1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 35

Контролирующее лицо вправе подать жалобу на действия конкурсного управляющего в рамках дела о банкротстве

Конкурсный управляющий заявил о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. А один из них решил пожаловаться на действия управляющего, который плохо исполнял свои обязанности. Суды отказались принимать жалобу, но ВС РФ не согласился.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 30.09.2021 №307-ЭС21-9176 по делу № А56-17680/2017

Дело о банкротстве

ООО «Финансовая компания „Присцельс“»

Суть дела

Суд признал ООО «Финансовая компания „Присцельс“» банкро­том. Конкурсный управляющий должником обратился в суд с заявлением о привлечении трех контролирующих лиц к субсидиарной ответственности и взыскании с них солидарно суммы в размере 48 млн руб. Суд зарегистрировал это заявление 02.02.2020, а принял его к производству 30.03.2020.

Впоследствии, 10.11.2020, в суд поступила жалоба от одного из контролирующих лиц — ответчиков на действия конкурсного управляющего вместе с заявлением о взыскании с него убытков. Заявитель жалобы являлся бывшим директором должника. Также он являлся кредитором в деле о банкротстве, у него были требования на 100 тыс. руб. по выплате заработной платы.

Заявитель жалобы требовал признать незаконными действия (бездействие) конкурсного управляющего должником и взыскать с него убытки. По его мнению, убытки были вызваны ненадлежащим формированием конкурсной массы должника (невзысканием дебиторской задолженности, подтвержденной судебными актами), а также незаконным уменьшением конкурсной массы ввиду необоснованного привлечения специа­листов и превышения лимитов выплат лицам, привлеченным арбитражным управляющим для своей деятельности.

У судов возник вопрос — вправе ли контролирующее лицо, к которому подано заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, жаловаться на действия конкурсного управляющего в рамках дела о банк­ротстве.

Позиция судов

Суд первой инстанции вернул жалобу заявителю. Он исходил из того, что заявитель, как бывший руководитель должника, не относится к лицам, указанным в ст. 34 и 35 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). При таких обстоятельствах у заявителя отсутствовало право оспаривать действия (бездействие) конкурсного управляющего.

Кроме того, заявитель не наделен правом на обращение в суд с заявлением в защиту прав должника по требованию о взыскании убытков. Суд указал, что лицо, в отношении которого в рамках дела о банкротстве подано заяв­ление о привлечении к субсидиарной ответственности, наделено правами и обязанностями участвующего в деле о банкротстве лица только в пределах рассмотрения обособленного спора по заявлению о привлечении его к субсидиарной ответственности (п. 1 ст. 61.15 Закона о банкротстве, п. 14 и 15 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»).

Суды апелляционной инстанции и округа поддержали данные выводы суда первой инстанции.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих инстанций и направила вопрос о принятии к производству жалобы бывшего директора на действия (бездействие) конкурсного управляющего должником на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Лицо, в отношении которого в рамках дела о банкротстве подано заявление о привлечении к ответственности, имеет права и несет обязанности лица, участвующего в деле о банкротстве, как ответчик по этому заявлению (п. 1 ст. 61.15 Закона о банк­ротстве). Размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов должника, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся не погашенными по причине недостаточности имущества должника (п. 11 ст. 61.11 Закона о банкротстве). На правовое положение контролирующего лица в связи с этим влияют два ключевых обстоятельства:

  1. совокупный размер требований кредиторов к должнику и

  2. объем конкурсной массы.

Разница между двумя названными величинами и составляет размер ответственности контролирующего лица. Соответственно, контролирующему лицу должны быть предоставлены полномочия тем или иным образом влиять на две указанные величины, так как они ему объек­тивно противопоставляются.

В данном деле суды установили, что в период с 30.01.2015 по 21.06.2017 заявитель являлся генеральным директором должника, контролирующим его деятельность. В своей жалобе на действия (бездействие) конкурсного управляющего должником заявитель ссылался на неисполнение им как конкурсным управляющим своей обязанности по взысканию дебиторской задолженности и на необоснованное расходование конкурсной массы. По мнению заявителя, это привело к нарушению законодательства о несостоятельности ввиду утраты возможности пополнения конкурсной массы должника, а также к убыткам на стороне должника.

Поскольку последствия подобных нарушений может нести заявитель как контролирующее должника лицо путем привлечения его к субсидиарной ответственности, заявитель при обращении в суд с жалобой на действия конкурсного управляющего правомерно исходил из своей заинтересованности в должном формировании и расходовании конкурсной массы.

Контролирующее должника лицо, выбрав активную защиту своих прав в связи с возникновением обособленного спора по заявлению о привлечении его к субсидиарной ответственности, не может быть лишено возможности обращения в суд с жалобой на действия конкурсного управляющего должником со ссылкой на отсутствие статуса основного участника дела о банк­ротстве в соответствии с положениями ст. 34 Закона о банк­ротстве.

Доказанность наличия причинно-следственной связи между неправомерными действиями (бездействием) конкурсного управляющего и убытками на стороне должника и его кредиторов приведет к взысканию с конкурсного управляющего в конкурсную массу должника денежных средств, что, как следствие, приведет к уменьшению размера возможной субсидиарной ответственности заявителя. Иного способа защиты у контролирующего должника лица в рассматриваемом случае не было.

ВС РФ указал, что, возвращая жалобу, суд первой инстанции необоснованно отказал заявителю в доступе к правосудию, что не может быть признано соответствующим целям судебной защиты и задачам судопроизводства (ст. 2 АПК РФ). Суды апелляционной инстанции и округа не исправили данную ошибку.

Представитель заявителя в судебном заседании ссылался на наличие у заявителя также статуса кредитора должника, что не было предметом исследования судов в рамках рассмотрения вопроса о принятии жалобы. Жалоба заявителя по существу не рассматривалась, то есть были допущены существенные нарушения норм процессуального права, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов заявителя.

При новом рассмотрении вопроса о наличии или отсутствии оснований для принятия жалобы заявителя к производству суду необходимо исследовать все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения обособленного спора, в том числе наличие у заявителя права на обращение с жалобой как кредитора должника.