1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 4691

Новые полномочия пристава: вымысел и реальность

Новеллы нового Федерального закона «Об исполнительном производстве» вызвали острую полемику среди правоприменителей и участников исполнительного производства (см. «ВПК» № 44, 47 и 51 за 2007 г., стр. 32). Взыскатели радуются в предвкушении скорого исполнения судебных решений, а должники застыли от страха перед «вероломным вторжением» судебных приставов в их квартиры. Насколько оправданны эти ожидания и страхи? Об этом и пойдет речь в нашей статье.

 

Каждый, кому «посчастливилось» познать всю «прелесть» хождения по судам и в результате получить столь долгожданное решение об удовлетворении своих требований, знает, что мучения на этом не заканчиваются. Впереди самое главное — решение на бумаге нужно исполнить в реальной жизни.

К сожалению, государственная система принудительного исполнения решений не отличается эффективностью. Причин этого много: недостаточное материальное обеспечение судебных приставов и связанные с этим кадровые проблемы службы, отсутствие в административном и уголовном законодательстве серьезной ответственности за умышленное и злостное неисполнение судебных решений, имеющие место отказы судебных органов в принятии мер по обеспечению исков и т.д.

Государство знает об этих проблемах и пытается их решить.

С этой целью и был принят Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон), вступивший в силу с 1 февраля 2008 г. Его безусловной доминантой является стремление законодателя повысить эффективность действий судебных приставов-исполнителей (далее — приставы) путем наделения их новыми полномочиями.

Именно эти «страшные» полномочия и стали в последнее время одной из центральных тем. Особенно активно обсуждаются возможности пристава проникать в жилые помещения должников без их согласия, ограничения на выезд должников за рубеж, а также положения нового Закона о порядке и способах направления извещений приставами.

 

Мой дом — моя крепость?

Действительно, согласно п. 6 ч. 1 ст. 64 Закона пристав наделен правом с письменного разрешения старшего судебного пристава (а в случае исполнения исполнительного документа о вселении взыскателя или выселении должника — и без него) входить без согласия должника в занимаемое им жилое помещение. Именно в такой редакции законодатель изложил данную норму, так взволновав общественность. Но следует ли из этого, что приставы могут нежданно проникнуть в занимаемое должником помещение? Давайте разберемся.

По какой-то причине никто из участников последних дискуссий не упомянул о том, что указанные выше полномочия относятся к исполнительным действиям. Следовательно, прежде чем приступить к ним и вторгнуться в чье-то жилое помещение, пристав обязан известить об этом должника. Это требование содержится в п. 1 ст. 24 Закона.

В извещении должны быть указаны время и место совершения исполнительного действия. От такой обязанности пристав освобожден только в определенных случаях, а именно:

·         когда исполнительный документ подлежит немедленному исполнению;

·         при наложении ареста на имущество;

·         при принятии иных обеспечительных мер.

Наиболее существенным из перечисленного является наложение ареста на имущество. Между тем согласно ст. 14 Закона, прежде чем арестовать имущество должника, пристав обязан вынести соответствующее решение в форме постановления, копия которого должна направляться сторонам исполнительного производства, в том числе и должнику.

Другими словами, должник должен быть уведомлен о предстоящем визите пристава посредством извещения о производстве исполнительных действий и копии постановления об аресте его имущества.

Есть, правда, одно «но» — законодатель почему-то забыл уточнить в Законе, за какое время до начала производства исполнительных действий пристав должен уведомить должника. Сразу возникает главный вопрос: будут ли считаться законными действия судебного пристава-исполнителя, вручившего должнику извещение о производстве исполнительных действий непосредственно перед началом их осуществления? Поскольку ответа на него нет, без судебной практики здесь не обойтись. Придется ждать!

Любит наш законодатель разрабатывать законы, требующие длительного и мучительного понимания и толкования. Было бы логичным установить срок в 10 дней. Ведь именно столько времени отведено участникам исполнительного производства ст. 122 Закона для обжалования действий (бездействия) судебного пристава.

