1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

ШОС: что танцуют в энергоклубе

Чем обернется для России создание энергетического альянса в рамках ШОС — большой вопрос

Провал попытки организовать энергетический альянс с Западом качнул маятник российских интересов на Восток.

Мысль о совместном использовании энергетических богатств Центральной Азии и восточных регионов России витает в евразийском воздухе уже довольно давно. Первым о целесообразности клуба потребителей и производителей энергии и единой нефтегазотранспортной системы еще в сентябре 2004 года заявил премьер-министр РФ Михаил Фрадков на заседании Совета глав правительств Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Бишкеке.

А в декабре 2005 года достоинства энергетического клуба на международной конференции в Ташкенте уже расписывала дочь президента Узбекистана, директор Центра политических исследований Гульнара Каримова.

Исполнительный секретарь ШОС Чжан Дэгуан (КНР) назвал «сотрудничество в энергетике приоритетной сферой в рамках ШОС».

И, наконец, Президент России Владимир Путин поставил точку на юбилейном саммите ШОС в Шанхае (15 июня 2006 года), назвав актуальной идею энергетического клуба стран континента.

России импонирует лидерство на международной площадке равноценной европейской. Согласно программным документам к 2025 году ШОС должна сформировать общий рынок, подобный европейскому. А энергетический клуб может стать прообразом и основой такого рынка подобно тому, как Союз угля и стали, который организовали в 1951 году Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург, превратился в 1992 году в ЕС.

Идея заманчивая, но пока сырая, и конкретных шагов сделано мало, чтобы заставить на нее работать все положительные (географические, экономические и политические) факторы региона.

Первые шаги

В Бишкеке на встрече глав правительств стран ШОС была принята Программа экономического сотрудничества, которая включает более 120 инвестиционных проектов. Не меньше трети из них — по приоритетным направлениям энергетики. Среди них — строительство гидроэнергетических комплексов в Кыргызстане и Таджикистане, освоение перспективных нефтегазовых месторождений и прокладка нефте- и газотранспортных магистралей. Принято решение о создании Делового совета, Инвестиционного банка, Фонда развития ШОС. Также начата работа по унификации и гармонизации законодательства с целью обеспечения благоприятных условий и упрощения процедур в торговле и инвестиционной деятельности.

Не только Россия, но и Китай, Индия, Узбекистан, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан увидели свою выгоду от энергетического альянса и готовы стать членами энергетического клуба. Но у каждого из партнеров свои причины вступать в этот «брак».

Продавцы...

В недрах региона крупные запасы энергетического сырья. Россия, Туркменистан, Узбекистан, Казахстан и Иран обладают 50% мировых запасов природного газа. Крупнейшие в мире минерально-сырьевые базы разведанных запасов урана находятся в Казахстане (606,7 тыс. т, 18% мировых запасов) и Узбекистане (7,5). Данные о запасах нефти в Центральной Азии и Каспийском регионе варьируются от 11 млрд до 14 млрд т. По подсчетам ученых Института геологии нефти и газа Сибирского отделения РАН, в восточных регионах России имеется свыше 19 млрд т нефти. Вместе получается объем, соизмеримый с запасами самой крупной нефтяной державы — Саудовской Аравии (36 млрд т).

В Центральной Азии есть хорошие перспективы развития атомной и гидроэнергетики.

...и покупатели

Бурно развивающаяся Индия — среди основных потребителей углеводородов и энергии. Если сегодня страна расходует 130 млн т нефти (импорт 50 млн т), то ко времени «созревания» ШОС эта цифра может удвоиться. Высокими темпами растет потребность индийского рынка в газе: сегодня — 35 млрд куб. м в год, а к 2015 году — 55 млрд куб. м.

