1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 936

«В возмещение убытков»

Почти весь XVIII век Персия, подстрекаемая Великобританией, непрестанно воевала с Россией, держа в страхе Кавказ. На грани уничтожения были грузины, армяне, многие горские народы. Лишь в 1813 году, после ряда блистательных побед русских, был подписан наконец Гюлистанский трактат, согласно которому Персия обязалась возвратить всех русских пленных, признала вхождение в состав Российской империи Восточной Грузии и большей части Азербайджана. Россия впервые получила и исключительное право держать военный флот на Каспийском море, на котором провозглашалась свобода торгового мореплавания. Четыре года Персия при поддержке Англии вела борьбу за пересмотр положений Гюлистанского договора, пока наконец он не вступил в силу. Мир, казалось, теперь будет долгим и прочным, но едва только до Тегерана дошла весть о восстании декабристов, как тут же форпосты русских оказались в осаде. Без объявления войны иранские войска двинулись на Карабах и Баку. Был захвачен Елизаветполь, подверглась осаде Шуша, но вышло так, что 8-тысячное русское войско разгромило наступавшую 35-тысячную вражескую армию, возглавляемую наследным принцем Аббас-Мирзой. Вслед за этим русские войска стали быстро продвигаться в глубь Ирана. Речь теперь могла идти лишь о безоговорочной капитуляции. Но тут в дело вновь вмешалась «западная дипломатия»...

 

Английский посол брызгал слюной, крича на иранского министра, словно тот был простым мальчишкой: «Это немыслимо! Зачем вы затеяли эту авантюру! Разве мы не предостерегали вас, что действовать следует осторожнее? Теперь русские попросят у вас что угодно, хоть луну с небес! И вы должны будете ее достать!» В ответ министр лишь бессильно разводил руками...

Опасения британского дипломата были вполне обоснованны. Отразив вероломное нападение, Россия получила законное право закрыть для себя «иранский вопрос» навсегда. При первой же встрече русские дипломаты потребовали разрешить русскому военному флоту беспрепятственное курсирование по всей акватории Каспийского моря и передачу России Нахичеванского и Эриванского ханств.

Кроме того, российские переговорщики потребовали от Тегерана для русских купцов полной свободы передвижения и торговли на всей территории Персии и выплаты немыслимой по тем временам контрибуции —20 млн руб.!

Над составлением пунктов нового договора по предложению командующего русскими войсками генерала Паскевича и работал Александр Грибоедов, «человек редких достоинств и испытаннейшей честности». Условия, им выдвинутые, были довольно жесткими. Угрожая персам «бунтом за бунт, который они у нас возбудили», Грибоедов настаивал на расширении российской территории за счет сдвига границ «южнее Аракса». Ему показалось справедливым потребовать у Персии и выплаты половины контрибуции еще до окончательного подписания договора.

Сформулированные Александром Сергеевичем предложения вызвали у шаха страшную ярость. «Проклятые гяуры! Никогда они не получат просимого!» — кричал он в истерике. «Вам остается только продолжить борьбу! — подливали масла в огонь англичане. — Британская корона окажет вам всю необходимую помощь».

В начале 1828 года военные действия были возобновлены, но как-то сразу выяснилось, что аргументы русских пушек убедительнее английских обещаний. Шаху потребовалось совсем немного времени, для того чтобы «передумать». Он, правда, сделал попытку смягчить условия договора, передав Паскевичу свою, «примирительную» редакцию мирного трактата. Но вызвал только гнев у русского генерала. «В договоре не будет никаких изменений!» — резко заявил он персидскому посланнику.

Когда вслед за тем вновь языком ядер заговорили русские пушки, шаху оставалось надеяться только на обещанную помощь англичан, но у тех, как известно, далеко не всегда слова сходятся с делом. Здесь они еще не решились открыто, как сделают это четверть века спустя, выступить против России, и пришлось шаху подписать указ о «возобновлении мирных переговоров». Для «подтверждения серьезности» подобных намерений русские потребовали начать «выплаты контрибуции в качестве залога».

И вновь в который уже раз взгляд шаха обратился на англичан: что-то скажут теперь «обещатели». Но ничего ободрительного он так и не услышал. Английский посол Макдональд в присутствии Грибоедова и шахских переговорщиков картинно умыл руки. В результате уже 30 января на русские аванпосты было доставлено денег на общую сумму 7 млн руб.! В ответ на это 6 февраля Паскевич в сопровождении дипломатов Обрезкова и Грибоедова приехал в селение Туркманчай (близ Тебриза) для проведения окончательного раунда переговоров.

Дебаты длились 3 дня. Персидские дипломаты все еще пытались выгадать для себя хоть какие-нибудь послабления. Но добились лишь того, что текст договора наполнился «верноподданническими интонациями». Так, к примеру, о выплатах контрибуции говорилось: «Шах персидский, в уважение значительных пожертвований, причиненных Российской империи возникшею между обоими государствами войною, а также потерь и убытков, потерпенных российскими подданными, обязуется вознаградить оные денежным возмездием».

По договору, окончательно подписанному в ночь с 9 на 10 февраля, Россия получала «в совершенную собственность» ханство Эриванское «по сю и по ту сторону Аракса» и ханство Нахичеванское. Все военнопленные, взятые в последней войне или прежде, равно как и подданные обоих правительств, взаимно попавшие когда-либо в плен, должны быть освобождены и возвращены в течение 4 месяцев.

Были удовлетворены и другие требования русской стороны, среди которых самым важным был договор о торговле, разрешающий русским купцам беспрепятственно передвигаться и торговать на всей территории Персии. Кроме того, русским посланникам удалось вместе подписать и протокол о посольском церемониале, по которому русским дипломатам разрешалось на приеме у шаха находиться в европейской одежде...

 

* * *

«Вы добились силою слова больше, чем иные пушками!» — скажет Грибоедову Николай, принимая его во дворце. «Превосходный, почетный мир!» — согласно покивает головой и министр иностранных дел Нессельроде...

Соглашения 1828 года заложили основу государственности закавказских республик, будущее народов которых не представлялось безоблачным. На долгие годы они определили взаимоотношения между Россией и Ираном, принеся обеим странам взаимные экономические выгоды. Былые претензии и обиды были преданы забвению, торговые же отношения, напротив, развивались столь динамично, что до самой революции не было предпринято ни единой (!) попытки изменить условия Туркманчайского мира.

Более того, оказалось, что Иран получил даже большие выгоды от связей с Россией, чем сама «страна-победительница»: вплоть до 1917 года торговый баланс был в пользу Ирана!

В советское время сложившиеся между нашими странами связи не были прерваны. Совместные проекты по освоению природных ресурсов, атомной энергетике, военное сотрудничество, взаимовыгодная торговля – все это стало залогом прочных добрососедских отношений, которые, надеемся, не омрачатся ничем и впредь.