1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 55

Договорная работа в период ограничительных мер: как защитить себя от требований контрагентов?

Пандемия оказала существенное влияние на экономические отношения, в частности на договорную работу. Сейчас предпринимателям в переговорах с контрагентами в качестве аргументов приходится прибегать к уже известным правовым конструкциям (например, рассматривать введение государством ограничительных мер как существенное изменение обстоятельств) или обращаться к правовым актам, принятым в связи с пандемией (в частности, касающимся регулирования нерабочих дней и моратория на банкротство). В прошлом номере мы рассмотрели ситуации, когда контрагент требует исполнить договор невзирая на форс-мажор, и наоборот, когда он не хочет исполнять свои обязательства, аргументируя невозможностью их исполнить (см. «Договорная работа в период ограничительных мер: как отвечать на требования контрагентов?», «ЭЖ-Юрист», № 46, 2020). В этом номере читайте о том, как изменить условия договора при существенном изменении обстоятельств, как обосновать неоплату в период нерабочих дней и как работает мораторий на банкротство.

Какие аргументы помогут организациям и предпринимателям, оказавшимся в трудном положении из-за коронавирусных ограничений, и какие нюансы стоит при этом учитывать?

Изменение или расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств

Если пандемия и введенные из-за нее ограничения существенно изменили обстоятельства исполнения вашего обязательства, вы можете попытаться изменить условия договора или расторгнуть его. Но что делать, если контрагенту невыгодно менять текущее положение?

Существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа. Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях (п. 1 ст. 451 ГК РФ).

Таким образом, закон допускает расторжение или изменение договора при изменении тех обстоятельств, из которых стороны исходили на момент его заключения. Например, наличие разрешения на ввоз/вывоз продукции или лицензии на ведение соответствующей деятельности, действовавших на момент заключения договора, которые прекратили/приостановили свое действие, например, в связи с ограничительными мерами.

Аргументы, которые можно привести в пользу вашей позиции.

  • Все финансовые и публичные ограничения, вызванные наступившей пандемией, в совокупности повлекли существенное изменение обстоятельств исполнения соответствующего договора (например, возникшая невозможность произвести продукцию в принципе или в привычных объемах из-за перевода сотрудников на карантин, невозможность закупки необходимых компонентов из-за приостановления деятельности поставщиков) и являются основанием для его изменения или расторжения в соответствии с п. 1 ст. 451 ГК РФ.

Примеры из практики

В одном деле суд пришел к выводу, что меры, предпринятые государственными органами, а именно: запрет деятельности предприятий общественного питания, запрет на курение кальянов, для истца являются существенным изменением обстоятельств. Если бы истец мог предположить, что будет запрет на данные виды деятельности, то он не стал бы заключать договор с ответчиком и вкладывать денежные средства в вентиляционную систему. Последствия коронавирусной инфекции для истца являются существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК РФ).

Суд установил, что 25.03.2020 издан Указ мэра г. Москвы № 28-УМ о запрете курения кальянов в общественных местах. Соответственно, деятельность истца стала невозможна. О данном факте ответчик был уведомлен путем направления требования о расторжении договора. Данное обстоятельство суд признал существенным изменением обстоятельств, в связи с чем в порядке ст. 450—452 ГК РФ признал договор расторгнутым истцом по первоначальному иску в одностороннем порядке.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.10.2020 по делу № A40-71341/2020

В другом деле суд пришел к выводу, что предложение о расторжении договора мотивировано не волевым решением истца безосновательно отказаться от дальнейшего исполнения обязательств, а изменением обстоятельств настолько, что цели, ради достижения которых заключался договор, отпали. С другим сроком проведения выставки он не был бы заключен вообще. Это, согласно ст. 451 ГК РФ, является бесспорным основанием для расторжения договора.

Решение АС г. Москвы от 09.10.2020 по делу № А40-86708/2020

  • В Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1 (утв. Президиумом ВС РФ 21.04.2020, далее — Обзор № 1) Верховный суд разъяснил, что применение положений ст. 451 ГК РФ в принципе возможно к обстоятельствам, возникшим в связи с наступившей эпидемиологической обстановкой, с принятием ограничительных мер или режимом самоизоляции. Иными словами, возможно признать их наступление существенным изменением обстоятельств.

Однако есть ряд аргументов против вашей позиции.

  • Применение положений ст. 451 ГК РФ диспозитивно. Это значит, что в договоре с вашим контрагентом может быть в принципе исключена возможность расторжения или изменения договора по такому основанию или же установлен иной специальный порядок признания изменения обстоятельств существенными.

  • В суде крайне сложно доказать все четыре обязательных условия для применения ст. 451 ГК РФ, а именно: (1) стороны исходили, что такого изменения обстоятельств не будет; (2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые пострадавшая сторона не могла добросовестно преодолеть; (3) исполнение договора в прежнем виде повлекло бы для нее значительный ущерб; (4) из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет пострадавшая сторона.

