1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 708

Радужные ожидания и суровая реальность

Мы продолжаем рассказ о правовых рисках, связанных с инвестированием в акции эмитентов. В этой публикации мы рассмотрим риски, связанные с «качеством» товара и личностью продавца.

 

Призрачные гарантии

Покупая акции хозяйственного общества, покупатель приобретает не бизнес или предприятие, а ожидания, связанные с этим бизнесом. Насколько они совпадут с действительностью и насколько действительность будет жестокой, зависит в том числе и от инвестора.

Любой инвестор заинтересован в получении товара «надлежащего качества», обладающего определенным набором свойств и характеристик. Применительно к приобретению части уставного капитала это означает приобретение также определенного «баланса» хозяйственного общества. Возможно ли «заморозить» финансово-экономическое состояние хозяйственного общества на время проведения сделки или по крайней мере ограничить возможности для его существенного изменения в худшую сторону? Действующее законодательство на сегодняшний день не предоставляет прямых возможностей для такой защиты.

Нередко договоры купли-продажи ценных бумаг содержат раздел «Гарантии продавца», включающий в себя гарантии и обязательства по отсутствию обременений общества свыше определенной суммы, обязательства не заключать сделки, приводящие к обременению и отчуждению имущества общества на сумму свыше определенного размера и т.д. Очевидно, что гарантии по сделке тесно связаны с правовым статусом продавца.

Возникает вопрос: может ли акционер — потенциальный продавец акций гарантировать выполнение/невыполнение обязательств, по своей сути зависящих от решений соответствующих органов управления общества (например, одобрение соответствующих сделок)? Поэтому, если инвестор сталкивается с так называемыми нарушениями гарантий продавца, нужно изначально понимать, был ли он правомочен давать подобные гарантии по сделке.

Любого рода ограничения имеют юридическую силу, если только они не означают отказ лица от своих прав. Исключениями являются случаи, прямо установленные в законе (например, ограничение прав агента и принципала). Для продавца это означает, что он обязан передать товар свободным от прав и притязаний других лиц.

Гарантии же по клиентской базе, по поддержанию финансово-экономических показателей и определенной структуры активов, необременению обязательствами по задолженности, то есть все, что имеет отношение непосредственно к хозяйственному обществу, акции (доли) которого продаются, продавец дать не может. Решение указанных вопросов относится к компетенции органов управления хозяйственного общества.

 

Исключение из правил

Единственное, пожалуй, исключение из общего правила — попытка ввести определенные ограничения для ОАО после получения добровольного или обязательного предложения (ст. 84.6 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»), согласно которым исключительно к компетенции общего собрания акционеров относится принятие решений, в том числе по вопросам:

·        одобрения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения открытым обществом имущества стоимостью 10 и более процентов балансовой стоимости активов общества, если только такие сделки не совершаются в процессе обычной хозяйственной деятельности или не были совершены до получения обществом добровольного или обязательного предложения. А в случае получения обществом добровольного или обязательного предложения о приобретении публично обращаемых ценных бумаг — до момента раскрытия информации о направлении соответствующего предложения в общество;

·        одобрения сделок с заинтересованностью;

·        увеличения вознаграждения лицам, занимающим должности в органах управления ОАО.

Таким образом, сделка, совершенная открытым обществом с нарушением указанных выше требований, может быть признана недействительной по иску ОАО, акционера либо направившего добровольное или обязательное предложение лица.

 

Положения устава против норм закона

Помимо ожиданий финансово-экономического характера, инвестор также предполагает, что он будет иметь возможность влиять на принимаемые органами управления общества решения, в том числе через назначение единоличного исполнительного органа и членов совета директоров.

Чтобы реально оценить указанные возможности, нужно тщательно изучить внутренние документы общества, прежде всего устав, так как в нем могут быть заложены ограничения по количеству принадлежащих одному акционеру акций, максимального количества голосов, принадлежащих одному акционеру. Например, инвестор приобретает 25% + 1 акция, а голосует 15%.

Также нередко, в том числе и чтобы потрафить «капризному» инвестору, в устав вносятся различного рода ограничения или, напротив, расширяется компетенция совета директоров, генерального директора, общего собрания акционеров для целей одобрения крупных сделок. В большинстве случаев такие поблажки инвестору носят неправовой характер и могут быть оспорены в суде.

К примеру, в уставе одной организации было закреплено право генерального директора самостоятельно совершать сделки на достаточно значительную сумму. Очевидно, что это право может быть реализовано исключительно в совокупности с нормами, предусматривающими порядок одобрения крупных сделок советом директоров или общим собранием акционеров. Зато генеральному директору было приятно сознавать собственную значимость.