Однако должник вправе запросить у явившегося к нему пристава постановление об аресте имущества. Закон также позволяет ему в такой ситуации на месте составить жалобу на действия судебного пристава и вручить ее непосредственно этому приставу. Пункт 4 ст. 123 Закона обязывает пристава принять жалобу и в установленный законом срок передать должностному лицу, уполномоченному ее рассматривать.

Статья 121 Закона предусматривает право сторон исполнительного производства оспорить любое постановление, действие или бездействие пристава. При этом необходимо учесть, что согласно ст. 437 ГПК РФ судья вправе приостановить исполнительное производство в случае подачи жалобы на действия судебного пристава. Таким образом, действующее законодательство предусматривает достаточные меры защиты от возможных незаконных действий приставов.

 

Уведомления через «иные» средства связи

В СМИ прошла информация о том, что в некоторых регионах приставы ограничиваются направлением извещений и вызовов сторонам исполнительного производства посредством SMS-сообщений, а также размещением данной информации на различных сайтах (например, «Одноклассники»). Считается при этом, что должник или взыскатель уведомлены надлежащим образом после посещения данными лицами этих сайтов через открытие своей странички.

Что касается SMS-сообщений. Законодатель предусмотрел в новом Законе возможность извещать стороны о предстоящих исполнительных действиях и вызывать их посредством использования электронной и иных видов связи (ст. 24 Закона). Сразу же хочется задать авторам Закона вопрос о возможности использования голубиной почты. А как иначе можно реагировать на упорное применение законодателем таких понятий, как «иной», «некоторый» и т.д.?

Юридическое качество разработанного и принятого нормативного правового акта определяется в первую очередь отсутствием необходимости его толкования. К сожалению, у нас все наоборот. Тем не менее разберемся с тем, что есть.

Создается впечатление, что текст п. 1 ст. 24 Закона разрабатывал один юрист, а п. 3 этой же статьи — совсем другой. В первом пункте говорится о возможности использования практически любого вида связи, в том числе и электронной, а в третьем пункте устанавливается необходимость направления извещения «по адресу, указанному в исполнительном документе». Как это понимать?

Только так, что законность действий пристава, уведомляющего должника или взыскателя через интернет-сайты и SMS-сообщениями, крайне сомнительна. Вряд ли в исполнительном документе суд указал именно такой адрес.

В любом исполнительном документе указывается адрес регистрации по месту жительства или пребывания, в крайнем случае — номер телефона. Последний с трудом можно назвать адресом. По этой причине «ноу-хау» с «Одноклассниками» и SMS-сообщениями очень сомнительны, хотя и получили широкое применение. Безусловно, информация, в том числе полученная из Интернета, может быть использована приставами как один из способов розыска должников. Однако все проблемы исполнительного производства с помощью такого новаторства и энтузиазма не закрыть.

 

Ограничение на выезд за рубеж

Еще одна тема — ограничения на выезд должника за рубеж. Почему-то сторонники этой меры считают, что наши люди отправляются за границу исключительно отдыхать. А если мама у такого должника, живущая где-нибудь в Прибалтике или на Украине, тяжело заболела и за ней ухаживать некому. Что тогда? Ведь ст. 67 Закона не предусматривает исключений на этот счет. Не пускать, и все! Примеров можно привести много. Будем надеяться, что жизнь, а также исполнительная практика заставят внести в новый Закон соответствующие изменения и дополнения.

Теперь о снятом недопонимании. То, что законодатель все же попытался каким-то образом урегулировать порядок применения таких ограничений приставами, это конечно же плюс. Ведь раньше, до вступления в силу Закона, данная мера также применялась приставами, но только при этом они руководствовались лишь п. 5 ст. 15 Федерального закона от 15.08.96 № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», который лишь декларировал такое ограничение.

Это вызывало немало трудностей при обжаловании такого исполнительного действия. В новом Законе установлена достаточно подробная процедура его совершения. Согласно ст. 67 Закона пристав обязан вынести соответствующее постановление о применении к должнику таких ограничительных мер, копия которого направляется должнику, имеющему реальные возможности его обжаловать.