1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1168

Химия как жизнь

10,4% — доля химической индустрии в общем объеме промышленной продукции России

Потенциал российского химпрома, пожалуй, крупнейший в мире. Однако, чтобы реализовать его, надо развязать клубок проблем эффективной разработки сырья, технического перевооружения, инновационной и инвестиционной активности, а также протекционистской позиции властей на внутреннем и внешнем рынках.

Последние годы химическая индустрия начала просыпаться от летаргического сна и фактически становится одним из центров ростаэкономики, образуя сложную систему связей с комплексами по переработке нефти, газа, угля, с черной и цветной металлургией, машиностроением и лесной промышленностью. В прошлом году объем производства химической продукции вырос на 7,4%, а за пятилетку — на 60%.

Однако предприятия органической и неорганической химии, нефте- и газохимические производства, лакокрасочная, микробиологическая и химико-фармацевтическая отрасли — основные сегменты химической индустрии — развиваются неравномерно.

Первыми начали набирать темп и показывать высокую концентрацию капитала нефтехимики. Перерабатывающие мощности стали естественным продолжением таких добывающих компаний, как «Татнефть», «Сургутнефтегаз», «ЛУКОЙЛ». В результате концентрации основных фондов 5 финансово-промышленных групп нефтехимии сегодня производят более 80% товарной продукции. Только за последний год введены новые мощности нефтехимического комбината «Полиэф» в Башкирии, налажено производство полиамидов на «Куйбышев- азоте», пропилена и изопрена на «Нижнекамскнефтехимии», карбамидо-формальдегидных смол на «Акроне».

И все же эксперты констатируют, что, несмотря на тенденцию к комплексности процесса от добычи сырья до реализации готового товара, общемировая консолидация сырьевых и перерабатывающих отраслей еще не превалирует в отечественной химической индустрии.

Эксперты констатируют, что сырьевые отрасли все еще не воспринимают химические производства как свою неотъемлемую часть. Поэтому доля готовой химической продукции в общих объемах продаж российских нефтяных и газовых компаний составляет всего 3%, тогда как у зарубежных партнеров она близка к 30%.

Сокращение добычи и переработки сырья, отсталые технологии и ветхое производство превратили Россию к 2002 г. в импортера химической продукции. В 2006 г. объем импорта вышел на 10 млрд долл., на 30% перекрыв рекорд 2005 г. в 8,5 млрд. Причем это в основном дорогая высокотехнологичная продукция. В страну ввозится более 50% потребляемых пластмасс, химволокон, лакокрасочных материалов, резинотехнических изделий.

Несмотря на то что объем российского химического экспорта вышел на 12 млрд долл., это всего 3% роста, который получен за счет производства традиционных товаров: удобрений, полимерных материалов, каучука, автомобильных шин. Хотя доля отдельных видов товаров российского химического комплекса на мировом рынке подбирается к 10% (синтетический каучук, удобрения, аммиак, продукты тонкой химии), общий объем отечественной продукции составляет всего 1,5%, что свидетельствует о низкой конкурентоспособности отечественной химии.

Предприятия, контролируемые заморскими корпорациями, производят свыше 60% российского выпуска синтетических моющих средств. Значительную часть товаров бытовой химии ввозят из-за рубежа. По данным Роспрома, более 70% рынка занимают импортные химико-фармацевтические товары. Чтобы изменить ситуацию, власти намерены создать специальный фармацевтический госхолдинг.

Старость не в радость

Отечественная химическая индустрия страдает «букетом старческих болезней»:

· Высокой степенью физического и морального износа оборудования, срок эксплуатации значительной части которого превышает 20 лет. По оценкам специалистов, коэффициент обновления основных фондов в 4 раза ниже минимально необходимого. Достигнутый уровень капиталовложений не соответствует реальным потребностям химического комплекса.

· Дефицитом инвестиционных ресурсов.

· Отсталостью технологий и слабой конкурентоспособностью продукции на внутреннем и внешнем рынках.

· Медленным внедрением достижений научно-технического прогресса и неспособностью отраслевой науки обеспечить предприятия конкурентоспособными инновационными проектами.

· Нестабильным обеспечением отрасли углеводородным сырьем (природный и сжиженный газ), которое усугубляется слабым развитием нефте- и газоперерабатывающей промышленности, на базе которой производится до 80% химических и нефтехимических товаров.

Всем известно, что стоимость 1 кг продукции конечного этапа технологического передела может в сотни раз превосходить цену тонны сырья. Однако предприниматели не спешат развивать технологические цепочки, ссылаясь на нехватку инвестиционных ресурсов. Хотя, по оценке Минпромэнерго, чистая прибыль в химическом комплексе в 2006 г. превысила 90 млрд руб., из которых только 27% хозяева готовы направить на инвестиции в основной капитал.

