1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2904

Противодействие отмыванию нелегальных доходов

Система была бы хороша, если бы ее не портила чрезмерная бюрократизация

Шесть лет назад был принят Федеральный закон от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее — Закон). Он стал основным инструментом в борьбе с финансовыми злоупотреблениями. Однако новости финансового рынка порой напоминают сводки боевых действий: «финансовая разведка подтвердила факт…», «выявлен ряд крупномасштабных схем…», «решение тактических задач позволило…» и так далее. Вопрос «Победим ли мы в этой «войне»?» ставить еще рано, а вот задуматься о том, как сделать эту борьбу максимально эффективной, необходимо.

 

На западном «фронте»…

История современной российской системы противодействия отмыванию доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма (ПОД/ФТ) началась за год до принятия Закона. В июне 2000 г. Россия была включена в «черный список» ФАТФ (Международная организация по борьбе с финансовыми злоупотреблениями), которая указала на возможность введения экономических санкций в случае, если до конца сентября 2000 г. страна не примет закон о противодействии отмыванию преступных доходов. В итоге Закон был принят и подписан Президентом РФ уже 7 августа 2001 г. А в июне 2003 г. Россия вступила в ряды ФАТФ.

Успехи на международной арене стали возможными лишь благодаря построению национальной системы ПОД/ФТ. Штабом ведения борьбы против «отмывателей» стал в 2001 г. Комитет, в 2004 г. преобразованный в Федеральную службу по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг или в профессиональной среде — финансовая разведка).

 

…в то же время в «тылу»

Именно Росфинмониторинг разрабатывал систему противодействия отмыванию денег в России. Сейчас она функционирует следующим образом: банки и иные финансовые организации (страховые компании, профессиональные участники рынка ценных бумаг, лизинговые компании и другие) ежедневно представляют сведения о сомнительных сделках в Росфинмониторинг (для этого в организациях созданы специальные службы внутреннего контроля).

Если у специалистов финансовой разведки появляются достаточные основания считать, что эти сообщения могут быть связаны с отмыванием преступных доходов или финансированием терроризма, они направляют материалы расследований в правоохранительные органы по принадлежности — МВД, ФСБ или другие — в зависимости от характера информации.

В настоящее время создана информационно-аналитическая система, позволяющая отслеживать сомнительные финансовые операции. Так, за несколько месяцев 2007 г. в Росфинмониторинг поступило более 2 млн сообщений, из них 1,5 млн сами банки квалифицировали как подозрительные.

По словам руководителя Росфинмониторинга Виктора Зубкова, «служба очень хорошо вооружена технически», что позволяет ей решать вопросы, связанные не только с контролем над финансовыми потоками, с отмыванием преступных доходов, но и с противодействием финансированию терроризма.

Есть уверенность, что в ближайшее время показатели раскрытия сомнительных сделок и финансовых операций пойдут на спад. Как показывает мировая практика, в том государстве, где система защиты от серых доходов и финансовых пирамид неуязвима, мошенники постепенно сворачивают свою деятельность.

 

Правовое поле финансовых баталий

И все же Закон пока далек от совершенства, да и сама система ПОД/ФТ строится иногда бессистемно. Дело в том, что даже при условии выполнения абсолютно всех нормативных требований данного документа банк могут заподозрить в отмывании нелегальных доходов.

К примеру, российские банки лишены возможности отказать клиенту в открытии счета и в одностороннем порядке закрывать счет в случаях, когда существует обоснованное подозрение в отмывании денег. Для исправления ситуации необходимо внести изменения в Гражданский кодекс РФ. Однако делать это надо продуманно, чтобы исключить возможную дискриминацию со стороны банков по отношению к клиентам.

В практике применения Закона случалось и такое, что кредитные организации подвергались неадекватным санкциям за незначительные нарушения, в которых они к тому же зачастую не виноваты. Например, есть такое профессиональное выражение (ни в каком законе не сформулированное) — «отбраковка». Банки ежедневно по электронной почте направляют информацию о сомнительных сделках в Росфинмониторинг. Однако эти сообщения не всегда выполнены в нужном формате. Бывает, что система их «отбраковывает» и возвращает отправителю. В этом случае оказывается, что банк нарушил Закон — вовремя не проинформировал контролирующие инстанции о совершенной операции. Подобное нарушение приравнивается к отмыванию денег или финансированию терроризма.