Еще ненасытнее Китай. Сегодня эта страна потребляет около 80 млрд куб. м газа в год. К 2015 году эта цифра может увеличиться до 200, а в 2020-м — до 250 млрд куб. м. Через 9 лет объемы добываемой в стране нефти возрастут с нынешних 130 млн т до 200 млн т в год. Однако КНР сохраняет ускоренные темпы роста импорта сырой нефти и нефтепродуктов. Он уже сейчас участвует в нефтегазовых проектах 18 стран с расчетным объемом добычи 27 млн т нефти и 2 млрд куб. м газа в год. По данным Главного таможенного управления КНР, страна в 2005 году импортировала порядка 130 млн т сырой нефти, а только за первое полугодие нынешнего года — уже свыше 73 млн т.

Недостатки преимуществ

В регионе идет скрытая борьба США, России, Китая, Индии, Турции и государств ЕС за политическое влияние и контроль над энергетическими ресурсами в Центральной Азии. Поэтому Россия и Китай предпочитают договориться, а не «перетягивать канат» в соперничестве за влияние в регионе, рассчитывая, что лидерство в энергетическом клубе усилит их доминирующие позиции. Ведь вырабатывать за одним столом общие подходы, принципы, тарифы и протекционистские меры — выгодная альтернатива сепаратизму и беспорядочной конкуренции.

Россия считает, что участие в этом энергетическом проекте позволит ей активнее осваивать евразийское экономическое пространство, укрепить и расширить свое лидерство в регионе, откроет новые перспективы национальной экономике.

Директор Института энергетической стратегии Виталий Бушуев полагает, что нашей стране нужен восточный энергетический альянс еще и для того, чтобы отбиваться от нападок Евросоюза, активно использующего в качестве инструмента давления свою Энергетическую хартию, кроме того, это даст свободу маневра в переговорах со своими неуступчивыми западными покупателями.

По мнению профессора Института международных экономических и политических исследований РАН Владимира Волошина, страны Центральной Азии верят, что, объединившись в энергетический клуб ШОС, они смогут стать ключевыми игроками на мировых рынках нефти и газа. Поставщики энергоресурсов рассчитывают, что альянс обеспечит им постоянный, стабильный рынок сбыта, а потребители надеются получить надежные источники сырья и энергии.

Однако другие эксперты считают, что в итоге больше всех выиграют Индия и Китай, так как клуб избавит их от жесткой привязки к Персидскому заливу, развяжет руки для еще более интенсивного экономического развития и откроет простор переговорам с неуступчивым Западом по поводу его энергетических активов.

Россию, конечно, особенно интересует Китай как ближайший сосед и основной конкурент в регионе.

Экономисты прогнозируют, что к 2020 году КНР как главная мировая «фабрика производства товаров» опередит США и выйдет на первое место по энергопотреблению. К этому времени из 45 видов основных минеральных ресурсов собственных запасов полезных ископаемых будет в достатке только по 6 видам.

Осознавая эту угрозу, Поднебесная не будет скупиться на крупные вложения в проекты энергетического клуба. И таким образом может стать основным финансистом альянса и доминирующей страной Азиатско-Тихоокеанского региона. А, как известно, кто платит, тот и заказывает музыку. Инвестиционные виды Китая на Центральную Азию реально уже выражены выделением 1 млрд дол. на Программу ШОС по экономическому сотрудничеству.

Мало кому известно, что, преодолевая энергетические, демографические и прочие проблемы, КНР в своей Военной доктрине 1987 года предусмотрел «перенос своих стратегических границ за пределы национальной территории». По сути, это пока мирный курс освоения ресурсов других стран за счет экономической экспансии и инфильтрации рабочей силы. Однако до каких пределов эта экспансия останется мирной, знают, наверное, только в Запретном городе.

У партнеров по ШОС вызывает опасение, что со временем Срединное государство может сделать все остальные страны континента своей подсобной мастерской. А России грозит участь превратиться в жалкое подобие Саудовской Аравии при Китае — впрочем, роль сырьевого придатка наша страна вполне профессионально играет сегодня на Европейской сцене.