1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1132

Новый единый порыв в борьбе за льготы

Громких разговоров о судьбе моногородов много, но серьезных решений на государственном уровне нет. Из 358 городов, попавших в перечень территорий с монопрофильной экономикой, специальная межведомственная комиссия рассмотрела ситуацию в двух.

Самый известный сегодня моногород — Тольятти. На АвтоВАЗе трудятся свыше 100 000 человек, еще 50 000 жителей города работают на предприятиях–сателлитах, производящих запчасти и комплектующие для «Жигулей».

Правительство гасит долги концерна на сумму свыше 38 млрд руб., намерено направить на развитие новых производств 12 млрд, на формирование временных рабочих мест — 4,8 млрд, на обеспечение конкурентоспособности предприятия в будущем — еще 5 млрд руб. При этом мало кто верит, что автогигант скоро будет спасен (и точно никто не предполагает, что казенными деньгами можно спасти подмоченную репутацию государственного топ-менеджмента).

По словам вице-мэра Тольятти Вадима Кирпичникова, прозвучавшим на круглом столе в Госдуме, посвященном теме моногородов, точка окупаемости АвтоВАЗа находится на уровне производства 560 000—600 000 машин в год. На 2010 г. запланирован выпуск 250 000—300 000 «Жигулей». То есть уже сегодня ясно, что автогигант обречен на убыточную работу и 2010 г. А значит, увольнения продолжатся, социальная напряженность будет расти.

Не многим лучше обстоят дела и в других моногородах, построенных в годы плановой экономики. Эксперты видят выход из тупиковой ситуации в диверсификации отраслевой структуры экономики моногородов, которую необходимо проводить в рамках реализации специальных программ, финансируемых за счет федерального центра и региональных бюджетов.

В том же Тольятти руководство города предлагает создать особую экономическую зону с полным набором льгот и преференций, но для развития предприятий других отраслей экономики — легкой индустрии, пищевой промышленности и проч. То есть предприятия легпрома и пищепрома в других местах пусть платят налоги по полной программе и выкручиваются за счет внедрения новых технологий, повышения производительности труда, выпуска конкурентоспособной по качеству и цене продукции. А вот потомственным производителям не самых лучших автомобилей надо предоставить особые льготы.

Так, в годы плановой экономики в любом, скажем, передовом колхозе председатель непременно сетовал: почему ему и всем тем, кто умеет и работает хорошо, планы повышают, но расценки снижают, а соседям, которые не умеют или не хотят работать на совесть, планы уменьшают, а расценки за их труд устанавливаются выше? Почему выгоднее работать плохо?

Опыт последних 15 лет показывает, что льготы срабатывают там, где налаживается принципиально новое производство, где необходимы серьезные затраты на НИОКР, на внедрение новых технологий, но никогда не действуют там, где с помощью льгот надеются организовать много рабочих мест. Может быть, потому, что эффективное производство в постиндустриальной экономике не предполагает главной целью массовую организацию рабочих мест.

Многие эксперты упорно предлагают для решения проблемы моногородов одно средство — льготы и жалуются, что время упущено, создание особой экономической зоны потребует принятия соответствующих изменений в федеральном законодательстве, а на это уйдет минимум пара лет. Еще — что межведомственная комиссия успела проанализировать положение только в двух моногородах, хотя с начала экономического кризиса прошло уже больше года, а пока дойдет дело до народных избранников, уйдет еще годик- другой...

При этом вне зоны внимания остается такой хорошо известный и доказавший свою эффективность способ борьбы с безработицей, защиты социальных прав граждан, как прямое участие в этом государства, исполнительной власти. Только участие не в форме выдачи денег налогоплательщиков менеджменту предприятий, десятилетиями работающих в убыток. В странах, экономику которых принято называть рыночной, капиталистической, есть по этому поводу любопытный опыт. Вот один из примеров.

В Германии частные коммунальные компании не могут предложить сотрудникам зарплаты, которые бы соответствовали не только, кстати, здравому инстинкту выживания, но и законодательству. С такими зарплатами эти компании должны были бы разориться. Это доказано, просчитано, но улицы-то убирать надо. И вот на каждый еврик выплачиваемой коммунальщику зарплаты частной компанией государство добавляет ему (на личный счет) еще горсть центов. В результате компании могут работать эффективно, причем идет жесткая конкуренция между ними, ведь государство всегда предпочтет того, кто сократит издержки и кому требуется меньше доплат. Улицы чистые, люди сытые.

Но все это делается максимально прозрачно, и немецкий налогоплательщик знает, что цент-другой в год он платит в пользу не просто понаехавших из Азии уборщиков, но и для собственного комфорта.

Это понятно. Но почему надо оплачивать заработки нестарых и здоровых людей, которые намерены производить заведомо неконкурентоспособную продукцию (а если конкурентоспособную — зачем льготы)?

Наивно полагать, что проблем моногородов нет и в той же Германии. С этим столкнулся германский концерн «Байер». Ангела Меркель не давала ему денег на выплату долгов кредиторам, когда «Байер» убедился, что исключительно на производстве лекарств не прожить. Концерн разработал специальную программу устойчивого развития, которая позволила ему запустить производство экологически чистых продуктов питания и современных зданий.

Таким образом, бизнес был диверсифицирован на основе внедрения новых технологий, что позволило «Байеру» более устойчиво себя чувствовать в условиях кризиса.

Вот если, скажем, тольяттинцы предложат наладить поставки в торговые сети (пока их не захлопнул закон о торговле) гарантированно чистых продуктов питания, представят соответствующие разработки и идеи и докажут, что для успеха им надо бы помочь в борьбе с налогами, то жители Российской Федерации через своих избранников в Государственной Думе, наверное, проголосовали бы за помощь бывшим строителям неудачных автомобилей.

В общем эксперты правы — федеральная власть явно опаздывает в анализе и «расшивке» проблем безработных. Поэтому кое-где на местах учатся спасаться самостоятельно.

В Татарстане в индустриальном парке «Мастер», предприятия которого ранее работали в основном на КамАЗ, стали активно развивать производства с другой отраслевой специализацией. В результате, по оценке замглавы республиканского комитета поддержки малого и среднего бизнеса Н. Таркаевой, в условиях кризиса и падения производства автомашин удалось сохранить все 96 резидентов индустриального парка.

Но до сих пор в основном из ставших вдруг лишними регионов слышится один возглас: «Зарплату выньте и положьте!» Что понятно, так как немыслимо выжить на широко рекламируемое пособие по безработице. Нет реальной и доступной помощи в переобучении, переселении. Крайне мало идей по организации прибыльных предприятий от местных менеджеров, поднаторевших в осваивании государственных денег. Не известно ни одной реально реализуемой и эффективной федеральной программы по созданию или сохранению рабочих мест.

Короче говоря, самое время вести разговор исключительно о создании особо льготных зон.