1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 972

Программ много, а проблемы не убывают

Страна без стратегии государственной экономической политики беспомощна, как безмоторная шхуна без паруса в штормовом море. Влетев в пучину вольной демократии и рыночной экономики, Россия продолжает качаться на бушующих волнах, словно струг без руля и без ветрила.

 

Дрейф страны в процессе мировой глобализации особо опасен при отсутствии внятной региональной политики. Рассмотрение стратегий развития отдельных субъектов РФ в Минрегионе, как и отраслевых программ в Минпроме, не в счет. «ЭЖ» не раз писала о хаотичности этого процесса, в который вовлечены немалые интеллектуальные силы и соответственно большие финансовые средства. В частности, отмечалась разбалансированность взаимодействия между федеральными структурами власти. Об этом же свидетельствуют и исследования Фонда «Институт энергетики и финансов», эксперты которого утверждают, что «в России Минфин намного сильнее «расходующих ведомств» и потому диктует свою трактовку региональной политики — всем развиваться в рамках единого пространства. А это означает, что регионы — поставщики сырья и промышленно развитые субъекты РФ продолжают тянуть лямку кормильца, а у остальных республик, краев, областей и округов тяжелеет ложка.

Об этом говорят уже зависимые от верховной власти руководители регионов, да только и их не слышит «верх». Два года назад губернатор Новосибирской области Виктор Толоконский отмечал, что «большинство программ, разрабатываемых и на федеральном, и на региональном, и на местном уровнях, не вызывает удовлетворения». Потому что они бессистемны и мало влияют на результаты управленческих решений. Вот и получается, что программ много, а проблем еще больше, поэтому и темпы роста экономики, темпы повышения качества жизни невысоки.

В 2003 г. Министерство экономического развития и торговли РФ заказало ученым Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова исследование по теме «Методические основы для мониторинга неравномерности экономического и социального развития регионов России и выявление тенденций регионального социально-экономического развития». Работа выполнена — регионы выстроены по ранжиру, определены индикаторы для мониторинга. Но рассмотрение периферийных стратегий развития возложено на… Министерство регионального развития РФ. Оно сформировало межведомственную комиссию. На ее заседания МЭРТ отряжает своего представителя в лучшем случае в ранге руководителя департамента. Минфин и Минпромэнерго поступают точно так же, делегируя порой главного специалиста профильного отдела.

А ведь российские регионы сродни отдельным государствам. Не только по величине занимаемой площади, но и по своеобразию экономического пространства. Так, 74% запасов минерального топлива приходится на 5 регионов — Республику Саха (Якутия), Красноярский и Пермский края, Белгородскую и Кемеровскую области, а львиная доля газа и нефти — на два субъекта: Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа.

И стартовые условия при вхождении в новые экономические отношения были у российских регионов разными. До сих остается контраст между субъектами РФ по степени урбанизированности территории — от 100% сельского населения в Усть-Ордынском Бурятском автономном округе, вошедшем ныне в состав Иркутской области, до 100% городского населения в Москве.

В результате родились понятия «регион-донор» и «регион-реципиент». Последних поделили еще на депрессивных и отсталых. Бюджетное выравнивание регионов осуществляется путем раздачи трансфертов и дотаций, что ставит региональную элиту в зависимость от федеральной власти и освобождает местных руководителей от обязательств перед населением.

Все это ведет, по многочисленным высказываниям экспертов, к тому, что получатель бюджетных субсидий привыкает к дармовщине, а регион-донор лишен стимула по интенсификации производства и не может свои ресурсы инвестировать в экономику — они уходят в государственную казну. 

О таком перераспределении бюджетных средств очень четко высказался губернатор Красноярского края Александр Хлопонин: «Конечным бенефициаром любого успешного экономического проекта на территории региона-донора заранее становится сосед-реципиент, получающий федеральные трансферты».

В стране нет концепции регионального развития. Нет и концепции развития государства в целом. Импульсивно провозглашаемые приоритетные проекты и другие национальные приоритеты не являются объективной целью страны, которую можно сформулировать как развитие России через развитие ее регионов. Бюджетное перераспределение средств, аккумулирование сырьевых доходов в венчурных, инвестиционных и прочих фондах не решают долгосрочных стратегических целей для страны в целом — модернизации экономики, роста конкурентоспособности обрабатывающей промышленности и сферы услуг, а в конечном итоге ускорения темпов экономического роста.