1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1731

Людской протокол для ответа прокурору

Беда на пороге: приближается начало отопительного сезона. В российской глубинке его ждут с обреченностью приморских жителей, которые с тоской наблюдают за приближающимся к ним тайфуном. Событие неотвратимо. Противостоять невозможно: у органов местного самоуправления нет ни средств, ни управленческих ресурсов. Есть только не обеспеченные финансами обязательства перед населением.

Реформы последних лет оставили местную власть наедине с такой глыбой, как содержание жилищно-коммунального хозяйства. Хозяйствующие субъекты благополучно скинули непрофильные активы, и теперь муниципалитеты отвечают за содержание жилых домов, за водоснабжение и водоотведение, обеспечение населения газом и электричеством, сбор и утилизацию мусора, ремонт и эксплуатацию котельных и прочих источников теплоснабжения.

Реформа оправдывалась тем, что иначе наши предприятия никогда не смогут стать конкурентоспособными на мировом рынке, «муниципальные гири» якобы так отягощают себестоимость их продукции, что никому ее по конечной цене потом не продать. Все правильно. Искренне хотели как лучше. Получилось так: «коммуналку» скинули, конкурентоспособности не прибавилось, а инфраструктура быстро превращается в бомбу замедленного действия. И каждую зиму все ждут, где рванет.

В крупных городах с мощным промышленным и интеллектуальным потенциалом, с рынком людских ресурсов проблемы хоть как-то решаются. В небольших городках, а тем более в сельских поселениях местные администрации с ужасом ждут холодов, когда придется латать штопаное-перештопаное хозяйство. Свыше советуют: создавайте управляющие компании, ликвидируйте муниципальные предприятия.

«Где их взять? Кто бы согласился взвалить это на себя?» — вопрошает глава Остроленского сельского поселения Нагайбакского района Челябинской области Николай Федоров. «Командир» 2190 жителей одного села и двух прилегающих к нему поселков по 400 человек в каждом убежден, что без федеральной, областной, районной поддержки невозможно улучшить жилищно-коммунальный сервис.

В этом году село не получало ни копейки из областного и районного бюджетов. Наскребли в своем бюджете 267 000 руб. на капитальный ремонт водопровода, хотя надо бы не меньше полумиллиона.

Наскребли, создав сельское… ЖКХ из 13 человек. Правда, умники из области и района убеждали, что надо не меньше 39. Но местные умельцы получили лицензии на выполнение ремонтных и строительных работ и начали зарабатывать деньги на стороне. Только размечтались, а тут кризис ужал левый рынок. Рассчитывали на полмиллиона — заработали меньше 200 000 руб. Тем временем убытки сельского поселения только на содержание жилья и водоснабжение увеличиваются каждый месяц на 65 000 руб.

Это типичная картина для большей части России. Долги растут не только в Остроленске. Везде в провинции самые аккуратные плательщики по коммунальным жировкам — пенсионеры. У остального сельского люда платежеспособность почти нулевая. Местные администрации пытаются их увещевать. Так, в селе Аргаяш той же Челябинской области с населением 10 170 человек каждую среду в 14.00 в местной администрации назначается встреча с неплательщиками. Из 30 приглашаемых в сельсовет приходят 3—4 человека. Да и те, у кого есть оправдательные причины: уволили с работы, зарплату не выдают, пособия задерживают.

По словам главы сельского поселения Виктора Нестерова, приходит к нему мать-одиночка и навзрыд причитает: «Виктор Васильевич, как быть? Я получаю мизер, сам знаешь. Ребенка кормить надо, за квартиру двухкомнатную две с половиной тысячи отдай, а еще кредит давний». Отвечает глава: «Садись, пиши все в протокол». Готовит он такую бумагу на случай, если в прокуратуру вызовут по муниципальным долгам.

Дело до смешного доходит. Суды против злостных должников выигрывал глава поселения, судебных приставов зазывал, а они у него же справку о наличии у неплательщика подсобного хозяйства просят. Сельский голова пишет: таковое отсутствует, на что исполнители судебных решений руками разводят — взыскивать нечего. А долгов накопилось 8 млн руб.

«Конечно, я могу написать заявление и уйти с должности. Но долги-то останутся», — отмечает в беседе с корреспондентом «ЭЖ» В. Нестеров.

Бедолаг, согласившихся возглавить сельские администрации, более 19 000 по всей России. Их стон не стихнет, пока верховная власть не примет волевое решение: местному самоуправлению быть. Об этом говорят в один голос замученные «коммуналкой» главы. Часто приводят в пример опыт Великобритании или Канады и говорят примерно следующее: «На помощь центра уже особо не рассчитываем, хотя в ряде случаев надо помогать людям деньгами, чтобы просто выбраться из гиблых мест, куда их загнали еще при Сталине и где теперь просто невозможно организовать прибыльное производство. Но и там, где есть сырье и мастеровой люд, существует доступ к рынкам сбыта, нет главного — разумной свободы по строительству местной финансовой и налоговой системы. В английской провинции собирается сход и решает, как поднять налоги на предпринимателей, чтобы построить, скажем, нужную всем школу. И голосуют за или против сами предприниматели и работники их предприятий. И денег жалко, и школа нужна, то есть голосуют не абы как».

Остается добавить, что «ЭЖ» провела экспресс-опрос нескольких десятков глав поселений на севере и на юге страны. Спрашивали, что предпочтительнее: вернуться к прежней системе финансирования ЖКХ предприятиями или развивать самоуправление? Более 60% респондентов ответили, что предпочтут второй вариант. Многие пояснили: «Этап, когда фактическими хозяевами районов являлись руководители разных комбинатов, производств, уже пройден».