1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 34

Ни одно федеральное ведомство сегодня нельзя назвать полностью открытым

Ни одно федеральное ведомство сегодня нельзя назвать полностью открытым

Эксперты Счетной палаты провели специальное исследование и подготовили рейтинг федеральных органов власти (ФОИВ) по степени открытости для граждан и средств массовой информации. Вывод неутешительный: ни один ФОИВ нельзя считать полностью открытым. Высокой степени открытости удалось добиться только Минэнерго, Росмолодежи и ФСПП. Больше половины государственных ведомств, увы, относятся к категории низкого уровня открытости (38 из 72). Эти данные коррелируют с позицией России в Международном рейтинге восприятия коррупции, где наша страна занимает 137-е место из 180, рядом с Доминиканой и Парагваем.

Оценка открытости государства нуждается в специальном исследовательском инструментарии, который дает возможность сопоставления практик открытости ведомств и подсказывает конкретные направления их развития. Для решения этой нетривиальной задачи аналитики Счетной палаты совместно с АНО «Инфокультура» и Центром перспективных управленческих решений разработали методологию оценки открытости органов власти и подготовили рейтинг российских ФОИВ по данному показателю.

Анализ охватил 72 федеральных органа исполнительной власти — 21 федеральное министерство и 51 ведомство из числа служб, агентств и управлений. Разделение ФОИВ на две эти группы связано с тем, что правовые и статусные различия потребовали разработки для каждой группы особых перечней параметров оценки по одному из направлений анализа — открытости информации.

Исследование открытости органов власти проходило по трем направлениям, каждое из которых включало свои критерии и параметры для оценки.

Открытость информации оценивалась на основе оценки сайтов ФОИВ, их реагирования на информационные запросы граждан и взаимодействия ведомств с журналистами.

Работу госведомств с данными исследователи оценивали на базе анализа их представительности и выборочной оценки наборов данных.

Наконец, оценка открытости диалога госструктур с гражданами и журналистами проводилась на основе анализа использования социальных сетей как инструментов для диалога с россиянами, а также функционирования общественных советов при ФОИВ.

По итогам анализа каждому ведомству был присвоен рейтинг, обозначаемый трехбуквенным сочетанием. По каждому из трех вышеуказанных направлений организация относится к одной из трех категорий — A, B или C, где A означает высокую степень открытости, B — среднюю, а C — низкую.

Из общего перечня в 72 ведомства ни один госорган, к сожалению, не получил оценку ААА, а высокой оценки степени открытости добились только Минэнерго России (рейтинг ААВ), Росмолодежь (ААС) и Федеральная служба судебных приставов России (ААС).

К среднему уровню открытости исследователи отнесли МЧС (рейтинг ACB), МВД (BAB), Минкультуры (BAB), Минприроды (BAC), Минтранс (BBB), Минфин (CAB), Росстат (ABB), Минздрав (CBB) и Минстрой России (CBB).

В группу аутсайдеров попали Минэкономразвития (CBC), Минобрнауки (CCB), Минтруд (CBC), МИД (CBC), Минпромторг (CAC), Минпросвещения России (CAC) и др.

В целом же больше половины российских ФОИВ относятся к категории низкого уровня открытости (38 из 72). Наиболее низкие результаты органы власти демонстрируют по направлению «Открытость информации», где негативные оценки вызваны неудовлетворительной работой по информационным запросам от граждан и от журналистов. По направлению «Открытый диалог» лишь одно ведомство (ФАС России) получило высшую оценку.

Авторы исследования дали ряд рекомендаций органам государственной власти, которые помогут им увеличить степень открытости их работы. Так, они предлагают давать более точные источники информации на сайтах ведомств. В части ответов на запросы ФОИВ дают ссылки на электронные ресурсы. Однако не во всех ответах дается корректная ссылка или описывается последовательность действий, необходимая для поиска данных.

Еще одна рекомендация: отвечать на запросы граждан сразу, не дожидаясь истечения 30-дневного срока. Хорошей практикой можно считать ответ в течение первых двух недель после поступления запроса.

При работе с журналистами, по оценке экспертов, нельзя допускать избирательности. Как показал специально проведенный эксперимент, встречаются случаи, когда журналистам не удается связаться с ведомством, а контакты ФОИВ распространяются иными непубличными способами. В результате возникает дисбаланс, при котором одни СМИ (удобные для госведомства) имеют больше возможностей для получения информации, чем другие. Это напрямую нарушает законодательные требования, а также приводит к ограничению конкуренции на медиарынке, снижению уровня информированности населения, нарушению права граждан на получение информации.

Очень важно использовать социальные сети как инструмент диалога с населением. Результаты опросов показывают, что наиболее низкие оценки ведомства получают по параметрам «Соучастие» и «Консультирование», хотя именно эти показатели являются нативными для социальных сетей. Работа с аудиторией, коммуникация через различные инструменты (комментарии, сообщения, ответы на запросы) позволяет сделать работу ФОИВ более понятной и полезной для граждан. Это требует ресурсов и проработанных стратегий ведения аккаунтов, но в конечном счете приводит к большему уровню доверия граждан к органам власти.

Низкий уровень открытости государственных ведомств приводит, в свою очередь, к высоким показателям коррупции в стране. Это наглядно показывают результаты Индекса восприятия коррупции (Corruption Perception Index), который рассчитывается Transparency International.

По результатам прошлого года в Индексе восприятия коррупции (ИВК) Россия набрала 28 баллов из 100 возможных и заняла 137-е место из 180. Столько же баллов набрали Доминиканская Республика, Кения, Либерия, Ливан, Мавритания, Папуа — Новая Гвинея, Парагвай и Уганда.

В последние годы положение нашей страны в ИВК остается стабильным. С 2015 по 2017 г. она набирала по 29 баллов, в 2018 г. потеряла один балл, и в 2019 г. показатель остался неизменным.

«В отсутствие политической воли к реальным изменениям противодействие коррупции обречено оставаться карго-культом, — комментирует ситуацию директор Центра „Transparency International — Россия“ Антон Поминов. — Точечные меры, принимаемые органами власти, которые отвечают за противодействие коррупции, а также локальные поправки к законодательству не способны кардинально изменить ситуацию в нашей стране — для этого необходимо выстраивать инклюзивную систему согласования интересов общественных акторов, которая не позволит власти принимать необдуманные решения в интересах узкой группы лиц».