1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Утечка газа в стратегическую дыру

Китайские компании вытесняют российские предприятия с постсоветского пространства. Это грозит скорыми проблемами не только «Газ­прому», но и многим российским поставщикам оборудования для строительства и эксплуатации газопроводов.

Китай направляет в Узбекистан спецрейс, пассажирами которого стали более 100 экономических капитанов — из Торговопромышленной палаты КНР и тамошнего Эксим-банка, руководители таких компаний, как HUAWEI, Lenovo, Bell-Alcatel Shanghai, а в первых рядах — неф­тегазовики. В рамках прошедшей в Ташкенте 7 сентября кооперационной биржи были достигнуты договоренности по росту поставок в Китай углеводородов.

Китай в рамках межправительственного сотрудничества посещают руководители министерства энергетики Казахстана и та же проблема обсуждается с китайским правительством. В эти же дни сообщается об окончании сварочных работ на 250-километровом участке газопровода Казахстан — Китай.

Эту начинающуюся в Туркменистане и проходящую через Узбекистан и Казахстан магистраль финансируют, проектируют, обеспечивают рабочими и оборудованием китайцы. Протяженность «Азиатского газопровода» около 6500 км (200 км в Туркмении, 500 — в Узбекистане, 1300 — в Казахстане, более 4500 — в Китае), пропускная способность — 30, а по территории Казахстана — 40 млрд куб. м газа в год. Из них 30 млрд — туркменский газ, остальные 10 млрд куб. м — казахстанский. Первые кубометры топлива должны пройти по новой ветке не позднее 31 декабря 2009 г., а достигнуть проектной мощности решено к 2014 г.

Для России это стратегическая утечка газа, предельно минимизирующая возможности «Газпрома» по перепродаже в Европу среднеазиатского топлива. Эксперты говорят, что «Газпром» в отличие от китайцев, не обеспечил постсовесткие республики кредитами на развитие отраслей.

Справка

Китайские кредиты

25 млрд долл. — российским «Транснефти» и «Роснефти» под гарантии 20летних поставок неф­ти для CNPC (300 млн т); 5 млрд долл. — Казахстану;
10 млрд долл. — Бразилии.

Более 8 млрд долл. Китай дает только на казахстанский участок газопровода. Срок его окупаемости при благоприятных условиях — 12—13 лет.

Все это время Казахстан будет возвращать кредит. Многие специалисты утверждают, что строящийся газопровод уже давно морально устарел и по уровню проектирования, и по используемому оборудованию, навязанному вместе с кредитами. Компрессорные станции — на манер советских 60-х гг., трубы — не самого высокого качества. Подвергается критике качество производимых китайцами монтажных работ. Критиковали их казахские службы технического надзора, пока китайцы не закрыли им доступ на объекты, находящиеся на казахской территории.

Все это может привести к авариям, которыми «славятся» внутрикитайские транспортные магистрали. К тому же у китайских труб диаметр 1067 мм, в отличие от общепринятого для газопроводов подобного рода диаметра в 1420 мм. Из-­за этого приходится прокладывать не одну, а две нитки газопровода, цена магистрали оказывается больше среднемировой в 1,6—1,7 раза.

Подряды по множеству других предприятий ТЭК в Центральной Азии тоже отданы китайцам. Пока Узбекистан, а особенно Туркменистан в силу крупных запасов топлива имеют возможности диверсификации газовых потоков. Казахам же придется отдать Китаю все.

Большая часть газовой инфраструктуры узбеков и туркмен создавалась при СССР, а потому сохраняет некую зависимость от российских поставок труб и оборудования.

Но китайцы активнее выталкивают россиян из Азии. Объемы межхозяйственной кооперации сократились за последние пять лет втрое и продолжают сокращаться.

Успех китайских компаний кроется в господдержке. Китайская нефтегазовая корпорация China National Petroleum Corp. (CNPC) и Банк развития Китая (China Development Bank, CDB) недавно подписали соглашение об открытии кредитной линии на 30 млрд долл.

В Российской Федерации пока не просматривается продуманная государственная стратегия по отстаиванию российских интересов на постсоветском пространстве.

Комментарий

Андрей Грозин, заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Да, китайцы за последние пять лет усилили свое присутствие в ТЭКе Казахстана в первую очередь, отчасти — Узбекистана, в Туркмении строят трубопровод, очевидно, до конца этого года запустят. Но посмотрите на структуру импорта топливноэнергетических комплексов республик. Объемы прокачки через российские трубопроводные системы и нефти и тем более газа — на порядки выше того, что Казахстан, Туркмения и Узбекистан поставляют либо своим ближайшим соседям, либо тому же Китаю, либо через Каспий на Запад. Да, китайский трубопровод обещают запустить, да, сначала говорилось о 30 млрд, а потом о 40, но я сильно сомневаюсь, что в ближайшее пятилетие Туркмения найдет такие объемы. Хотя китайцы позволяют себе весьма существенно переплачивать за активы, которые в стратегическом смысле кажутся им интересными.