1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Тягаются валютный курс и ППС

более 90% экспорта в Китае составляют товары обрабатывающей промышленности, в то время как в России более 50% — топливно-энергетические ресурсы
Тягаются валютный курс и ППС

В 2006 году логика реформ российской экономики вплотную подвела аналитиков к вопросу, каково оптимальное соотношение между объемом и темпом развития внутреннего рынка и объемом и темпом роста внешнеторгового оборота.

По статистике очевиден тренд опережающего роста внешнеторгового оборота по сравнению с внутренним потреблением в России. Почему так происходит, рассмотрим ниже. А для начала оценим некоторые статданные ВТО, характеризующие ВВП и внешнеторговый оборот ряда стран.

Бросается в глаза отчетливая взаимозависимость низкого уровня ВВП в расчете на душу населения и сильного превышения ВВП по паритету покупательной способности над ВВП, рассчитанным по текущему валютному курсу. Это означает, что страны с низким уровнем ВВП на душу участвуют во внешнеторговом обороте в условиях заниженного курса своей валюты. Это отражает так называемые пропорции обмена на мировых рынках, а также трудности вхождения на эти рынки.

Однако и структура экспорта стран с низким уровнем ВВП на душу населения тоже различна: в Китае более 90% экспорта составляют товары обрабатывающей промышленности, так же как и в Японии, а в России, как и в Казахстане и Норвегии, более 50% — топливно-энергетические товары. Из данных таблицы не следует, что перекос структуры экспорта в сторону энергоносителей неизбежно ведет к стагнации отечественных рынков, как это происходит в нашей стране.

Импульс, который дает возможность конвертировать высокую активность на внешних рынках в рост производства и потребления, следует искать в высоком уровне инвестиций, в модернизации производства и в совершенствовании его отраслевой структуры. В странах, в которых ВВП по паритету в разы превышает ВВП по валютному курсу, как правило, наблюдается более низкий уровень производительности труда, следовательно, требуется высокий уровень инвестиционной активности. Только в этом случае возможно повышение объема ВВП на душу населения (если, конечно, не сокращать население).

Среди стран БРИК, которые по абсолютному росту ВВП опережают развитые страны Запада, инвестиционной активности нет только в России. Причины, думается, надо искать в неблагоприятном инвестиционном климате.

Он предполагает прежде всего стабильность политическую и экономическую в широком смысле этого слова. Для экономической стабильности требуются финансовые, административные и, собственно, экономические, в смысле хорошей рыночной конъюнктуры, условия приложения капитала. В нашей стране ни один из этих факторов в должной мере не благоприятствует эффективной и высокой доходности вложенного в высокотехнологичные отрасли обрабатывающей промышленности капитала. Особенно это касается отечественного капитала.

Отметим, что заниженный по сравнению с паритетом покупательной способности обменный курс рубля не благоприятен не только для импортных товаров широкого потребления, но и для импорта оборудования и технологий. Ведь они соответственно тоже становятся дороже относительно реального рублевого соотношения цен. Поэтому к высказываемой многими экономистам точке зрения, что заниженный курс является полезным, можно отнестись скептически. Это тот редкий случай, когда можно согласиться с МЭРТ, которое также призывает манипулировать курсом с большой осторожностью.

Наиболее разумная политика в данном вопросе заключается в том, чтобы стремиться сблизить обменный курс национальной валюты и паритет ее покупательной способности в долгосрочной перспективе. Ведь такие расхождения в разы, которые наблюдаются в России и во многих развивающихся странах, как правило, являются следствием «перенесенной» финансово-экономической нестабильности, которая так вредна для поддержания высокого уровня инвестиций.

Резкое падение обменного курса можно очень легко и быстро допустить с помощью рискованной денежно-кредитной, бюджетной или валютной политики, которая проводилась у нас в стране во времена шоковой терапии. Потом можно сильно радоваться тому, что это препятствует импорту, но восстановление реального соотношения отечественной валюты с иностранными — это очень долгий и сложный процесс.

Резкие колебания обменного валютного курса неминуемо отразятся на объемах и темпах внешнеторгового оборота, объемах производства большинства видов товаров и услуг, инвестиционной активности. В международных торгово-экономических отношениях это ухудшает пропорции обмена, то есть уменьшает прибыли экспортеров товаров с высокой степенью переработки, хоть им и легче прорваться на чужие рынки.

Вследствие этого заниженный в разы обменный курс косвенно тормозит рост доходов населения, особенно, если высока доля товаров обрабатывающей промышленности в структуре экспорта. В сочетании с дорогим импортом оборудования ситуация складывается не в пользу инвестиций в производство высокотехнологичных и трудоемких производств. Гораздо проще вложить накопившиеся деньжата в недвижимость, например купить остров, в зависимости от располагаемой суммы.

К сведению

ППС— паритет покупательной способности представляет собой количество единиц какой-либо валюты, необходимое для покупки некоего стандартного набора товаров и услуг. На базе такой «корзины» формируется соотношение валют между собой по ППС. Все наиболее значительные международные организации используют ППС для сопоставлений статистики различных стран и «фильтрации» курсовых искажений.