Российские банки дают дорогие и долгосрочные кредиты, а зарубежные предлагают только связанные под обязательство поставок оборудования из своих стран, чем препятствуют возрождению отечественного химического машиностроения.

Хотя мощности предприятий по большинству товарных позиций загружены на 80—90%, экспертов беспокоит прекращение производства многих важных видов продукции, особенно для оборонных отраслей промышленности. Под угрозой закрытия находится производство всех углеродных материалов, необходимых для изготовления конструкционных композиционных материалов для авиационной, ракетно-космической и атомной промышленности.

Но многие нефтехимические и химические компании не находят достаточно оснований и стимулов для коренной реконструкции старых предприятий и строительства новых, предпочитая по старинке гнать за рубеж сырье и полуфабрикаты. Поэтому до сих пор средний уровень глубины переработки углеводородов в стране — 71,7%, когда в мире на НПЗ практически все сырье превращается в качественный товар.

Очевидно, что с полным переходом на рыночные отношения в сырьевой сфере и повышением тарифов на электроэнергию и газ в 2008—2011 гг. следует ожидать существенного снижения производства и экспорта ряда химических товаров. Наши экспортеры либо потеряют позиции на рынке, либо вынуждены будут смириться с почти нулевой рентабельностью бизнеса.

Стратегия прогресса

Минпромэнерго РФ известило, что обсуждение на государственном уровне проекта Стратегии развития химической и нефтехимической промышленности России на период до 2015 г., которое откладывалось уже несколько лет, должно наконец состояться в июне.

Документ не ставит звездных целей, но предусматривает к 2015 г. увеличить в 1,6 раза выпуск химической продукции в России. В рамках Стратегии планируется провести техническое перевооружение: в промышленности пластмасс и синтетических смол; химических волокон и нитей; каустической соды и хлорпотребляющих производствах; в промышленности синтетических красителей; в производстве малотоннажной химической продукции; в шинной промышленности; в производстве минеральных удобрений.

Стратегией предусмотрено решение следующих задач:

· насыщение рынка конкурентоспособной продукцией, формирование экспортного потенциала и развитие импортозамещающих производств, главным образом за счет более глубокой переработки сырья и использования наукоемких и ресурсосберегающих экологически чистых технологий;

· создание и обновление производственных мощностей с целью выпуска востребованной рынком продукции;

· обеспечение потребности в материалах стратегического назначения;

· проведение научно-исследовательских и экспериментальных работ по приоритетным направлениям;

· существенное улучшение подготовки высококвалифицированных кадров и воссоздание отраслевой системы повышения квалификации специалистов для химических и нефтехимических предприятий.

Арифметика химической Стратегии

По выкладкам разработчиков Стратегии обновления химической индустрии, на ее реализацию требуется не менее 1 трлн 500 млрд руб. инвестиций. Экспертные же расчеты показывают, что для полной модернизации химического производства нужны инвестиции в размере 90 млрд руб. ежегодно. То есть проект Стратегии в 2 раза превосходит скромные экспертные притязания. Но с финансовой точки зрения имеет ли шансы на успех? Ведь предполагается, что государство выделит лишь 2 млрд, остальные поступления ожидаются от частных инвесторов.

Заместитель главы Минпромэнерго Андрей Реус замечает, что с использованием механизма Инвестиционного фонда будут частично финансироваться:

· строительство объектов инфраструктуры Нижнекамского нефтехимического комплекса;

· создание производства этилена и конверсии метана в крупнотоннажную химическую продукцию в Каспийском газохимическом комплексе;

· развитие нового производства полиэтилена мощностью 400 тыс. т в год в газохимическом комплексе в Томске;

· строительство производства полипропилена мощностью 300—450 тыс. т в год в ООО «Тобольскнефтехим».

Чтобы привлечь внутренних и внешних инвесторов, государство намерено снижать инвестиционные риски, создать институт эффективной защиты прав и интересов инвесторов, развивать механизмы трансформации сбережений в инвестиции, создать условия для переориентации банковской системы на долгосрочное кредитование предприятий химической и нефтехимической промышленности.

Крупные компании ставят перед собой цели до 2015 г. увеличить объемы производства крупнотоннажной химии в 2—3 раза, ввести новые мощности по производству ранее не производившихся продуктов. Однако А. Реуса огорчает, что реализацию этих планов серьезно сдерживают ограничения инфраструктурного характера: нехватка электрогенерирующих мощностей, неразвитость дорожно-транспортной и портовой инфраструктуры, прогрессивных отечественных технологий и квалифицированных кадров.