  • По умолчанию договор судом может быть только расторгнут. Лишь в исключительных случаях суд может сохранить его на измененных условиях — когда расторжение договора противоречит общественным интересам (например, договор на аренду/использование гидротехнической плотины, вырабатывающей значительную электроэнергию для окружающих потребителей).

Пример из практики

В одном деле суды пришли к выводу о наличии оснований для применения положений ст. 451 ГК РФ, допускающих при наличии существенно изменившихся обстоятельств изменение договора судебным решением в исключительных случаях, исходя из того, что расторжение договора противоречит общественным интересам и объективно невозможно. Арендованное имущество представляет собой единый гидроэнергетический комплекс для производства электрической энергии и не может быть освобождено обществом ввиду необходимости продолжения его использования для осуществления своей деятельности.

Определение ВС РФ от 19.08.2014 № 302-ЭС14-131 по делу № А19-9763/2013

Также изменение условий договора возможно, если его расторжение повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных условиях. Например, если в договоре аренды речь идет об изменении цели использования земельного участка при переводе территориальной зоны, в которой он расположен, из общественно-деловой в жилую, в связи с чем изменились вид разрешенного использования участка и вид построек, которые на нем можно возвести.

На практике доказать все обстоятельства (условия), необходимые для применения ст. 451 ГК РФ, бывает крайне сложно, тем более для изменения условий договора, которое возможно только в исключительных случаях.

Для такой ситуации можно дать следующую рекомендацию. Проверьте условия договора с вашим контрагентом на наличие положения, исключающего существенное изменение обстоятельств как основание для расторжения или изменения договора, или положения об их применении в ограниченном порядке. В свете пандемии и в связи с принятием государственными органами ряда ограничительных мер (включая те, которые, хотя уже перестали действовать (например, всеобщий обязательный режим самоизоляции), но повлияли на вашу деятельность) суд может признать существенно изменившимися обстоятельства для конкретных договорных отношений, однако намного более эффективным может быть внесудебное достижение согласия с контрагентом по поводу расторжения и/или изменения соответствующего договора.

Положения ст. 451 ГК РФ дают возможность вступить в переговоры с контрагентом для внесудебного изменения или расторжения договора на условиях, которые устроят обе стороны. Однако в случае недостижения соглашения об изменении условий единственной опцией остается обращение в суд, где истцу, как стороне, ссылающейся на существенное изменение обстоятельств, придется доказывать четыре непростых условия для применения данной статьи.

Неисполнение договорных обязательств в дни, объявленные нерабочими

Компания могла не платить в период действия ограничительных мер, связанных с коронавирусом (и совершить платеж только на первый рабочий день), поскольку они были объявлены нерабочими. Как отстоять свою позицию в такой ситуации?

Согласно ст. 193 ГК РФ, если последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день (ст. 193 ГК РФ).

В поддержку данной позиции можно привести следующий аргумент.

Согласно указам Президента РФ от 25.03.2020 № 206, от 02.04.2020 № 239 и от 28.04.2020 № 294 (далее — указы президента) дни в период с 4 апреля по 8 мая 2020 г. включительно были признаны нерабочими.

Следовательно, аргументом в отношении вашего денежного обязательства может быть ссылка на положения ст. 193 ГК РФ и сообщение о том, что его срок может истечь не раньше первого рабочего дня, следующего за чередой нерабочих дней, установленных указами президента (см., например, постановления Второго арбитражного апелляционного суда от 30.01.2019 № 02АП-9091/2018 по делу № А82-8285/2018, АС Волго-Вятского округа от 16.05.2019 № Ф01-1623/2019 по делу № А82-8285/2018, АС Московского округа от 30.01.2020 по делу № А40-195795/2015, АС Поволжского округа от 25.11.2014 по делу № А57-21716/2013, Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.12.2019 № 11АП-17934/2019 по делу № А65-17712/2019, Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.02.2012 № 09АП-36741/2011 по делу № А40-77742/11-5-482).

Кроме того, сотрудники организаций в течение периода нерабочих дней были вправе не работать, что могло привести к приостановлению деятельности такой организации.

Но есть и аргументы против такой позиции.

Согласно ответам на вопрос № 5 Обзора № 1 и вопрос № 2 Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 2 (утв. Президиумом ВС РФ 30.04.2020, далее — Обзор № 2), нерабочие дни, установленные указами президента, не могут считаться нерабочими в смысле, придаваемом этому понятию ГК РФ, а следовательно, не являются основанием для переноса сроков исполнения обязательств в соответствии со ст. 193 ГК РФ (см., например, решение АС г. Москвы от 08.09.2020 по делу № А40-77968/2020).

Причиной, в соответствии с Обзором № 2, является то, что нерабочие дни должны быть нерабочими для всех, а поскольку они таковыми для некоторых видов деятельности не являются, то нерабочими в смысле ст. 193 ГК РФ они считаться не могут.

Аналогичной позиции придерживался Банк России в своем сообщении от 03.04.2020.

Цитируем документ

<...> Банк России исходит из того, что обязательства по финансовым сделкам, срок исполнения которых приходится на нерабочие дни, должны исполняться должниками в срок, предусмотренный договором.

