бизнеса: освобождение от налогообложения было прописано в законе, и никто не имел права отказать предприятию, если оно предъявляло инвестиционный проект. Ведь получение налогов в бюджет — это следствие успешной работы предприятий, а не изначально взятые у них деньги.

Начинали работать такие предприятия, а значит, оживали и смежные отрасли — дорожники, электрики, коммунальщики. Люди получали зарплату, а бюджет — подоходный налог соответственно. Плюс к этому они же вели к себе новые коммуникации (в советское время мало ведь кто задумывался о диаметре труб и пр.), в результате мы постепенно получаем качественно новую инфраструктуру, к которой можем привязать систему жизнеобеспечения своего региона.

— Вы говорите о тактике привлечения инвесторов 90-х годов. А что область может им предложить в условиях нынешнего законодательства?

— Когда мы создавали систему привлечения инвестиций, то во главу угла ставили не столько получение денег на территорию области, сколько получение представлений о новом технологическом мышлении, новой технологической дисциплине, которая на Западе существует, о сопровождении проектов, о заявительной системе бизнеса.

Гражданское общество может вырасти, только когда есть экономически свободная земля и экономически свободный человек. Я в другое не верю.

Хотелось бы, чтобы число людей, получающих достойную зарплату, перевалило за 51%. Это и есть стабильность, когда ни слишком богатым, ни слишком бедным вот этот 51% не дает «зарываться». Была огромная учеба, которая не прошла даром. Даже сейчас, когда у нас нет налоговых льгот, есть такие интернациональные понятия, как слово, закон. Есть опыт и умение сопровождать проекты, и инвесторы это знают.

— Этого не мало?

— Конечно, для развития Новгородской области нужно поднимать планку для привлечения инвесторов. Они говорят: раньше у вас был привлекательный инвестклимат, а теперь нет. К сожалению, такой возможности нас в итоге лишили. Мы не претендуем на управление всем государством, но оставьте нам возможность работать по уже зарекомендовавшей себя системе. Льготы-то мы давали не всем подряд, а только по новым проектам! С них же еще налоги потом пойдут.

У нас работает 155 иностранных компаний, доля их продукции и услуг в ВРП 63%. Но разве в 92-м году можно было ждать отечественных инвесторов (а льготы были и для тех, и для других)? Теперь пропорция меняется. Вот недавно пришел металлургический завод, всю медь перехватили, которая раньше шла в Прибалтику, и теперь перерабатываем. Разве могли мы раньше о таком мечтать? Но ведь это именно климат помог. Людей талантливых везде много, но им нужны условия для работы и стабильность. Тот же Налоговый кодекс нужен стимулирующий, а не фискальный.

Но поверьте, когда власть искренне хочет, чтобы был бизнес, это много. Вот, например, пока объект не сдан под ключ, инвесторы знают мой мобильный телефон…

— А потом Вы меняете номер?

— Нет, просто я уже не нужен предпринимателю. Зачем ему, чтобы власть вмешивалась?

Я, как человек, имеющий чиновничий стаж, глубочайше убежден: чем меньше вмешательство государства, тем лучше.

Правительство тоже декларирует невмешательство в экономику. Но все их положения, инструкции — разве это не пример вмешательства? На Западе не принимаются законы, в которых есть пункт о том, что правительство должно разработать инструкцию или положение. У них закон прямого действия, а это и есть заявительная система бизнеса.

Много говорится об инвестиционном климате. При этом куда что идет, никого не волнует. Нефтяные трубы не надо здесь учитывать, они и так будут, без нас. На них найдутся деньги! Но вот там, где новое производство, где речь идет об обновлении основных фондов… Просто государство сегодня не говорит, что все новые инвестиционные проекты должны иметь льготы. Именно не старые проекты или какие-нибудь мифические особые экономические зоны. Вся страна должна быть свободной экономической зоной с четко прописанными экономическими правилами. Отдельные моменты, безусловно, останутся для Калининграда — это чистый офшор, удаленный от основной территории РФ.

Настал момент, когда можно сказать такую вещь: говоря, что в стране есть рост ВВП, мы обманываемся. Если посчитать по спецметодике, убрав нефть и прочие сырьевые дела, будет минус 3,5% за прошлый год. А если сделать льготу по инвестиционным проектам (на длинную дистанцию, что очень важно), сделать все остальные механизмы вокруг этого, то у товаропроизводителя проблем не будет. И тогда не возникает вопроса, как ВВП в 2 раза увеличить. Мы валовой региональный продукт увеличили в 4 раза за 5 лет.

