1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 26

Для разделения квартиры, которая состояла из двух, нужно решить, было ли поведение банкрота добросовестным и какие будут затраты

Если объединение квартир произошло значительно раньше возбуждения дела о банкротстве, то такое поведение банкрота является, скорее, неосмотрительным (неразумным), чем недобросовестным.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 28.01.2021 № 309-ЭС20-15448 по делу № А50-34786/2017

Банкрот

Гражданин П.

Суть дела

Финансовый управляющий включил в конкурсную массу должника-физлица, помимо прочего имущества, две квартиры площадью 229 кв. м и 459 кв. м (№ 79 и 80), располагавшихся в одном доме. Должник приобрел их в 2006 г. Обе квартиры являлись совместной собственностью должника и его супруги.

Должник сделал перепланировку и объединил две квартиры в одну. У нее был один вход, межквартирные перегородки отсутствовали. На момент осмотра в квартире продолжались отделочные работы. В квартире № 79 были зарегистрированы должник и его несовершеннолетний сын. Супруга и несовершеннолетняя дочь были зарегистрированы по другому адресу.

Уже после возбуждения производства по делу о банкротстве должник согласовал перепланировку квартир, однако как единый объект не зарегистрировал.

Финансовый управляющий подал в суд ходатайство об утверждении положения о порядке продажи двух квартир. Должник подал заявление об исключении квартир из конкурсной массы. Он ссылался на то, что они являются единым объектом недвижимости, который для его семьи служит единственным пригодным для проживания жилым помещением.

Позиция судов

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении обоих заявлений. Он пришел к выводу, что квартиры по своим объективным характеристикам очевидно не соответствуют разумному уровню для удовлетворения конституционно значимых потребностей должника и его семьи в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения. Но вопрос порядка и условий реализации квартир должен быть проработан в том числе с учетом необходимости приобретения жилого помещения для должника и членов его семьи. Таким образом, квартиры подлежат реализации в ходе процедуры банкротства должника в порядке, установленном п. 7 ст. 213.26 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Кассационная инстанция отменила судебные акты в части и исключила квартиры из конкурсной массы. Она исходила из наличия иммунитета на объединенные квартиры как единственное пригодное для проживания должника и его семьи жилье. Суд учел, что на дату рассмотрения спора перепланировка и переустройство квартир были согласованы органом местного самоуправления, а также что их разделение без капитального ремонта невозможно.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебный акт кассации и направила дело на новое рассмотрение. Она указала, что вывод кассации об исключении спорных квартир из конкурсной массы является преждевременным.

ВС РФ сослался на позицию КС РФ, изложенную в постановлении от 14.05.2012 № 11-П о том, что имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении жилых помещений предназначен не для того, чтобы в любом случае сохранить за гражданином-должником принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение, а для того, чтобы, не допуская нарушения самого существа конституционного права на жилище и умаления человеческого достоинства, гарантировать гражданину-должнику и членам его семьи уровень обеспеченности жильем, необходимый для нормального существования. Механизм обращения взыскания на единственное жилье должника, не отвечающее критериям разумности, законодателем на данный момент не разработан, соответствующие изменения не внесены, правила обмена роскошного жилья на необходимое не выработаны.

Таким образом, в настоящее время гражданин-должник вправе сохранить за собой как минимум одно находящееся в его собственности помещение, которое может быть использовано для проживания. Наличие у гражданина фактической возможности временно (например, на время ремонта) проживать по иному адресу (без права собственности на помещение) не означает допустимость безусловного неприменения к его единственному жилью исполнительского иммунитета.

Исходя из этого, ВС РФ указал, что включение в конкурсную массу обеих квартир неправомерно.

Однако возникает вопрос о допустимости разделения принадлежащего должнику помещения на две квартиры и продажи одной из них. Ключевое значение имеют, во-первых, добросовестность должника при осуществлении действий по их объединению, во-вторых, оценка потенциально необходимых затрат для фактического разделения помещений на две функционально обособленные квартиры (установка перегородок, раздельные входы, оборудование в каждой квартире кухонь, санузлов и т.п.) на предмет их соразмерности потенциальной выгоде для конкурсной массы в случае продажи одной из квартир (учитывая при этом режим собственности на недвижимость ввиду нахождения должника в браке).

Должник предпринял действия по получению необходимых разрешений на перепланировку и объединение квартир уже после принятия заявления по данному спору к производству, тогда как квартиры он приобрел в 2006 г. Если до возбуждения дела о банкротстве квартиры действительно представляли собой два обособленных (юридически и функционально) объекта недвижимости, действия должника по осуществлению перепланировки и инициированию ремонта для их объединения в связи с угрозой обращения взыскания на одну из квартир могут быть квалифицированы как недобросовестные.

Вместе с тем не исключено, что фактическое объединение квартир произошло значительно раньше возбуждения дела о банкротстве, и запоздалые действия должника, направленные на оформление перепланировки, связаны с внесением ясности в уже существующий статус имущества для проведения банкротных процедур. В таком случае следует признать, что его поведение являлось, скорее, неосмотрительным (неразумным), чем недобросовестным.

Суду следует выяснить причины долгосрочности ремонта, учитывая дату приобретения квартир. Вопрос о затратах, связанных с разделением спорных квартир, и их сопоставимости с потенциальной выручкой от реализации имущества суды не исследовали. Заключение специализированной экспертной организации о невозможности разделения квартир, приведения их в первоначальное состояние (две отдельные квартиры с независимыми коммуникациями) и целесообразности их совместной реализации не было представлено. Таким образом, вывод суда округа об исключении спорных квартир из конкурсной массы является преждевременным.

Есть еще один момент: среди активов должника есть доля в уставном капитале ООО «ЗУМК-Инжиниринг» в размере 95%, мероприятия по реализации этой доли приостановлены судом до разрешения МКАС при ТПП РФ дела по заявлению ООО «ЗУМК-Инжиниринг» о взыскании задолженности с АО «Дехканабадский калийный завод». В связи с этим судам следует проверить доводы должника о том, что стоимость спорной доли значительно превышает выручку от продажи одной из квартир и что денежных средств от ее реализации может быть достаточно для погашения всех оставшихся требований, включенных в реестр требований кредиторов должника. В ситуации, когда части имущества банкрота достаточно для удовлетворения требований кредиторов, при решении вопроса об очередности обращения взыскания на принадлежащее ему имущество должна быть учтена воля самого должника.