О некоторых аспектах реорганизации юридического лица: «дробление», «укрупнение» и исключение акционеров

| статьи | печать

Основные виды реорганизации указаны в ГК РФ. Однако в судебной практике встречаются «гибридные» случаи, которые возникают при реорганизации: «дробление бизнеса», увеличение масштабов бизнеса и исключение акционеров, которые не голосовали или голосовали против смены организационно-правовой формы компании.

В материале рассмотрим на примерах из судебной практики особенности таких нетипичных случаев.

Под реорганизацией компании понимается изменение или преобразование структуры юридического лица. В ходе процедуры может быть изменена организационно-правовая форма  (далее – ОПФ) предприятия либо создано новое. В случае если в процессе реорганизации исходная компания ликвидируется, ее права передаются созданному юридическому лицу. Основные принципы, касающиеся этой корпоративной процедуры, предусматриваются ст. 57 ГК РФ.

При обсуждении судебной практики по реорганизации следует разделять ее виды. Действующее законодательство выделяет пять форм:

  • преобразование, под которым понимается смена ОПФ компании – к примеру, из АО в ООО.
  • выделение, когда из компании отделяются одна или несколько организаций. При этом изначальное юридическое лицо продолжает функционировать и передает часть прав и обязательств новой компании (или нескольким новым).
  • разделение, при котором существующая компания разделяется на несколько новых и ликвидируется. Созданным организациям передаются ее права и обязательства.
  • слияние, в рамках которого несколько предприятий соединяются в одно юридическое лицо. Последнее принимает на себя все обязанности и права предшественников.
  • присоединение, когда одна или несколько организаций входят в структуру другой, но новое юридическое лицо не создается.
  • реорганизация с последующим незаконным исключением участников из общества.

Реорганизация с исключениями

При реорганизации в форме преобразования наибольший интерес вызывает судебная практика, связанная с изменением организационно-правовой формы предприятия с акционерного общества на общество с ограниченной ответственностью (далее – ООО). В результате реорганизации не все акционеры стали участниками созданного ООО.

Реализация подобных процедур по сей день происходит в разных компаниях следующим образом. На общее собрание акционеров выносится вопрос о реорганизации. Те держатели акций, кто голосовал против принятия решения или не принимал участия в волеизъявлении, не включаются в состав участников создаваемого ООО и не получают денежную компенсацию. Чаще всего таким образом нарушаются права миноритарных участников, а существующие механизмы защиты прав акционеров не позволяют   в   полной   мере   учесть   интересы   миноритариев, соблюсти   их конституционные права. В данном случае происходит нарушение сразу нескольких норм права, включая положения ст. 35 Конституции РФ.

Почему же тогда такие процедуры до сих пор встречаются?

Законодательство не регулирует этот вопрос должным образом: до конца непонятно, что должно происходить с акциями акционеров, которые не голосовали или голосовали против смены организационно-правовой формы предприятия.

В то же время четкую позицию в деле с такой фабулой обозначил Верховный суд РФ. В Определении от 29.08.2019 № 308-ЭС19-3746 ВС РФ отметил, что: «…все акционеры преобразуемого акционерного общества имеют право на получение доли (паев) в уставном (складочном) капитале во вновь создаваемом юридическом лице».

Также ВС РФ в рамках данного дела сослался на положения Конституции и ГК РФ, которые исходят из недопустимости лишения права собственности без прямо предусмотренного законом основания, которое в данном случае отсутствовало. Следовательно, решение о невключении ряда держателей акций в число участников созданного общества с ограниченной ответственностью было незаконным.

В связи с этим предлагается внести на уровне законодательной инициативы запрет на вынесение вопроса о реорганизации для компаний с количеством акционеров более 50, однако инициатива пока не нашла законодательного отражения.

«Дробление бизнеса» как один из способов реорганизации

Реорганизация оставшимися четырьмя способами делится на две крупные группы – дробление бизнеса и его увеличение. Если посмотреть на судебную практику по выделенным выше двум категориям, то в части дробления бизнеса она гораздо объемнее. Почему так происходит и чем эта группа интересна?

Уменьшение объемов бизнеса осуществляется посредством реорганизации в формах выделения и разделения. Часто компания, работающая в больших масштабах, принимает решение о реорганизации в одной из приведенных выше форм. Итогом процедуры становится выделение из компании одной, двух и более организаций, которые могут применять разные системы налогообложения и тем самым сокращать издержки, связанные с налогами.

Поэтому налоговая инспекция для подобных форм реорганизации – путем выделения и разделения, даже создала отдельный термин, уже ранее мною использованный – «дробление бизнеса». ФНС не интересует сам факт проведения реорганизации. Куда более значительным для нее является причина проведения процедуры. Если выясняется, что дробление бизнеса проводилось не в деловых целях, а для ухода от уплаты налогов, ФНС обратится в суд. В письме ФНС России от 29.12.2018 № ЕД-4-2/25984 налоговая призвала свои подразделения уделять особое внимание процедурам, связанным с дроблением бизнеса.

