1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1043

Бросить пить, купить машину...

10,28% — самая большая доля в структуре потребительских расходов россиян принадлежит мясопродуктам

Это хорошо, что потребительские цены в нынешнем году растут не так споро. Правда, данные за апрель и предварительные прогнозы по маю несколько настораживают, что, естественно, вызывает тревогу у ответственных за это министров. Конечно, мы все к ним присоединяемся и искренне желаем успехов в борьбе с инфляцией. Эта «тля» давно достала.

О поведении потребительских цен за очередной месяц Росстат, естественно, сообщает в первую очередь. И это правильно, поскольку эта тема интересна всем. «ЭЖ», само собой, старается стремительно донести данные по инфляции до своих читателей. Поэтому, надо полагать, многие в курсе, как в целом складывается ситуация с ценами в первые месяцы года. Тем не менее давайте внимательно и пристально посмотрим на статистику.

Напомним, что в первые 3 месяца картина писалась радужными мазками, даже несколько неожиданно для ценителей прекрасного: в январе потребительские цены подросли на 1,7% (сравните: 2,4% в январе 2006-го), в феврале — 1,1% (1,7 год назад) и в марте — 0,6% (0,8). В апреле же невидимый художник рынка, видно, захандрил, посадив на холст кляксу размером 0,6%, что на 0,2 пункта больше прошлогодней. По слухам, в мае ему тоже нездоровится.

На днях, докладывая Президенту социально-экономическую ситуацию в стране, глава Минэкономразвития Герман Греф пояснил ситуацию с тревожными ценовыми тенденциями, в частности сезонным подорожанием мяса и овощей, как и продуктов в целом. Выходит, в прошлом году по эту пору сезон-то тоже был, да не совсем сезон. Что касается майских дел, доверимся министру, а вот апрель поверяется цифрой. Посмотрим.

Ничего не попишешь, прав Герман Оскарович. На вид подорожание в апреле продтоваров страшным не выглядит — на 0,8%, но это почти в 2,7 раза больше апрельского роста цен год назад. При этом непродовольственные товары за этот месяц прибавили в цене только 0,4% (всего на 0,1 пункта больше, чем в апреле 2006 г.), а платные услуги — 0,5% (-0,1). Так что еда в самом деле начала подкармливать инфляцию. Другой вопрос: откуда сваливаются эти «разы» при всей хоть трижды сезонности?

Кстати, по апрелю сильно грешить на морковку-капусту не стоит — в этот месяц плодоовощи хотя вновь и подорожали много больше, чем другие продукты (на 3,1% к марту), но темп прибавки продолжил снижение (в феврале прирост был 3,6%). Даже прирост цен на этот товар с декабря 2006 г. — на 14,7% — ужас наводить не должен, если учесть, что за такой же период прошлого года этот рост был почти вдвое выше — на 28,9%. В результате плодоовощной уровень цен в апреле на 1,9% оказался ниже, чем в апреле 2006-го.

Между прочим, мясо по ценовому приросту передовиком не смотрится: за прошлый месяц оно стало дороже на 0,4%, а с начала года — на 1,3. Куда заметнее на лидерство претендовали крупа и бобовые (на 1,1% рост цен за апрель и на 5,7% — с декабря), рыба и другие дары моря (0,6 и 3,8% соответственно), хлеб с булками (0,5 и 2,7%), алкогольные напитки (0,5 и 2,5%).

Словом, можно даже засомневаться, что мясо — один из главных виновников по части разгона инфляции. Штука, однако, в том, что вклад в общий рост цен какого-то продукта, товара или услуги определяется не только размером роста цен на него, но и «весом» каждого в расходах граждан. Мы недаром даем здесь табличку со структурой потребительских расходов населения, которую Росстат использует для расчета индекса потребительских цен в этом году — очень, знаете ли, интересная и даже поучительная информация.

Вот вам три главные статьи расходов россиян: мясопродукты (10,28%), жилищно-коммунальные услуги (8,83%) и алкогольные напитки (6,63%). Так что макароны с крупой хотя и подорожали заметнее мясопродуктов, но «весят» они в расходах граждан меньше процента (в среднем, конечно…). А вот что касается водки и прочего алкоголя, то их, пожалуй, можно бы записать в одну компанию с мясом и плодоовощами.

К слову, за январь — апрель производство водки и ликеро-водочных изделий выросло у нас на 42,9%. При таком «цунами» горячительного по законам рынка цены на алкоголь должны были «уйти на дно», ну по крайней мере «лежать по стойке смирно». Они же уверенно из месяца в месяц подрастали на 0,5—0,6%. Но это же по законам рынка, а по «закону» ЕГАИС должно быть иначе. Видно, пусть через пень-колоду, но систему контроля все же запустили, и она начала приносить увесистые плоды. Если это так, не слабое же у нас теневое производство алкоголя процветало. С ЕГАИС, короче, не зря мучались.

В общем, присмотритесь к структуре потребрасходов. Не только ради расширения кругозора — вдруг обнаружите что-нибудь полезное лично для себя, захочется поразмышлять о жизни, может, дерзнете даже мечтой вроде: «Брошу пить, куплю машину…».

Да, главное, не забывайте, что это не образцово-показательная структура расходов гражданина России. В смысле, если, к примеру, в ваших расходах доля затрат на выпивку не дотягивает до 6,63%, так и не расстраивайтесь. Помечтайте о чем-нибудь другом…