1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1155

Волна Кудрина

Проблемные долги предприятий растут

В то время как регуляторы прогнозируют десятипроцентный рост просрочек по кредитам только к концу 2009 г., независимые эксперты сходятся во мнении, что такой уровень проблемных обязательств заемщиков уже имеет место. И хотя основное информационное внимание сосредоточено на невозвратах граждан по ипотечным и потребительским ссудам, гораздо серьезнее обстоят дела с долгами по кредитам юридических лиц.

 

Министр финансов Алексей Кудрин предрекает, что вторая волна кризиса накроет страну к осени. По мнению экспертов, эта волна уже пришла, поскольку началось интенсивное накопление так называемых невозвратов и просрочек. А к осени накопленная масса плохих долгов может привести к массовым остановкам производств. Вот это и будет означать, что волна Кудрина затопила отечественную экономику.

Пока совершенно не ясно, что предпринять, чтобы не утонуть. Сегодня экспертам остается только внимательно анализировать ситуацию.

По данным Росстата, уже к концу января объем просрочен-
ной кредиторской задолженности предприятий приблизился к 8%. Как и ожидалось, наиболее проблемными отраслями, где доля плохих банковских кредитов перманентно растет, стали торговля и строительство, даже несмотря на то что показатели общей кредиторской задолженности в начале года в данных сегментах несколько улучшились. Резкое снижение прибыли в обеих сферах повлекло за собой не только затруднения с обслуживанием долга компаний, но и угрозы полномасштабных дефолтов.

В торговле ключевым фактором, усугубляющим положение заемщиков, является специфика залогового обеспечения у предприятий данного сектора: в подавляющем большинстве случаев залогом признаются товары в обороте, ликвидность которых в нынешних условиях, как правило, нулевая. К тому же переоценка такого обеспечения изначально согласно договорам осуществляется кредитными отделами банков на регулярной основе по убывающим и прибывающим товарным позициям.

Положение оптовиков в значительной степени пошатнули кризисные потрясения на рынке факторинга. Операторы данного сегмента, не аффилированные с банковскими холдингами и работавшие с залогами дебиторских обязательств самостоятельно, сворачивают деятельность, а момента формирования соответствующих направлений в банках до необходимого торговле объема ждать, по всей видимости, еще очень долго.

Не легче и строителям: насколько бурным был рост в предшествующие стабильные годы, настолько стремительной стала сегодняшняя стагнация рынка. В то же время находящаяся в залоге коммерческая и жилая недвижимость обесценивается рекордными темпами, а к кредитным обязательствам присовокупляется и значительная задолженность поставщикам. В результате участилось замораживание строек. Многочисленные застройщики и девелоперы активно пополняют ряды предприятий, приближающихся к стадии банкротства. В свою очередь, банки неминуемо столкнутся с проблемой управления гигантским объемом взысканного недвижимого имущества, так как оперативная реализация подобных залогов сегодня крайне затруднительна.

В сложившейся ситуации банкиры сетуют на несовершенство регулирования кредитования в России и недостаточную проработку нормативов Центробанка. Отчасти это верно, поскольку принятое в свое время Положение ЦБ РФ от 26.03.2004 № 254-П
«О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности» сподвигло банки на концептуальное изменение методического подхода к заемщикам-юрлицам. Если до введения данной инструкции основополагающим критерием в процессе анализа экономической обоснованности предоставления ссуды были достаточность и качество обеспечения, то вследствие возросшей ориентации отечественной банковской системы на международные стандарты финансовой отчетности (МСФО) гораздо больше внимания стало уделяться показателю предполагаемых денежных потоков предприятий.

Зачастую игнорировались пропорционально увеличивающиеся в связи с таким подходом риски и не происходило какого-либо усовершенствования самой инфраструктуры работы с залогами в банках. Негативно сказалось и стремление банкиров во что бы то ни стало формально улучшить качество своих кредитных портфелей путем различного рода манипуляций и лазеек в нормативном регулировании. Нередко «положительные» аналитические заключения по кредитам были поставлены, что называется, на поток, а деятельность бэк-офисов кредитных департаментов, в чьи функции обычно входит контроль над залогами, носила номинальный характер.

Таким образом, завуалированные еще в докризисные времена многочисленные острые углы системы взаимодействия финансового и реального секторов сразу же дали о себе знать, как только наступил трудный для экономики страны период. Рефинансирование уже имеющихся кредитов у компаний-заемщиков на более лояльных условиях, которые бы позволили преодолеть кризис и предотвратить окончательное разорение, на текущий момент не производится, а в заветные списки тех, кто может рассчитывать на помощь государства, попали лишь крупные системообразующие предприятия.

Впрочем, не все так просто и с пресловутой господдержкой. В частности, механизм предоставления государственных гарантий по кредитам, посредством которого предполагалось обеспечивать возврат банку до 90% не исполненных заемщиком обязательств, на практике не работает. Даже крупные банки с государственным участием в капитале поспешили заявить о неготовности финансировать по такой схеме, объясняя это нежеланием власти нести солидарную ответственность с должниками. В случае с субсидиарной ответственностью, которую несет государство, до момента реального возмещения кредитов может пройти множество обременительных для всех заинтересованных сторон этапов: от предварительных процедур взыскания долга до длительных судебных тяжб.

Не приходится надеяться и на создание в России так называемого плохого банка, где можно было бы сконцентрировать «токсичные» активы кредитных организаций, тем самым разгрузив банковский сектор для возобновления корпоративного финансирования. Становится ясно, что регуляторы от такой вполне рыночной формы господдержки экономики скорее всего откажутся.

Тревожит и существенный рост количества продаж долгов юридических лиц коллекторским агентствам. Еще в конце прошлого года данные институты работали с корпоративными кредитами изредка и в индивидуальном порядке, отдавая предпочтение портфелям заемщиков-физлиц. Сегодня же коллекторы, чья деятельность до сих пор не регулируется ничем, кроме Уголовного кодекса, в массовом порядке взялись и за долги реального сектора. Это уже само по себе способствует глобальной экономической дестабилизации, а также демонстрирует неспособность банковского сектора квалифицированно решать проблему невозвратов собственными силами.

Тем не менее основной объем проблемных ссуд коллекторам переварить не удастся и банки рано или поздно окажутся перед трудным выбором списания долгов как безнадежных, рискуя собственной ликвидностью, либо дальнейшего рефинансирования таких кредитов и максимально возможного снижения резервирования на потери по ссудам.