Дробление бизнеса с целью ухода от налогов может быть основанием для привлечения к субсидиарной ответственности, возможна даже к уголовной. Как таковой статьи за незаконное разделение юридических лиц в УК РФ нет, поэтому может последовать наказание по ст. 199 УК РФ – умышленная неуплата или неполная уплата налогов.

Надо отметить, что и сами компании осуществляют подобные процедуры крайне грубо. После проведенной реорганизации зачастую в созданных организациях начинают работать одни и те же люди, юридические лица сдают бухгалтерские отчетности с одинаковых IP-адресов, те же юристы продолжают посещать суды, не меняются формат получения дохода, бизнес-модель и т.д. – все это и еще несколько десятков признаков, распространяемых ФНС в качестве чек-листа, являются косвенными доказательствами того, что было проведено фиктивное дробление бизнеса с целью ухода от уплаты налогов. Более того, налоговая может провести опросы сотрудников компаний и зафиксировать их показания. Тогда доказать целесообразность реорганизации будет очень сложно (см. дело № А40-21352/2018).

Аналогичным образом за искусственное дробление будет принята реорганизация, в рамках которой единый производственный процесс разделяется между разными компаниями, продолжающими быть связанными друг с другом по работе (см. дело № А40-232577/2019 и дело № А27-24746/2019).

Подводные камни увеличения масштабов бизнеса

Здесь речь пойдет о процедуре в формах слияния и присоединения. Основной перечень претензий контролирующих и надзорных органов заключается в том, что подобные процедуры нередко используются с целью ущемления прав миноритарных акционеров и участников. В подобной процедуре, к сожалению, законодательно не закреплены требования к определению коэффициента реорганизации. Получается, что при присоединении одной компании к другой или слиянии юридических лиц все акционеры обладают исключительным правом определения этого коэффициента.

Таким образом, если совет директоров определил коэффициент реорганизации и общее собрание приняло соответствующее решение, то все акционеры вынуждены лишь мириться с установленным коэффициентом.

Для справки: коэффициент – это указание количества акций или долей, которые обмениваются на акции или доли вновь создаваемого юридического лица.

Приведу пример. Есть две компании А и B. Рыночная стоимость первой составляет 1 млрд. руб., а второй – 100 млн. руб. Собственники принимают решение осуществить присоединение с коэффициентом конвертации 1:1. В таком случае участники либо акционеры организации А получат в 10 раз меньше акций/долей, чем должны были получить. При таком раскладе коэффициент процедуры реорганизации должен был составлять 1:10. Но законом не запрещается установление общим собранием акционеров другого коэффициента.

Очень часто процедуры реорганизации, связанные с укрупнением бизнеса, используются злоумышленниками для нанесения материального ущерба миноритарным участникам и акционерам.

Одним из предложений для разрешения такой проблемы является законодательно зафиксировать коэффициент конвертации при процедурах реорганизации. Такая фиксация подобного коэффициента может повлечь качественное изменение инвестиционного климата в России.

В том числе, предлагается    дополнить   ст.   16   и   17   Закона   об   АО   положениями, устанавливающими либо законодательно определенный коэффициент конвертации, либо коэффициент, который бы сохранял равнозначное количество акций при реорганизации общества. По данному вопросу мы тоже ожидаем обратной связи от регулятора.

Любая корпоративная процедура, а в особенности реорганизация с множеством подводных камней, должна исходить из экономического смысла и абсолютной законности. Приведенные в статье кейсы из судебной практики показывают, что любая форма реорганизации может привести к серьезным последствиям – вплоть до уголовной ответственности. Подход к реализации процедуры должен быть выверенным – со знанием всех необходимых законодательных норм, опорой на существующую практику и постоянным взаимодействием с контролирующими органами.

Заключение

Проблема процедур, связанных с реорганизацией, это возможность их субъективной оценки судом.  Была ли экономическая, деловая цель процедуры, действовал ли совет директоров или руководитель компании разумно, вынося вопросы реорганизации на повестку дня - это все субъективные категории, которые могут быть очень по-разному оценены в ходе судебного разбирательства. И тогда одна и та же процедура может быть рассмотрена как инвестиционная деятельность, поощряемая государством, а может быть признана уголовно наказуемым деянием, совершенным группой лиц по предварительному сговору и направленной на уклонение от уплаты налогов или нанесение ущерба третьим лицам.  То,  как будет квалифицирована сделка, в конечном итоге зависит от того, насколько качественно была осуществлена процедура.

День
Неделя
Месяц