1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Стратегия отставания

Минимум на 25 лет Россия отстает в электронной промышленности от всего цивилизованного мира

Правительство одобрило Стратегию развития электронной промышленности в 2007—2011 годах. На ее реализацию из бюджета будет выделено 23 млрд руб. Это годовой оборот одной иностранной микроэлектронной компании второго десятка мирового рейтинга.

 

Из этих государственных средств 4,3 млрд руб. предусмотрено на реконструкцию и техническое перевооружение основных производств (200 предприятий и организаций); 3 млрд руб. — на создание сети новых дизайн-центров. На НИОКР по приоритетным направлениям развития запланировано 15,9 млрд руб.

 

Голь на выдумки хитра

 

«Государственная помощь электронной промышленности минимальна», — скромно констатирует министр промышленности и энергетики РФ Виктор Христенко.

Однако скудное государственное финансирование должно обеспечить достижение стратегической цели – преодоление в ближайшие два-три года отставания последних 15 лет.

Министр взялся воистину за нелегкий труд — восстановить научно-технический и производственно-технологический потенциал электронной отрасли и вывести ее на современный мировой уровень.

Естественно, инициаторы концепции развития отечественной электроники больше уповают не на скупые государственные подаяния, а на тучный частный капитал. Они, например, рассчитывают, что сумма внебюджетных средств превысит 15 млрд руб. А два основных проекта ОАО «Ангстрем-Т» и завода «Микрон» получат свыше 20 млрд руб.

«Вкладывайте деньги в электронику», — прямо рекомендует банкирам и прочим частникам и Президент России. Но пока деловые люди не спешат финансировать долгосрочные проекты реального, но кризисного производства. И даже мизерные по масштабам задач капиталовложения остаются под большим вопросом.

Как правило, бизнес предпочитает платить только за то, что ему нужно сегодня. Дело в том, что, например, современная микроэлектронная фабрика стоит около 54 млрд руб., минимальный срок ее строительства — 2—3 года, а срок окупаемости — около 3 лет.

Поэтому в цивилизованных странах перспективные направления научно-технического прогресса поддерживает государство. А потом, используя рыночные механизмы, окупает затраты и получает солидную прибыль.

Ежегодно на программы развития электроники развитыми странами выделяется более 20 млрд долл.

В российском варианте наше прижимистое Правительство решило схитрить и сэкономить, вложив в очень капиталоемкое дело минимальные средства, которые, по замыслу «мудрых» руководителей, должны стать своеобразным катализатором всех прочих инвестиций.

Однако любой здравомыслящий капиталист, взглянув на то, до чего доведена отечественная электроника, призадумается над тем, что в результате чистки авгиев конюшен он получит? А зная основные тенденции научно-технического прогресса, усомнится, есть ли гарантия, что продукция на уровне, намеченном Стратегией, будет востребована на мировом да и внутреннем рынке ко времени пуска новых производств.

 

Бес — в деталях

 

«Основная задача промышленной политики государства по отношению к электронной промышленности должна состоять в стимулировании спроса на продукцию российских производителей. Только в этом случае бизнес будет заинтересован в создании в стране полноценного микроэлектронного производства», — справедливо утверждает В. Христенко. Планируется, что уже в 2011 году объем продаж продукции электронной промышленности составит не менее 45 млрд руб. в год (сейчас 5 млрд), а в 2025 году – 605 млрд руб.

Однако сегодня в Стратегии развития отечественной электроники речь скорее должна идти не о бухгалтерском дебете, а о качественном преодолении отставания.

А это прежде всего поддержка научно-исследовательских работ и обеспечение их связи с производством.

Пока российская ниша электронной промышленности — продукция на компонентной базе размером 0,8 микрона (мкм). Это показатель 1980-х годов. В мире массовое производство — 0,18 мкм. В результате доля России на мировом рынке электроники составляет лишь 0,23%. Поэтому сегодня одни из основных востребованных российских электронных продуктов — простые чипы для азиатских игрушек, брелков, калькуляторов и банковских кредиток. Предприятия, выпускавшие фотоэлектронные приборы, электронно-лучевые трубки, известны за рубежом своей стеклотарой.