Все упирается в политическую волю. Самые идеальные законы не будут работать, если ее нет. Заметьте, речь именно о воле, а не о диктате. Я ненавижу насилие в любых его проявлениях, не приемлю государство с его неправильными представлениями о законах общественного, материального, духовного развития.

Нужно оптимальное сочетание присутствия государства и либеральных идей. Потому что во главе либерализма всегда человек, и принимаемые законы должны учитывать его интересы. Если, например, от Закона о местном самоуправлении пострадает хоть одна бабушка в деревне, то нельзя проводить такой закон. Человек дороже любой реформы. При таком подходе мы получим государственный капитализм с социально-ориентированной рыночной экономикой.

— И Вы как представитель этого государства пытаетесь изменить ситуацию в отдельной области?

— Наверное. Уже 8 лет бюджет области принимается только после того, как губернатор в прямом эфире докладывает Думе и всему населению концепцию социально-экономического развития региона и бюджет. Ясно и понятно, куда идет каждый рубль. Поначалу интересующихся было 3 — 4%, сейчас тех, кто активно вникает, тоже немного — не более 10%. Но абсолютному большинству нравится такой подход власти. И главное: если бюджет принимается публично, то и изменить его можно только публично.

Мы в Новгороде пытаемся строить гражданское общество. И это дает свои результаты. Экономически свободный человек (или знающий, что он может таковым стать) всегда себя раскрывает и делает намного больше, чем могло бы сделать за него государство.

Когда еще наступит такой момент, когда мы будем протестовать и требовать не на уровне крика, а цивилизованно? Прочитав документ, закон, будем стараться изменить его? До этого люди должны понять, что нужно избрать таких представителей во власть, через которых можно будет изъявлять свою волю.

Да, нужно время. Чтобы мы, распоряжаясь собственностью, получив ответственность, сумели через какое-то время делегировать полномочия снизу до верху. Такой инструмент гражданского общества, как партии, пока не действует. Они создаются сверху, насаждаются какие-то идеи. Поэтому появляется протестное сознание. А пока общество не созрело и люди не умеют делегировать полномочия, этим очень легко пользоваться и писать такие законы, которые не подходят для всего общества.

— Ну, это проблема общероссийская…

— Да. В стране должна быть такая общая ситуация, чтоб можно было работать спокойно.

Само по себе ничего не произойдет. Представьте, выстроили маркетинг, организовали учет и прочее — предприятие само по себе работать все равно не будет. Нужно цели поставить, задачи, понимать, что выпускать. Как это может быть без общей координации и руководства? То же самое на государственном уровне. Не может, не должно быть так, чтоб в нашей стране не было института программно-целевого управления государством. Этот институт создать просто необходимо, а Минэкономики должно выполнять лишь технические функции.

Еще стабильность нужна. Вот совсем недавно у области был бюджет 3,5 млрд руб., потом 4, в прошлом году планировали 8, получили 9 с чем-то, в этом году поставили уже 12 и считаем, что по факту будет больше. Бюджетная обеспеченность на жителя, на 1 человека растет. И Минфин тут же (свежий пример — по нацпроектам) говорит: у вас такая бюджетная обеспеченность, значит, мы вам меньше, а другим территориям больше средств выделим. Где логика, где стимулы для территорий? Добро б мы жили на сырье, а у нас природных ресурсов нет, есть клюква, лес, глина и песок. И замечательные люди. Больше у нас ничего нет, только человеческий капитал.

— Спасибо за откровенный разговор.

Кстати

За 2005 год объем промышленного производства в области вырос на 6,1%, продукции сельского хозяйства — на 4,9%, строительных работ — на 14,2%.

Динамика номинальной и реальной среднемесячной заработной платы по Новгородской области

Наименование

2000 г. отчет

2001 г. отчет

2002 г. отчет

2003 г. отчет

2004 г. отчет

2005 г. * (11 мес.)

Среднемесячная номинальная заработная плата, руб.

1742,5

2474,8

3443,0

4393,4

5502,8

6727,3

Темп роста номинальной заработной платы, в % к предыдущему году

139,9

142,0

139,1

127,6

125,3

129,2

Реальная заработная плата, в % к предыдущему году

114,1

117,7

120,1

111,8

111,1

114,0

*Оперативные данные.