1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1210

Минздрав, где деньги?

Нужна национальная политика в сфере производства лекарств и товаров медицинского назначения

Сегодня смертность в России самая высокая в Европе, она превышает европейские показатели в 1,6 раза. Мы отстаем не только от стран Западной Европы (Франции, Великобритании, Италии), но и от Польши, Чехии, Румынии и стран Балтии. В среднем люди в нашем государстве живут на 14 лет меньше, чем в Европе. Средняя продолжительность жизни мужчин в России составляет 59 лет, женщин — 72 года.

Такого большого разрыва нет ни в одной стране мира. Поэтому, например, процент вдов среди россиянок в возрасте 30—45 лет в 4 раза больше, чем в США.

В 2006 г. по инициативе Президента России началась реализация приоритетных национальных проектов в области образования, доступного жилья, сельского хозяйства, здравоохранения. Цель последнего — сделать государственные гарантии медицинской помощи реально бесплатными и качественными для всех россиян.

Государственное финансирование здравоохранения складывается из следующих источников: федеральный бюджет, бюджеты субъектов РФ и средства обязательного медицинского страхования.

В 2004—2006 гг. расходы государства на здравоохранение увеличились с 2,9 до 3,45% ВВП. При этом расходы федерального бюджета, включая затраты на нац- проект «Здоровье», выросли в 4,4 раза — с 46 млрд до 202,6 млрд руб. Цифры более чем солидные, и хочется вслед за Высоцким так же темпераментно спросить у Минздравсоцразвития: «Где деньги, Зин?!».

Сначала решено оказать поддержку первичному звену медицинской помощи, на которое ложится наибольшая нагрузка по первому контакту с пациентом, раннему выявлению заболеваний, профилактике, ведению хронических больных, а также посещению пациентов на дому.

Ход реализации первого этапа проекта в сфере здравоохранения обсуждался на заседании комитетов ТПП России по вопросам социальной политики и по развитию фармацевтической и медицинской промышленности, прошедшем в мае нынешнего года.

Выступления чиновников вызывают противоречивые впечатления. С одной стороны, Россия — большая страна и в одночасье развернуть эту махину лицом к больному месту — проблематично. С другой — порой создается иллюзия, что все эти господа рассказывают о каком-то далеком государстве, откуда они прибыли, и не имеют представления о том, что происходит в нашей реальности.

Участники заседания докладывали цифры и факты, которые выстраивались в радужную картину. К примеру, замруководителя Департамента здравоохранения г. Москвы Владимир Шевченко сообщил, что «заработная плата участкового врача в Москве в среднем составляет 26,5 тыс. руб., а участковой медсестры — 17,2 тыс. В роддоме врач получает около 25 тыс. руб. Такой рост привел к притоку кадров из коммерческих структур. За 2006 г. прирост врачей в столице составил 1927 человек, 117 медицинских учреждений получили более 300 единиц нового оборудования».

А между тем руководитель этого самого департамента Андрей Сельцовский, отвечая на одной из пресс-конференций на вопросы о причинах многочасовых очередей в поликлиниках, сетовал на низкую заработную плату участковых врачей и недостаток кадров.

Далее Москва рапортует: практически все новорожденные обследуются на наличие наследственных заболеваний. Так, за прошлый год выявлено 433 ребенка с патологиями, они направлены на специальное лечение.

Однако отечественные производители тест-систем, используемых при таком обследовании, жалуются на то, что Минздравсоцразвития закупает дорогостоящие американские тест-системы. Причем российские наборы, например, для скрининга фенилкетонурии стоят 15 млн руб., а на импортные тесты государство тратит более 360 млн руб. ежегодно.

Отечественные же компании начиная с 2004 г. вообще отстранены от поставок наборов для скрининга врожденного гипотиреоза. Хотя диагностическая технология, разработанная нашими учеными, позволяет из одной капли крови новорожденного за один прием выявить несколько генетических заболеваний. А сейчас у младенцев берут несколько капель крови — так предусматривает американская методика.

В столице вводятся критерии оценки работы участковых врачей. Эта система планируется как пилотный проект, который должен впоследствии распространиться по всей стране.

Но Москва — не Россия. А в регионах все по-другому. Износ основных фондов составляет 58%, транспорта — 62%, медицинского оборудования — 64%. Это сухие цифры. А что такое районная больница сегодня, до нас доносят местные СМИ. Картина средневековая до жути, порой кажется, что со времен доктора Чехова ничего не изменилось.

Зато Минздравсоцразвития предлагает улучшить нам здоровье с помощью… брошюр под названием «Кодекс здоровья и долголетия», выпущенных массовым тиражом и распространяемых в медицинских учреждениях. Здесь, в частности, сказано, что если объем талии у женщины превышает 88 см, а у мужчины — 102 см, то налицо «абдоминальное ожирение, серьезнейший признак, говорящий о высоком риске развития многих заболеваний сердца и сосудов, а также нарушений обмена веществ, к примеру сахарного диабета». Есть таблицы и графики, которые напоминают давно знакомые азбучные истины.

Среди специалистов высказывается мнение о насущной необходимости разработки национальной лекарственной политики и политики в сфере российского производства товаров медицинского назначения, а также концепции развития российской фармацевтической промышленности.

Подобные программы приняты в 150 странах, и, например, ЮАР благодаря этому за 7 лет по лекарственному потреблению вышла на уровень ЕЭС. У нас же лоббируются закупки дорогостоящих импортных препаратов и медицинской техники, для которой и запчасти потребуются соответственно импортные.

Зато отечественные разработки, как жаловалась представительница Роспатента Елена Уткина, годами лежат мертвым грузом. Задолженность по зарплате в отрасли достигла более 20 млрд руб., 25 млн доз вакцин от гриппа до сих пор не оплачены, деньги на вакцины против СПИДа выделены, но они… исчезли, российские производители лекарств годами ожидают от государства расчетов за поставки.

Кроме того, отмечают эксперты, прошлые изменения законодательства умертвили такие понятия, как «медицина труда» и «мониторинг связи заболеваний с профессией», ответственность за здоровье работника перенесена на работодателя, он же проводит и аттестацию рабочих мест. Как следствие — взрывы на шахтах, постоянные аварии.

Господь сказал: «Я дам тебе долгую жизнь, а ты сам сохраняй ее». Похоже, ни на что другое пока нам надеяться не приходится.