1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1101

Новое государство для новой экономики

Новое государство для новой экономики

Пермский край по уровню социально-экономического развития входит во вторую десятку субъектов Федерации и, по оценке экспертов, имеет все шансы стать одним из новых центров регионального роста. Об особенностях системы управления краем, возможностях ускорения экономического роста и совершенствования социальных институтов рассказывает губернатор Олег ЧИРКУНОВ.

 

В вашем регионе разработана функционально-целевая система управления субъектом Федерации, которая закреплена в его уставе. Расскажите, пожалуйста, об основных идеях, которые легли в ее основу.

 

— Понимаете, на каждом этапе развития экономики есть тот дефицитный фактор производства, который определяет развитие страны, региона, предприятия. На определенной стадии этим дефицитом была земля, затем пришло время машинного производства, при котором выигрывал тот, у кого было больше станков. После появился фактор инвестиций, значимость которого мы часто подчеркиваем.

Сегодня все большее значение приобретает совершенно новый фактор. Раньше, чтобы произвести суперсовременную машину, надо было держать всю цепочку от выпуска комплектующих частей до сборки, затем обеспечивать продажи и т.д. Сейчас комплектующие части производятся в одном месте, собираются в другом, машина может продаваться в третьем. Даже люди, которые рисуют новый облик этой машины, могут работать на аутсорсинге. То есть появилась новая экономика, построенная по законам конкуренции, при которой покупается всегда самое лучшее, где бы оно ни находилось.

И вот что особенно интересно: сейчас редко может разбогатеть тот, кто непосредственно производит товар. Основную прибыль получает тот, кто всю эту цепочку продумал, ее видит и понимает, как она существует. Поэтому сегодня самым дефицитным фактором являются интеллект и центры, в которых он сосредоточен.

Бизнес приспосабливается к новым условиям, начинает работать по принципу аутсорсинга, то есть размещения заказов на стороне и получения самого лучшего продукта для каждого этапа производственной цепочки.

А вот государство пока мало меняется, оно работает по старым схемам с использованием традиционных механизмов. Но если появляется новая экономика, то ей должно соответствовать новое государство. И те методы, которые приемлемы для бизнеса, вполне подходят и для державы.

В Пермском крае мы исходим из того, что обязаны первыми создавать эти новые механизмы управления, потому что они являются нашим основным конкурентным преимуществом. Именно данный тезис лег в основу нашей идеологии государственного управления на уровне региона.

Государство не должно само оказывать услуги населению, оно обязано в интересах граждан заказывать эти услуги внешним исполнителям, в число которых входит и бизнес.

 

Идеи, безусловно, очень интересные, но как это получается на практике?

 

— По-разному получается. Надо сначала узнать путь, по которому ты хочешь идти, а потом уже неукоснительно этому пути следовать. Мне кажется, мы знаем путь, по которому должны идти. Всегда ли мы ему следуем? С той ли скоростью по нему продвигаемся? Конечно, нет. Ежедневная рутина, многие другие проблемы заставляют топтаться на месте, делать зигзаги, но в принципе основополагающие вещи удаются.

Мы структурировали проблему управления регионом, сейчас у нас есть единая система, которая покрывает всё поле целей — экономическое развитие, укрепление человеческого потенциала, создание соответствующей инфраструктуры. Мы также стремимся к тому, чтобы муниципалитеты работали эффективно. Наконец, стараемся сделать так, чтобы наши бюджетные организации (которые мы не в состоянии на сегодняшний день закрыть, упразднить и передать их функции бизнесу) тоже трудились достаточно результативно.

Другими словами, мы разделили задачу управления на блоки, перед каждым блоком поставили цели, прописали параметры и цифровые показатели. А дальше в каждой сфере начали искать простые решения.

Так, мы стимулируем экономику за счет уменьшения налога на прибыль до 20%, создаем мотивационные «примочки» для муниципалитетов, передаем гражданам, которые готовы взять на себя заботу о сиротах, средства, предусмотренные в бюджете на их воспитание.

 

На какие социально-экономические показатели ориентирована система управления вашим субъектом Федерации, какие индикаторы вы отслеживаете в первую очередь?

 

— Наша система управления краем сориентирована прежде всего на фонд оплаты труда, по нашему мнению, этот показатель даже важнее, чем валовой региональный продукт. По фонду оплаты труда мы в Приволжском округе соревнуемся за 1-е место с Самарой.

Что же касается индекса промпроизводства, то я считаю, что этот показатель не всегда определяет тенденцию развития экономики в том или ином регионе.
В нашем крае базовыми отраслями являются нефтедобыча и нефтепереработка. Мы добывали до недавнего времени порядка 10 млн т нефти в год, сейчас постепенно выходим на уровень 11 млн. Но шансов, что мы будем добывать 20 млн т в нашем регионе, скажем прямо, немного.