<...>

Банк России полагает, что с точки зрения обеспечения непрерывности хозяйственного оборота нерабочие дни в период до 30 апреля, о которых говорится в Указе Президента РФ от 02.04.2020, не являются основанием для переноса исполнения обязательств. Например, для переноса возврата суммы вклада или платежа по договору кредита (займа) на какие-то иные дни.

Кроме того, хотя работники вправе были воспользоваться правом на отдых в течение периода «нерабочих» дней, большинство организаций все же продолжили свою деятельность с переводом работников на дистанционный режим.

Таким образом, формально использование положений ст. 193 ГК РФ могло бы помочь получить «легальную» отсрочку платежа до окончания всех дней, объявленных нерабочими, и избежать ответственности за просрочку исполнения обязательства, но в связи с нормативными актами государственных органов, принятыми после указов президента, шанс на успех сильно снизился.

Банкротство нарушителя обязательств

Вы можете исходить из того, что даже при наличии достаточной задолженности контрагент не сможет возбудить банкротное производство в вашем отношении, так как в стране действует соответствующий запрет (мораторий).

Мораторий на инициацию процедуры банкротства в отношении ряда должников был введен до 7 октября 2020 г. постановлением Правительства РФ от 03.04.2020 № 428 «О введении моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлению кредиторов в отношении отдельных должников» в соответствии с новой ст. 9.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). Затем постановлением Правительства РФ от 01.10.2020 № 1587 «О продлении срока действия моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлению кредиторов в отношении отдельных должников» этот мораторий был продлен на три месяца, то есть до 7 января 2021 г.

Цитируем документ

Продлить срок действия моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлению кредиторов в отношении организаций и индивидуальных предпринимателей, код основного вида деятельности которых в соответствии с Общероссийским классификатором видов экономической деятельности указан в перечне отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции, утвержденном постановлением Правительства РФ от 03.04.2020 № 434 «Об утверждении перечня отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции».

Постановление Правительства РФ от 01.10.2020 № 1587 «О продлении срока действия моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлению кредиторов в отношении отдельных должников»

Какие аргументы работают в защиту вашей позиции?

Начиная с 6 апреля 2020 г. и до окончания моратория в отношении ряда лиц нельзя инициировать дело о банкротстве (за исключением дел, начатых до 06.04.2020). Объявленный мораторий распространялся на четыре группы организаций и ИП, а именно:

  • на лиц, по которым ЕГРЮЛ/ЕГРИП на 1 марта 2020 г. содержали указание на занятие одним из «наиболее пострадавших» от вируса видов деятельности (например, «Деятельность автомобильного грузового транспорта и услуги по перевозкам — 49.3» — полный перечень ОКВЭД доступен по ссылке: https://www.nalog.ru/rn77/business-support-2020/9704514/);

  • на системообразующие организации (со списком можно ознакомиться по ссылкам: https://data.economy.gov.ru./analytics/facilities/region/69/industry/115 и https://minpromtorg.gov.ru/activities/sistema/);

  • на лиц из перечня стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ (например, ОАО «РЖД» — полный список доступен на ссылке: http://kremlin.ru/acts/bank/21246/page/1);

  • на лиц из перечня стратегических организаций, обеспечивающих реализацию единой государственной политики в отраслях экономики (например, Российский Федеральный Ядерный Центр — Всероссийский научно-исследовательский институт технической физики имени академика Е.И. Забабахина — № 7423000572 — полный список доступен по ссылке: http://government.ru/docs/29118/).

Что касается должников, включенных в список лиц, в отношении которых был введен мораторий, то:

  • на их директоров и участников на время моратория не возлагается обязанность обеспечить подачу заявления о банкротстве, установленная ст. 9 Закона о банкротстве;

  • действует запрет на обращение взыскания на их заложенное имущество как в судебном, так и во внесудебном порядке;

  • приостанавливаются исполнительные производства по имущественным требованиям к таким должникам, возникшим до 6 апреля 2020 г.;

  • не начисляются штрафы и иные финансовые санкции за нарушение ими обязательств с даты введения моратория.

Но есть и несколько аргументов против вашей позиции:

  • круг лиц, в отношении которых действует мораторий, ограниченный и достаточно специальный;

  • такие лица могут самостоятельно инициировать банкротную процедуру в отношении себя;

  • ограничение права лиц (если они также являются страховыми или кредитными организациями) на совершение зачета в отношении своих обязательств перед контрагентами (по аналогии с режимом наблюдения — абз. 7 п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве);

  • риск признания сделок таких лиц по передаче их имущества и/или принятию на себя обязательств в период моратория ничтожными (за исключением обычной хозяйственной деятельности и сделок до 1% от стоимости активов).

В случае если ваша организация или вы, как ИП, были включены в список лиц, в отношении которых введен мораторий на банкротство, у вас сохраняется возможность получить временный «иммунитет» (с учетом описанных ограничений) и использовать это время для поиска компромисса с контрагентами, которые захотели признать вас банкротом, и предложить им иной, возможно, более выгодный выход из сложившейся ситуации.

* Весь материал актуален на день публикации.