1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2948

Особенности национальной банковской системы

Банковская система России по-прежнему подвержена риску резкого сокращения ликвидности

Отечественная финансовая система продемонстрировала завидную устойчивость на фоне возникшего недавно на международных площадках кризиса ликвидности. В то же время предпосылки для кризисных явлений еще окончательно не устранены. Да и рейтинговая оценка российских банков остается на довольно низком уровне, что вызвано отсутствием серьезных структурных реформ в банковской сфере.

Банки набирают силу…

Несмотря на значительные проблемы и риски, существующие в банковском секторе Российской Федерации, национальные банки постепенно укрепляют свои позиции, говорится в ежегодном отчете международного рейтингового агентства Standard & Poor’s (S&P) с довольно длинным названием «Анализ рисков банковского сектора: российские банки набирают силу, но все еще достаточно уязвимы к сохраняющимся структурным недостаткам».

Основной причиной общего повышения кредитоспособности российских банков остается благоприятный макроэкономический климат. Развитию банковского сектора способствует постепенное укрепление российских промышленных предприятий, высокий уровень ликвидности в экономике, рост потребления и благосостояния населения.

Последнее время российская банковская система (РБС) развивалась впечатляющими темпами. К середине 2007 г. ее суммарные активы выросли по сравнению с 2003 г. более чем в 4 раза (с 4,1 до 17,1 трлн руб.) и достигли уровня 55% от ВВП. Как заявил недавно первый заместитель Председателя Центробанка Алексей Улюкаев, до конца текущего года суммарные активы РБС могут приблизиться к 60% от ВВП.

Кредитование нефинансовых предприятий и населения стало преобладающим видом деятельности в структуре активных операций. Так, если в 2003 г. отношение выданных кредитов предприятиям и физическим лицам в ВВП составляло 16%, или 1,8 трлн руб. в абсолютном выражении, то к середине 2007 г. это отношение уже достигло 30%, превысив 9 трлн руб.

…но все еще достаточно уязвимы

Эксперты Standard & Poor’s отмечают серьезные качественные изменения, происходящие в нашем финансовом секторе, но подчеркивают, что данные изменения носят циклический характер и определяются максимально благоприятными условиями в экономике и политике. «Даже самое незначительное ухудшение этих условий может привести к кризисным явлениям в российском банковском секторе», — считает кредитный аналитик S&P Екатерина Трофимова.

Эксперты зловеще предостерегают от возможных потрясений в рамках разворачивающегося мирового кризиса ликвидности: «Пережив не одно потрясение с момента своего образования в конце 1980-х годов, банковская система России по-прежнему подвержена риску резкого сокращения ликвидности под влиянием панических настроений». Довольно спорный тезис рейтинговое агентство доказывает примером из нашего недалекого прошлого: «Обострение проблем с ликвидностью во второй половине августа 2007 г. еще раз продемонстрировало уязвимость российских банков к оттоку капитала и неблагоприятной конъюнктуре мирового финансового рынка».

Позволим себе не согласиться с подобной оценкой агентством наших недавних проблем в банковской сфере. РБС более чем спокойно отреагировала на возникшие перебои с текущей ликвидностью. Грамотные и своевременные действия Центробанка, пошедшего на выдачу рекордных (до 270 млрд руб.) однодневных кредитов коммерческим банкам быстро локализовали источник  напряжения. И уж конечно ни о каких «панических настроениях» в конце августа — начале сентября не могло быть и речи!

Вполне справедливо утверждение S&P относительно того, что задолженность РБС перед иностранными кредиторами и зависимость от настроений международных инвесторов становятся все критичнее.

Действительно, важным источником формирования ресурсной базы российского банковского сектора остаются заимствования на мировых финансовых рынках. Суммарная задолженность по ссудам, привлеченным от банков-нерезидентов, увеличилась с начала 2005 г. в 3 раза и превысила к июню 2007 г. 1,5 трлн руб., или 60 млрд в долларовом эквиваленте, что составляет более 9% от совокупных пассивов кредитных организаций. «ЭЖ» на своих страницах неоднократно указывала на возможные последствия серьезной зависимости российских банков от внешних заимствований.

Аналитики S&P прогнозируют и вторую волну ухудшения ситуации с ликвидностью, которая может захлестнуть РБС в ближайшие 2 месяца (после выхода квартальной отчетности по крупнейшим мировым банкам.— Ред.). При этом они признают, что острота и последствия «второго пришествия» будут напрямую зависеть от действий или бездействий Центробанка, а также от эффективности управления ликвидностью в конкретных банках. Справедливости ради следует сказать, что в последнее время многие российские банки из 2-го и 3-го эшелонов начали существенно пересматривать кредитную политику и сокращать долю собственных рискованных активов. Центробанк также готов во всеоружии встретить приближение второй волны (см. «ЭЖ» № 37, 2007 г., стр. 5).

