1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1096

«И» осталось на «трубе»?

Вообще-то на нашей «трубе» не три буквы, как в забавном детском тесте на сообразительность, а целых четыре. И все, сами знаете, «И». Каждая незаменима. Но насчет «упало-пропало» ограничимся пока одной из «натрубных сиделиц», потому, как только скажешь: «инновации сегодня», на тебя сразу смотрят, как на крепко ушибленного. Есть, однако, и те, что на полном серьезе заявляют, мол, кризис – самое время, чтобы слезть с нашей энергетической трубы и пересесть на инновации. В общем, про инновации в это трудное время.

Начнем сверху. В Концепции долгосрочного социально-экономического развития России до 2020 г., в частности, прописано увеличить выпуск инновационной продукции с нынешних примерно 6 до 25%. Под это дело только под программы высоких технологий и только до 2010 г. запланированы 600 млрд руб. Еще 250 млрд заложены на пятилетку под программу фундаментальных исследований. А еще разработана и в большинстве уже реализуется «могучая кучка» федеральных целевых программ, созданы мощные институты инновационного развития вроде Венчурного фонда.

Короче, силы и средства под инновационный рывок государство подтянуло серьезные. Правда, под впечатлением натиска финансового кризиса начали звучать мрачные голоса, что долгосрочную стратегию надо поправить под остроту момента. Нет уж, концепцию надо принимать, а поправлять можно по ходу дела, отрезал наш премьер Владимир Путин.

Возможно, пессимисты слишком хорошо осведомлены, и поправлять параметры нашего развития придется, и неслабо. Однако и заранее паниковать – тоже занятие вредное. Да, кризис прихватил серьезно, сотни миллиардов рублей «закачивает» государство в экономику на его тушение. Однако все это из для того и накопленных «огнетушителей», об урезании же каких-либо госпрограмм речь пока не идет. Вот и вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин успокаивает, что в 2009-м госбюджет пребудет в здравии. Пожелаем, чтобы и в дальнейшем нашей нефтегазовой «трубе» не чихалось. Слезть с нее и пересесть на инновации – дело не одного года, так что служить ей еще родине и служить.

Кстати, по данным Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий, инновационное сообщество оценивает необходимый объем инвестиций для эффективного развития высокотехнологичных направлений суммой, несколько большей, чем названа выше, – 616 млрд руб. При этом 79% опрошенных той же ассоциацией россиян недовольны эффективностью инновационной госполитики и делается заключение, что деньги-то тратятся немалые, но до реальных проектов они не доходят. Это к тому, что мы и без всяких кризисов умеем заваливать благие начинания. Не хотелось бы.

Но так или иначе живо ощущение, что инновационные направления и организации, попавшие под крыло госопеки, без таковой не останутся, хотя наша буква «И» может и несколько «похудеть». Остальным, однако, что светит?

Внизу преобладает уныние: какие уж тут инновации, из кризиса бы живьем выбраться! Один пример с недавнего XI Инновационного форума в Томске. На вопрос, интересны ли выступления и диспуты, гендиректор местного промышленного предприятия согласно кивает. А вот о том, что у него в голове реально, говорить соглашается не сразу. «Если откровенно», голова у него болит оттого, что за неделю от покупателей его продукции денег пришло в 10 раз меньше положенного – кормят заверениями, что это из-за затора в банке. Такие вот инновации!

А между тем, оказывается, с японцами контракт на поставку оборудования он все же заключил и верит, что сможет расплатиться. Лишь бы государство расторопнее разгребло завалы в финансовой системе. И вообще, поменьше бы говорило об инновациях, а больше их реально стимулировало.

Надо сказать, форум прошел на высшем уровне – и содержательно, и организационно. Хочется даже поддержать губернатора области Виктора Кресса, что пора бы это мероприятие вывести из кочевого формата и «прописать» в Томске. Главное – было полезно: проблем у нас в инновационной сфере, как говорится, выше крыши.

К примеру, никто до сих пор так и не объяснил народу, тому же томскому гендиректору, что такое инновации – основополагающий закон о них все еще в разработке. В США действует три десятка инновационных законов, у нас по этой части конь почти не валялся. Законодатели, правда, обещают, что к середине будущего года основные законопроекты, в том числе об инновационной деятельности, 2–3 чтения пройдут.

Что в них пропишут, посмотрим. Но, чтобы не ждать, кое-что стоит прояснить. Большинство из нас под инновациями видят некие прикладные разработки, новые технологии, материалы… Это так, но зауженно. В западном понимании инновации – это все, что влияет на совершенствование процессов, в том числе управленческие решения. Можно ведь и без замены, скажем, станков оптимизировать производство, найти резервы сокращения затрат, повышения производительности.

Словом, не правы те, кто считает, что кризис – наш, а инновации – мимо. Такими кризис закусывает в первую очередь, остальных приучает к инновациям. «Кризис дает нам шанс!»– очень симпатичное и оптимистичное утверждение ректора Академии народного хозяйства при Правительстве РФ Владимира Мау. Присоединяйтесь.

И в досыл – о случайном пересечении с бывшим нашим инноватором из Новосибирского академгородка. Водке предпочитает коньяк, но парень хороший, открытый. Рассказал, как дела у них с кризисом в Штатах, что тамошние трудящиеся еще не прочувствовали всю глубину американской трагедии. На замечание, что и у нас немало взгрустнулось, заметил: «Так в России это вообще любят».

А ведь прав наш американец. Хандра – исконно российское ноу-хау...