Эти традиционные отрасли — основа, хребет экономики нашего субъекта Федерации, но они никогда не смогут развиваться такими темпами, как, например, жилищное строительство. Раньше мы строили около 400 тыс кв. м жилья в год, сейчас увеличили объемы его строительства до 870 тыс., в ближайшем будущем планируем выйти на 1 млн кв. м. Здесь наши темпы роста гораздо выше, чем по России в целом. Но с другой стороны, «объемчик» жилищного строительства выглядит совсем небольшим на фоне нефтяной отрасли.

Аналогичная ситуация складывается с производством калийных удобрений, выпуск которых увеличивается последнее время. Для того чтобы обеспечить тут высокие темпы роста, нужны очень большие размеры капиталовложений. Только одну шахту надо строить 7 лет.

Сейчас в нашем регионе идет инвестиционный цикл, крупнейшие предприятия края сделали заявки на огромные капиталовложения, и мы постарались помочь им найти такие средства. Мы ожидаем отдачи от этих инвестиций, которые будут постепенно приносить результаты.

Я считаю, что есть еще один специфический показатель, который можно использовать для оценки развития субъекта Федерации. Надо просчитывать все доходы, которые дает регион федеральному бюджету, и средства, которые он оттуда получает. Это покажет реальную дотационность региона или подтвердит его звание донора. К примеру, если по Москве корректно посчитать весь объем денег, который сюда вкладывает федеральный центр, в том числе в электроэнергетику и на другие нужды, то столица вряд ли останется регионом-донором.

 

По итогам прошлого года профицит консолидированного бюджета составил порядка 2 трлн рублей, причем подавляющая часть этих денег осела в федеральном центре. Каким образом можно довести эти деньги до российских регионов, многие из которых очень нуждаются в них?

 

— Первое, в чем я убежден, — эти средства нельзя просто израсходовать с помощью механизмов федерального бюджета. Их также не стоит передавать на другие уровни: в регионы или муниципалитеты. На самом деле, хотят мои коллеги это признавать или нет, на всех уровнях бюджета сейчас существует избыток денег.

Нельзя сказать, что этих средств много. Но степень неэффективности государевой региональной и муниципальной системы такова, что, сколько денег ей ни дай, все равно не в коня будет корм.

Гораздо важнее, на мой взгляд, оставить эти средства в экономике, и лучше всего не изымать их у бизнеса. Любой другой механизм перераспределения, например посредством инвестиционных программ, все равно будет менее эффективен. Для этого нужно кардинально снижать налоговое бремя.

 

Скажите, пожалуйста, какие налоги нужно сокращать в первую очередь, с тем чтобы, с одной стороны, не обездоливать бюджет, а с другой — стимулировать развитие экономики?

 

— С этой точки зрения наиболее перспективны 2 налога: в первую очередь налог на прибыль, и во вторую — НДС. Суть заключается вот в чем: общество должно облагать налогами потребление, а не факторы развития.

Мои слова могут показаться парадоксальными, но проблема России заключается в том, что она богатая страна не по доходам, а по расходам. Мы самые богатые не потому, что заработали и пустили деньги на инвестиции, а потому, что больше всех тратим. Мы — общество потребления, я бы сказал — общество проедания. Вот именно на это и надо накладывать максимальные налоги. То есть проедаешь — плати, инвестируешь — мы тебе помогаем, по крайней мере не мешаем.

Сам налог на прибыль может быть высоким, но все инвестиционные издержки без исключения должны входить в состав затрат, даже если они только косвенно влияют на результат экономической деятельности.

На мой взгляд, вполне возможно дифференцировать налог на доходы физических лиц по субъектам Российской Федерации. Ведь НДФЛ гражданин платит за услуги, которые он получает от государства в муниципалитете или регионе. А в разных областях человек получает различные по объему и уровню качества государственные услуги. Так что в одних регионах НДФЛ можно снизить до 10%, а в других — повысить до 30%.

 

Сегодня очень актуальной становится проблема защиты частной собственности, формирования позитивного общественного мнения к этому институту. Как решается эта задача в Пермском крае?

 

— Конечно, частную собственность нельзя считать инструментом безупречным. Но я считаю, что надо перестать выдумывать какие-то другие инструменты. Нужно посмотреть, как существует весь окружающий мир, в котором процветают как раз те страны, где институт частной собственности не вызывает сомнений в обществе.

В нашем регионе, провозглашая принципы аутсорсинга, снижая налоги, стараясь сделать прозрачными схему наших взаимоотношений с бизнесом, мы демонстрируем свое уважение к частной собственности и предпринимателям.

 

БЕСЕДОВАЛ ДМИТРИЙ ТИТОВ, «ЭЖ»