1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 32

Если компанию исключили из ЕГРЮЛ, но ее представитель участвует в судебном деле, то суд может признать исключение незаконным

Наличие условий для исключения юридического лица из ЕГРЮЛ само по себе не может являться безусловным основанием для принятия такого решения, которое может быть принято только при фактическом прекращении деятельности компании.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 23.03.2021 № 305-ЭС20-16189 по делу № А40-170552/2019

Заявитель

ОАО «Ордена Трудового Красного Знамени специализированный строительный трест по электрификации Московского железнодорожного узла им. В.Ю. Абдурахманова»

Ответчик

МИФНС России № 46 по г. Москве

Суть дела

В 2016 г. между компаниями был заключен договор по разработке и согласованию документации. Исполнитель не оказал услуги и не вернул уплаченные заказчиком деньги. В 2018 г. суд признал заказчика банкротом. Срок конкурсного производства был продлен до 25.08.2020. Признанный банкротом заказчик подал 14.03.2019 иск к исполнителю о взыскании неосновательного обогащения и неустойки. Но оказалось, что еще в октябре 2017 г. налоговая инспекция внесла запись в ЕГРЮЛ о недостоверности сведений об адресе исполнителя, а в 2019 г. она приняла решение о предстоящем исключении исполнителя из ЕГРЮЛ как фактически не действующего юридического лица.

В течение трех месяцев после публикации сообщения в налоговую инспекцию не поступило заявлений от лиц, чьи права и интересы затрагиваются в связи с предстоящим исключением из ЕГРЮЛ. Поэтому она внесла в реестр в 2019 г. запись о прекращении деятельности исполнителя.

Заказчик подал заявление в суд о признании незаконным решения налоговой инспекции об исключении исполнителя-должника из ЕГРЮЛ.

Позиция судов

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении заявленных требований. Они указали, что заказчик и иные заинтересованные лица должны были самостоятельно отслеживать информацию об исполнителе и принимаемых налоговым органом решениях о предстоящем исключении из ЕГРЮЛ, а также представлять возражения. Заказчик не направил в течение трех месяцев заявление о нарушении своих прав и законных интересов. Поэтому неблагоприятные последствия не могут быть возложены на регистрирующий орган, не допустивший каких-либо нарушений при принятии решения на основании ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон № 129-ФЗ).

Наличие у исполнителя задолженности перед кредиторами не является основанием, препятствующим исключению недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ при условии соблюдения соответствующей процедуры. Исключение должника из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа не препятствует кредитору обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения имущества должника, если у ликвидированной компании осталось нереализованное имущество (п. 5.2 ст. 64 ГК РФ). Дополнительные гарантии кредиторов недействующих юридических лиц, исключенных из ЕГРЮЛ в административном порядке, предусмотрены п. 3 ст. 64.2 ГК РФ. В нем указано, что исключение недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ не препятствует привлечению к ответственности контролирующих лиц.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты трех инстанций и направила дело на пересмотр.

Регистрирующий орган принимает решение о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ при наличии одновременно всех признаков недействующего юридического лица, к которым отнесены:

  • непредставление в течение последних 12 месяцев, предшествовавших моменту принятия соответствующего решения, документов отчетности;

  • неосуществление операций хотя бы по одному банковскому счету.

Такая компания признается фактически прекратившей деятельность и может быть исключена из ЕГРЮЛ (п. 1 ст. 64.2 ГК РФ, п. 1 и 2 ст. 21.1 Закона № 129-ФЗ).

ВС РФ отметил, что наличие условий для исключения юридического лица из ЕГРЮЛ само по себе не может являться безусловным основанием для принятия такого решения, которое может быть принято только при фактическом прекращении деятельности компании.

В данном случае заказчик подал иск в 2019 г. В судебных заседаниях в 2019 г. интересы исполнителя представляли лица, действующие на основании доверенности, которые давали объяснения по делу, представили суду отзыв и письменные пояснения. В судебном заседании в 2019 г., то есть после вынесения налоговой инспекцией решения от 21.06.2019 о прекращении деятельности исполнителя, его представитель предъявил суду доказательства, в отношении которых у заказчика возникли сомнения в их достоверности. В связи с этим суд обязал исполнителя представить подлинные документы, указанные в заявлении о фальсификации, и пояснения по поводу исключения данных документов из числа доказательств.

Таким образом, процессуальное поведение исполнителя, от имени которого действовали уполномоченные лица, не давало заказчику оснований полагать, что исполнитель фактически прекратил свою деятельность и исключен из ЕГРЮЛ в административном порядке. Заказчик после вынесения решения об исключении исполнителя из ЕГРЮЛ воспользовался предоставленным законом правом на защиту своих интересов путем инициирования судебного процесса.

Нижестоящие суды не учли, что на момент вынесения налоговой инспекцией решения исполнитель имел гражданско-правовые обязательства перед заказчиком, размер которых устанавливался в рамках другого дела. Заказчик находился в процедуре банкротства, конкурсное производство не было завершено.

Принятие регистрирующим органом решения об исключении исполнителя из ЕГРЮЛ предопределяет прекращение производства по делу о взыскании долга (на основании п. 5 ч. 1 ст. 150 АПК РФ), что не гарантирует эффективную защиту прав заказчика как кредитора.

ВС РФ не принял ссылку судов на п. 39 постановления Пленума ВС РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства». В нем указано на возможность взыскателя, не получившего исполнение по исполнительному документу, обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица. Это связано с тем, что размер требований заказчика к исполнителю не был установлен судебным актом, а исполнительный документ не был получен и не будет получен после прекращения производства по делу.

Исключение юридического лица из ЕГРЮЛ по решению налоговой инспекции само по себе не является достаточным основанием для привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности, поскольку одним из условий удовлетворения требований кредиторов является установление того обстоятельства, что долг возник в результате неразумности и недобросовестности контролирующих лиц.

При этом суды не оценили довод заказчика о том, что прекращение правоспособности юридического лица в административном порядке при наличии неисполненных обязательств, размер которых в судебном порядке не установлен, и отсутствие доказательств фактического прекращения деятельности исполнителя нарушает права заказчика. Это не дает ему взыскать дебиторскую задолженность, вернуть деньги в конкурсную массу, а также применить в должной мере альтернативные механизмы удовлетворения требований кредитора.