Правда, нужно отметить, что число «отбраковок» в России неизменно сокращается: в 2005 г. в общем числе сообщений отбракованные составляли около 5%, в 2006 г. — немногим более 1, а в I полугодии 2007-го — 0,6%. Но сути дела это не меняет — «дыр» в законе быть не должно.

Еще один пример. Пункт 4 ч. 1 ст. 7 Закона гласит, что организации, осуществляющие операции с денежными средствами, обязаны «документально фиксировать и представлять в уполномоченный орган не позднее рабочего дня, следующего за днем совершения операции, следующие сведения по подлежащим обязательному контролю операциям с денежными средствами или иным имуществом…».

Однако кредитные организации зачастую и сами могут не знать о соответствующей операции на следующий день после ее совершения и соответственно не способны вовремя направить уведомление о ней.

Так, на некий банк был наложен штраф за то, что он несвоевременно проинформировал Росфинмониторинг о сделках с недвижимостью. Но когда клиент совершил подобную сделку, информация об этом поступает в банк из регистрирующего органа через несколько дней, а если документы идут по почте — то и через неделю. Вот и получается, что кредитная организация, не совершив ничего противоправного, тем не менее, нарушила закон и была наказана. А подобные наказания чреваты отзывом лицензии.

Нужна предельная четкость формулировок Закона. Если они допускают разночтения, это ведет к формализму и бюрократическому произволу. Должна существовать своего рода шкала нарушений банками нормативных положений системы ПОД/ФТ. Их надо разделить на технические, к которым необходимо применять предписания, требующие их устранить, и содержательные, за которые применять меры воздействия по всей строгости закона.

Впрочем, в «антиотмывочное» законодательство еще предстоит внести много коррективов и прежде всего избавить российское банковское сообщество от мелочной опеки со стороны надзорных органов. Это сделает систему ПОД/ФТ гораздо более эффективной.

 

Под грифом «секретно»

Помимо проблем в правовом поле участники системы ПОД/ФТ сталкиваются со сложностями и сугубо организационно-технического характера.

Центробанк регулярно издает новые разъяснения и инструкции, способствующие урегулированию тех или иных правовых коллизий. И в то же время в практике немало случаев, когда разъяснения и инструкции для банков запаздывают. В результате кредитная организация сначала несет наказание за несоблюдение действующих норм, а через несколько дней в ее адрес поступает очередное разъяснение, в котором даются четкие указания, как подобного нарушения не допускать.

Совершенно привычной является ситуация, когда серьезные санкции применяются в обстановке строгой секретности и банки узнают об этом по факту. Единственный канал связи, который есть у отечественных финансовых учреждений, — это переписка. Возможно, регламенты прохождения и принятия подобных решений существуют в Центробанке, однако эта информация недоступна. Известны случаи, когда кредитные организации, обжалуя в суде правомерность санкций, обращались в ЦБ для истребования доказательств опять-таки через суд.

Проще говоря, система была бы хороша, если бы ее не портила чрезмерная бюрократизация.

 

Решающее сражение еще впереди

Нынешней осенью России предстоит пройти 3-й раунд оценки соответствия национальной российской системы противодействия отмыванию доходов и финансированию терроризма стандартам ФАТФ. В рамках раунда будет оцениваться не только формальное соответствие организационно-правовых основ национальной системы Рекомендациям ФАТФ, но и эффективность их реализации на всех уровнях системы: в финансовых организациях, Росфинмониторинге, надзорных, правоохранительных и судебных органах. Успешное завершение этого раунда станет свидетельством того, что РФ движется в верном направлении и уже достигла на этом пути серьезных результатов.

Миссия ФАТФ пройдет в два этапа: в сентябре и ноябре 2007 г. в ряде регионов и городов России, включая Москву, Нижний Новгород, Хабаровск, Иркутск, Калининград и Ростов-на-Дону. При этом руководство Росфинмониторинга ответственно заявляет, что наша страна готова к любым, самым строгим, проверкам. Нет оснований сомневаться в этих словах. Безусловно, российская система противодействия отмыванию нелегальных доходов и финансированию терроризма далеко не идеальна, но в основе своей она выстроена верно и действует стабильно.

 

К СВЕДЕНИЮ

Считается, что термин «отмывание» применительно к деньгам  начал употребляться в 1920-х гг. в США. В период «сухого закона» бутлегеры использовали для тайного производства и хранения алкогольных напитков стиральные машины-автоматы, установленные в прачечных.