1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 68

Условие договора, допускающее применение повышенных тарифов в отношении операций, признанных банком сомнительными, ничтожно

При реализации функций контроля в сфере противодействия легализации преступных доходов банк не вправе устанавливать повышенную плату за совершение операций с денежными средствами, которые банк признал сомнительными.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 30.06.2020 № 5-КГ20-54-К2 по делу № 2-4461/2019

Истец

Гражданин К.

Ответчик

ПАО «Совкомбанк»

Суть дела

В 2016 г. между гражданином К. и ПАО «Совкомбанк» был заключен договор банковского счета. В соответствии с условиями этого договора на имя клиента был открыт текущий счет в российских рублях для осуществления расчетно-кассового обслуживания, не связанного с осуществлением клиентом предпринимательской деятельности.

В банковских тарифах было предусмотрено, что за услуги по расчетно-кассовому обслуживанию за перевод денежных средств по поручению физического лица взимается комиссия в размере 1% от суммы, не менее 100 руб. и не более 1500 руб. Но при выявлении обстоятельств, дающих основание полагать, что операции по счету клиента несут репутационный риск для банка, банк имеет право в одностороннем порядке установить повышенную ставку тарифа за совершение любых операций (кроме платежей в бюджет) — в размере 10% от суммы операции.

Впоследствии с расчетного счета ПАО «ВТБ 24» на счет гражданина К. в ПАО «Совкомбанк» были зачислены денежные средства по договору купли-продажи. В связи с выявлением банком обстоятельств, дающих основание полагать, что операции по счету клиента несут репутационный риск для банка, ПАО «Совкомбанк» уведомил гражданина К. об установлении комиссии за совершение всех приходных и расходных операций (кроме платежей в бюджет) в размере 15% от суммы операции.

По причине репутационного риска банк отказал клиенту К. в совершении каких-либо операций по его счету. Можно было только вернуть деньги в банк плательщика с одновременным повышением комиссии за операцию по переводу денежных средств по поручению физического лица с 1% от суммы до 10% от суммы проведения операции.

Позже банк списал комиссию в размере 500 000 руб. за операцию по возврату денежных средств по договору купли-продажи в связи с закрытием счета. Списание комиссии в размере 10%, а не 1% гражданин К. считал неправомерным.

В 2019 г. он уступил гражданину С. право требования возврата излишне списанной ПАО «Совкомбанк» комиссии в размере 498 000 руб., а также процентов за пользование чужими денежными средствами и потребительского штрафа за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя в размере 50% от взысканной судом суммы. Гражданин С. известил банк об уступке ему права требования и предложил возвратить неправомерно списанную комиссию. Денежные средства в добровольном порядке истцу не были выплачены.

Тогда гражданин С. подал иск к ПАО «Совкомбанк» о взыскании денежных средств, процентов за пользование чужими денежными средствами и штрафа за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя (далее — истец).

Позиция судов

Суд первой инстанции оставил иск без удовлетворения. Апелляция и кассация с ними согласились. Суды исходили из того, что действия банка соответствовали условиям договора банковского счета.

Позиция ВС РФ

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила судебные акты трех инстанций и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Суды, соглашаясь с позицией банка о законности применения повышенного тарифа, не оценили действительность договорного условия об увеличении тарифа при сомнительной операции.

В силу требований Федерального закона от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее — закон № 115-ФЗ) банк вправе с соблюдением правил внутреннего контроля относить сделки клиентов к сомнительным, что влечет определенные последствия, а именно приостановление соответствующей операции или отказ в выполнении распоряжения клиента о совершении операции, за исключением операций по зачислению денежных средств.

Однако ВС РФ отметил, что право банка взимать комиссию за совершение рассчетно-кассовых операций в повышенном размере в целях борьбы с легализацией доходов, полученных преступным путем, в случае отнесения сделки клиента к сомнительным законом № 115-ФЗ не предусмотрено.

Банк осуществляет функции контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма в публичных интересах, во исполнение обязанностей, возложенных федеральным законом и принятыми в соответствии с ним нормативными актами, а не на основании договора с клиентом. Осуществление банком этой публичной функции не может использоваться в частноправовых отношениях в качестве способа извлечения выгоды за счет клиента в виде повышенной платы за совершение операций с денежными средствами, которые банком признаны сомнительными, поскольку это противоречит существу правового регулирования данных отношений и не предусмотрено ни законом № 115-ФЗ, ни иными нормативными актами.

Закон № 115-ФЗ, устанавливая специальные правовые последствия выявления кредитными организациями сомнительных операций в случае непредставления клиентами документов в их обоснование, не содержит норм, позволяющих кредитным организациям в качестве меры противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, устанавливать специальное комиссионное вознаграждение.

В связи с этим возложение на клиента банка расходов по проведению данного контроля, в том числе путем установления специального тарифа при осуществлении банковских операций в зависимости от того, являются или не являются они следствием такого контроля, недопустимо.

В пункте 74 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что договор, условия которого противоречат существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства, может быть квалифицирован как ничтожный полностью или в соответствующей части, даже если в законе не содержится прямого указания на его ничтожность.

Кроме того, суды не учли, что истец на основании п. 1 ст. 16 Закона РФ от 07.02.92 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей) полагал, что указанные условия договора, предполагающие возможность взыскания повышенного размера комиссии за операции по счету клиента, несущие репутационный риск для банка, ущемляют права потребителя, поскольку понятие «репутационный риск» в договоре не раскрывается, что дает право банку произвольно его толковать.

Однако судами не рассмотрено требование истца о признании условий договора банковского счета в части возможности взыскания повышенной комиссии ничтожными в силу нарушения прав потребителя.

При новом рассмотрении дела, в частности требования о взыскании штрафа на основании п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, суду следует обсудить вопрос о том, является ли истец потребителем услуг банка, поскольку он получил от гражданина К. лишь право требования части комиссионного вознаграждения и процентов за пользование указанной суммой, однако не стал правопреемником цедента по договору банковского счета.

Свежий номер
ЭЖ-Юрист №37 от 17.09.2020