Как оспорить взыскание долга в пользу кредитора из-за мнимости сделки, заключенной для уклонения от погашения долгов кредиторов

| статьи | печать

Суд взыскал с должника в пользу кредитора долг по договору аренды. Другой кредитор обжаловал это решение со ссылкой на мнимость сделки. Апелляция отказала, поскольку вопрос о вредоносности сделки по банкротным основаниям нельзя рассмотреть в этом деле. ВС РФ отменил судебные акты и направил дело на пересмотр.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 25.04.2022 № 305-ЭС21-27523 по делу № А40-217405/2019

Истец

ООО «Частная охранная организация „Витязь“»

Ответчик

ООО «Неомед»

Суть дела

ООО «Витязь» подало заявление о банкротстве ООО «Неомед». Кредитор ссылался на то, что ООО «Неомед» арендовало земельный участок и расположенные на нем здания: котельную, две водозаборные скважины, водонапорную башню, гараж и крупные нежилые здания. Стоимость аренды составила 1,5 млн руб. в месяц. Позже арендодатель уступил в пользу ООО «Витязь» требование арендной платы в размере 21,4 млн руб.

В связи с этим ООО «Витязь» подало иск о взыскании с ООО «Неомед» 21,4 млн руб. задолженности за аренду. Суд первой инстанции удовлетворил иск частично. Он взыскал с ООО «Неомед» 20,7 млн руб. Суд исходил из доказанности факта задолженности по арендной плате и обязанности ООО «Неомед» ее погасить.

Впоследствии суд признал должника банкротом.

Другой кредитор банкрота (ООО «Медикал Тач») обжаловал судебное решение в апелляционном суде, указывая на мнимость договора аренды.

Позиции судов

Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения. Он указал, что несогласие кредитора с судебной оценкой представленных доказательств и установленных обстоятельств не может являться основанием для отмены решения. В рамках искового производства вопрос о вредоносности сделки по банкротному основанию не может быть разрешен (п. 2 ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», далее — Закон о банкротстве). Доводы и доказательства, на которые сослался заявитель, не подтверждают наличие вновь открывшихся обстоятельств, способных в силу ст. 311 АПК РФ повлиять на выводы арбитражного суда при вынесении судебного решения.

С данными выводами согласился и суд кассационной инстанции.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты апелляции и кассации и направила дело на новое рассмотрение.

По объективным причинам, связанным с тем, что конкурирующие кредиторы не являлись участниками правоотношений по спору должника с иным кредитором, они ограничены в возможности предоставления прямых доказательств, подтверждающих их доводы. В то же время они должны заявить такие аргументы или предъявить такие прямые или косвенные доказательства, которые позволили бы суду усомниться в достаточности и достоверности доказательств, положенных в основу обжалованного судебного решения. Бремя опровержения этих сомнений лежит на кредиторе, ранее участвовавшем в судебном споре, учитывая, что именно он состоит в правоотношениях с несостоятельным должником. Данная правовая позиция неоднократно излагалась ВС РФ.

ООО «Медикал Тач» заявляло, что банкрот реально не владел и не мог владеть имущественным комплексом, поскольку у него не было на это необходимых ресурсов. Оно указало:

  • на отсутствие в документах бухгалтерского учета каких-либо сведений об аренде;
  • на то, что арендные платежи не выплачивались за весь период пользования имуществом, что несвойственно для подобных правоотношений;
  • на противоречие аренды имущественного комплекса интересам банкрота, оказывавшего медицинские услуги населению в ином населенном пункте.

Также кредитор настаивал на том, что участники арендных отношений и договора уступки требования связаны между собой и посредством оформления документов они сначала искусственно создали задолженность перед ООО «Витязь» («дружественным» кредитором) в размере, кратно превышающем требования ближайшего по размеру независимого кредитора, а затем инициировали банкротство по правилам несостоятельности ликвидируемого должника, чтобы оказать существенное влияние на процедуру утверждения конкурсного управляющего, контролировать банкротство и за счет своих мнимых требований минимизировать имущественные потери должника и уклониться от погашения кредиторской задолженности перед независимыми кредиторами.

Свою позицию кредитор основывал на совокупности доводов и доказательств, полученных с учетом ограниченных возможностей кредитора — не участника сделки в их сборе и представлении в суд.

ВС РФ отметил, что обстоятельства, названные кредитором, могут повлиять на результат рассмотрения дела. Поэтому он решил, что в целях защиты прав конкурсного кредитора при банкротстве должника суду апелляционной инстанции следовало дать оценку приведенным доводам заявителя и с учетом этого сделать вывод о том, нарушены ли его права и законные интересы принятым судебным актом, на котором основано требование ООО «Витязь». Таких выводов в постановлении апелляционного суда нет, а кассация не исправила данный недостаток.

Вопрос о недействительности сделки по специальным признакам, указанным в Законе о банкротстве (ст. 61.2, 61.3), кредитор не поднимал, а доводы, основанные на мнимости сделки (ст. 170 ГК РФ), вполне допустимы в качестве возражений на иск о взыскании задолженности.

ВС РФ отметил, что мнимая сделка обычно внешне безупречна и совершается только на бумаге: в ней отсутствуют пороки субъектного состава, формы, содержания. Как правило, непосредственным участникам реальных правоотношений не должно составлять особого труда объяснить мотивы своих действий и подтвердить действительный характер сделки согласующимися между собой доказательствами, в том числе и косвенными.

Также ВС РФ отметил, что обжалование судебных актов в порядке, предусмотренном п. 24 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», действительно осуществляется применительно к правилам о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам в суде апелляционной инстанции (п. 25 постановления Пленума ВС РФ от 30.06.2020 № 12 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции»). Однако само по себе такое рассмотрение не является пересмотром по вновь открывшимся обстоятельствам. Суд лишь по аналогии применяет соответствующие правила, которые не умаляют правовую природу экстраординарного порядка и не препятствуют представлению новых доказательств.

День
Неделя
Месяц