Так или иначе, но в ближайшие месяцы критическими факторами развития и показателей российских банков, по версии  S&P, будут:

  • ситуация на международных финансовых рынках;

  • достаточность ликвидности;

  • рыночные конъюнктурные риски.

Можно предположить, что подобные опасности будут определять динамику развития не столько российских банков, сколько всех мировых финансовых институтов.

Кирпичи в хрустальном замке

Аналитики S&P также считают, что определенную напряженность в ближайшее время могут создать приближающиеся парламентские и президентские выборы. Действительно, накануне выборов действующая власть попытается усилить давление на банковскую сферу, ресурсы крупнейших госбанков будут ориентированы в «нужном направлении». Кроме того, предстоящий сезон осень — зима 2007 г. по традиции будет перенасыщен заявлениями различных высокопоставленных чиновников и политиков по финансовым вопросам. Подобные высказывания на фоне довольно нестабильной ситуации на мировых финансовых рынках могут как раз и вызвать панику, которую будет очень трудно локализовать даже Центробанку.

Несмотря на происходящие положительные изменения, уровень рисков в банковском секторе России по-прежнему выше, чем на других аналогичных рынках развивающихся стран. Аналитики S&P объясняют это слабостью правовой и надзорной системы страны, недостаточной прозрачностью акционерных структур банков и компаний, а также высокой, хотя и постепенно снижающейся, концентрацией кредитного портфеля.

Кроме того, серьезную тревогу вызывает дальнейшая дифференциация в развитии банков России, когда успехи отдельно взятых банков в деле укрепления коммерческих позиций и повышения кредитоспособности неодинаковы, что объясняет растущие различия в их рейтингах.

Твердая троечка

Прогноз S&P по кредитным рейтингам российских банков определен как «стабильный», т.е. в ближайшие 2—3 года направление движения рейтинга с большой долей вероятности не изменится. Однако следует учитывать, что уровень рейтингов российских банков («В+» в среднем по сектору) все еще является одним из самых низких в мире, даже в сравнении с аналогичными показателями наших соседей по БРИК.

Кстати, несколькими днями позже — другое международное агентство — Moody’s — выступило с заявлением о готовности повысить рейтинги нескольких российских банков в кратко- и среднесрочной перспективе.

По утверждению Moody’s, сдерживающее влияние на текущие рейтинги будут оказывать следующие факторы:

  1. крайне непрозрачная в целом структура собственности российских банков;

  2. серьезные проблемы в области корпоративного управления;

  3.  относительно высокий уровень концентрации кредитного риска и низкий уровень экономической капитализации.

Moody’s считает, что оценка активов банковской системы остается удовлетворительной, хотя реальный уровень проблемных кредитов может быть несколько занижен. Качество кредитных портфелей может упасть при ухудшении макроэкономической ситуации, тогда как быстрый рост просроченных потребительских кредитов в среднесрочной перспективе может стать системной проблемой.

Рейтинги финансовой устойчивости российских банков, по версии Moody’s, до сих пор остаются достаточно низкими по сравнению с банками стран Центральной и Восточной Европы, считают аналитики агентства.

Однако не стоит обижаться на крупнейшие рейтинговые агентства за столь невысокое мнение о российской банковской системе. Понятно, что в условиях мировой нестабильности осторожная, консервативная и даже слегка заниженная оценка может быть вполне даже справедливой и обоснованной.

Важно только не усердствовать в констатации того, что отечественные кредитные учреждения недооценены, потому что «мировая закулиса» опасается конкуренции со стороны российских банков, а понять причины уязвимости нашего финансового сектора и, главное, принять меры по скорейшему устранению этих причин.

 

К СВЕДЕНИЮ

Печально знаменитый кризис ликвидности 2004 г. был отчасти спровоцирован заявлением тогдашнего главы Росфинмониторинга Виктора Зубкова о составлении его ведомством так называемого черного списка банков, занимающихся операциями по отмыванию денег.

И это при том, что заслуги новоиспеченного премьера в его бытность на посту главы Росфинмониторинга сложно переоценить. Именно Зубков добился исключения нашего государства из позорного списка FATF. В этот список Россия попала в 2000 г. как страна, в которой не борются с легализацией доходов, нажитых преступным путем. Более того, благодаря Зубкову наша страна вступила в эту уважаемую международную организацию и теперь сама определяет стандарты борьбы с преступными доходами.

Недостаточно активная борьба с легализацией преступных доходов еще каких-нибудь 3 года назад всерьез рассматривалась крупнейшими рейтинговыми агентствами как один из главных рисков развития РБС.

 

СПРАВКА

Значение кредитного рейтинга («В+» ) по международной шкале Standard & Poor’s означает более высокую уязвимость при наличии неблагоприятных коммерческих, финансовых и экономических условий, однако в настоящее время имеется возможность исполнения долговых обязательств в срок и в полном объеме.