В соответствии с государственной Стратегией технологический уровень изделий микроэлектроники в серийном производстве в 2011 году будет соответствовать 0,13—0,09 мкм, а в 2025 году – 0,018 мкм.

Для сравнения: ведущий производитель электронных компонентов — корпорация Intel еще в 2005 году начала отказываться от технологий 0,09 мкм и переходить на 0,065 мкм. Сейчас идет активная разработка технологии на уровне 0,032 мкм. Между прочим, корпорация за пять лет вложила в новые производства около 22 млрд долл.

 

Российские «грабли»

 

Закон Мура, рожденный как эмпирическое правило развития электроники, гласит: с периодичностью в 1,5—2 года новое, более мощное и высокоинтегрированное поколение микросхем приходит на смену предыдущему поколению, расширяя границы применения вычислительных и коммуникационных устройств.

Трагедия развития отечественной электронной промышленности заключается в том, что наши руководители о законе Мура или не слышали, или забыли и предпочитают идти вслед за развитыми странами, подражая, копируя или попросту таща западный опыт, технику и технологии.

Весь мир сегодня уже осваивает нанотехнологии. Это очень тонкие процессы. (1 нм (нанометр) = 10-9 м). Нанопроцессоры по техническому уровню отличаются от современных компьютеров так же, как Pentium 4 — от первых ламповых ЭВМ.

Внедрение нанотехнологий ведет к перевороту в гражданской электронике и военной технике. Новая радиоэлектроника, например, позволит получить супермалые образцы оружия, резко повысить эффективность и «интеллектуальные» возможности систем планирования, управления и защиты.

Получается, что разработчики Стратегии, посылая электронную отрасль вдогонку лидерам, заведомо закладывают ее техническое отставание. Кстати, именно такой подход в значительной степени стал причиной фиаско отечественной электронной промышленности еще в советские времена.

Тогдашние чиновники гордо докладывали о громадной экономии на научно-технических разработках и хвастались тем, что «на коленках» удается скопировать иностранные технологии. Но эволюционный процесс развития техники сделал скачок, и вся страна осталась у разбитого корыта с допотопными производствами и отсталым машиностроением.

Сегодня высокие чиновники вновь примеряются к старым «граблям». Из-за опасения рисков и нежелания перетрудиться они толкают Россию на путь вечно догоняющего. При таком подходе вызывает большое сомнение, что удастся изменить нынешнее положение дел.

 

Сладкие слова с горьким привкусом

 

Проект Стратегии Минпромэнерго декларирует цель: «Установить эффективные отношения между государством и бизнесом на принципах государственно-частного партнерства в приоритетных направлениях развития электроники и на этой основе придать процессам преобразования отрасли ярко выраженный инновационный характер».

Уже есть замечательные примеры такого сотрудничества. Вместо инновационных изысканий весь реформаторский пыл руководство корпорации «Российская электроника» израсходовало на манипуляции с госпакетом акций ОАО «Ангстрем», одного из основных исполнителей Федеральной программы «Национальная технологическая база». В результате доля государства сократилась до 23%, а нанятый им менеджер Валерий Дшхунян контролирует более 70% акций предприятия. Дорогостоящее технологическое оборудование передано в ОАО «Ангстрем-Т», половиной которого владеет некая «Российская аудиторская компания».

Такие примеры оправдывают прижимистую позицию государства и делают понятнее опасения министра финансов Алексея Кудрина инвестировать в отечественную промышленность – все равно украдут.

Именно нынешний уровень взаимоотношений бизнеса и государства ставит под большой вопрос реальность выполнения основных задач Стратегии развития электронной промышленности России.

 

Рыночный доход к инновациям

 

·       Еврокомиссия выделила 220 млрд евро на 29 научно-технических проектов.

·       Правительство ФРГ предоставило компании AMD на инновационный проект стоимостью 2,4 млрд евро льготы на 1,5 млрд евро.

·       В Бразилии принят закон, по которому иностранных инвесторов освобождают от 15% налога на вклады в электронную промышленность.