1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 263

При передаче договора передаются все права и обязанности, кроме случаев, когда стороны четко договорились об ином

ВС РФ разобрался, какой подрядчик — прежний или новый — должен устранить недостатки при строительстве при заключении трехстороннего соглашения о передаче договора на основании ст. 392.3 ГК РФ.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 11.08.2020 № 309-ЭС20-1152 по делу № А60-11259/2019

Истец

АО «Сибирский химический комбинат»

Ответчик

ООО «УС БАЭС»

Суть дела

Стороны заключили договор на выполнение строительно-монтажных и пусконаладочных работ. По его условиям подрядчик обязан был устранить все дефекты в выполненных им работах, выявленные в течение срока действия договора. А при неустранении недостатков он должен был выплатить неустойку. Подрядчик сдал работы. Но впоследствии заказчик обнаружил недостатки. По результатам осмотров стороны пришли к выводу о необходимости их устранить.

Однако затем заказчик, подрядчик и новый подрядчик заключили трехстороннее соглашение о передаче договора. В нем было предусмотрено, что передача договора означает одновременную передачу подрядчиком всех его прав и обязанностей, включая гарантийные обязательства по договору, а также перевод долга по договору новому подрядчику в том объеме и на тех условиях, которые существуют на дату подписания соглашения. Суммы штрафных санкций (неустойки), признанных подрядчиком или взысканных в судебном порядке, перешли к новому подрядчику в размере 1,5 млн руб. Долг подрядчика перед заказчиком, передаваемый по соглашению новому подрядчику, состоял из 412 млн руб. неотработанного подрядчиком аванса на строительно-монтажные работы и суммы штрафных санкций.

Заказчик потребовал от нового подрядчика устранить недостатки. Тот отказался. Он ссылался на то, что при подписании трехстороннего соглашения принял на себя только неисполненные до 20.12.2017 обязанности по выполнению работ прежнего подрядчика. Поскольку работы с недостатками были выполнены первоначальным подрядчиком до 20.12.2017, то они не входят в объем переданных новому подрядчику обязанностей.

Заказчик подал иск о взыскании с нового подрядчика неустойки за неустранение недостатков в размере 2 млн руб.

Позиция судов

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении иска. Они исходили из того, что при заключении трехстороннего соглашения был определен объем обязательств нового подрядчика в размере 412 млн руб. При этом из текста соглашения не усматривалось, что новый подрядчик принял на себя обязательства по устранению недостатков работ, некачественно выполненных первым подрядчиком. На момент заключения трехстороннего соглашения заказчик был осведомлен о наличии недостатков в выполненных первым подрядчиком работах. При этом заказчик, формулируя условия дачи согласия на передачу договора, не указал, что согласие на передачу договора представляется при условии принятия новым подрядчиком на себя обязательств по устранению недостатков работ, ранее выполненных первым подрядчиком. Доказательств того, что новый подрядчик знал о том, что у заказчика имеются к первоначальному подрядчику имущественные требования, не отраженные в акте сверки по состоянию на момент подписания трехстороннего соглашения, заказчик не представил.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты трех инстанций и направила дело на новое рассмотрение.

ВС РФ указал, что трехстороннее соглашение о передаче договора было заключено на основании ст. 392.3 ГК РФ. В ней указано, что в случае одновременной передачи стороной всех прав и обязанностей по договору другому лицу (передача договора) к сделке по передаче соответственно применяются правила об уступке требования и о переводе долга. По смыслу ст. 392.3 ГК РФ стороны договора и третье лицо вправе согласовать переход всех прав и обязанностей одной из сторон договора третьему лицу. В этом случае к третьему лицу переходит комплекс прав и обязанностей по договору в целом, в том числе в отношении которых не предполагается совершение отдельной уступки или перевода долга, в частности, по отношению к третьему лицу, вступившему в договор, у кредитора сохраняется право на безакцептное списание денежных средств, если это право было предоставлено кредитору по отношению к первоначальному должнику (п. 29 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки», далее — Постановление № 54).

В соглашении говорилось, что новому подрядчику передаются все права и обязанности, включая гарантийные обязательства по договору, перевод долга по договору новому подрядчику происходит в том объеме и на тех условиях, которые существуют на дату подписания соглашения. При этом сторонами в соглашении не были поименованы какие-либо конкретные права и обязанности, не подлежащие передаче новому подрядчику, что позволило бы согласиться с выводами судов о толковании условий договора о передаче новому подрядчику лишь части обязательств. Напротив, в нем прямо было указано о передаче гарантийных обязательств по договору, которые существуют на дату его подписания.

ВС РФ напомнил, что условия договора подлежат толкованию таким образом, чтобы не позволить какой-либо стороне договора извлекать преимущество из ее незаконного или недобросовестного поведения (абз. 3 п. 43 постановления Пленума ВС РФ от 25.12.2018 № 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора», далее — Постановление № 49). Толкование договора не должно приводить к такому пониманию условия договора, которое стороны с очевидностью не могли иметь в виду.

Поскольку соглашение предусматривало передачу всего договора, в том числе включая гарантийные обязательства, без исключения каких-либо прав и обязанностей, у судов при толковании договора не имелось оснований для выводов о передаче подрядчиком только обязанностей по выполнению оставшихся работ и ответственности в отношении тех работ, которые не были выполнены первоначальным подрядчиком на момент заключения соглашения и подлежали выполнению новым подрядчиком после 20.12.2017. Отсутствие у нового подрядчика сведений о наличии недостатков работ, выполненных первым подрядчиком, не может исключать переход к нему гарантийных обязательств по работам, выполненным прежним подрядчиком.

Новый подрядчик при заключении соглашения был свободен в заключении договора о переходе к нему договора, выразив волеизъявление и согласившись на эти условия. Кроме того, толкование условий договора осуществляется с учетом цели договора и существа законодательного регулирования соответствующего вида обязательств (абз. 5 п. 43 Постановления № 49). Поскольку целью соглашения является передача новому подрядчику всех прав и обязанностей первоначального подрядчика, что предполагает полную его замену, ссылку на переход только их части нельзя признать обоснованной и соответствующей природе такого обязательства, по общему правилу предусматривающего полную передачу всех прав и обязанностей.

Кроме того, в данной ситуации подлежал применению абз. 2 п. 29 Постановления № 54 о том, что если арендатор и третье лицо заключили договор перенайма, то третье лицо полностью заменяет первоначального должника в отношениях с кредитором и обязано вносить арендную плату за все периоды пользования имуществом, в том числе до вступления в договор.